Смейся...

Михаил Башкиров, Андрей Бурцев

СМЕЙСЯ…

1

Антон посадил мини-почтарь на Рудную точно по графику и, не торопясь, переоделся. На этот раз он выбрал мундир с обогревом, который внешне ничем не отличался от табельной формы доставщика третьего класса. Те же золотые шевроны, серебряные галуны, платиновые звезды. Только при ходьбе термопрокладка чуть стесняла движения, а фуражка сползала на лоб и давила на уши больше обычного.

Космодром был забит рудовозами. Из-за черных глухих корпусов проглядывал заснеженный купол порта, зажатый обледенелыми скалами.

Дыша на пальцы, Антон шагал за роботом-контейнероносом. Тот юрко лавировал между нагромождениями заправочных ферм и ремонтных блоков, и его мигалка пунцово расцвечивала вереницы сосулек.

Перед тамбуром купола робот приостановился, дожидаясь Антона. Из тамбура начали выходить самые нетерпеливые. Робот включил сирену и медленно двинулся на встречающих, ускоряя вращение мигалки. Антон догнал робота и, почти касаясь бедром полированной грани контейнера, проследовал сквозь строй меховых курток в зал ожидания. С обеих сторон к панцирю робота тянулись руки, то и дело ненароком задевая китель Антона. Он терпеливо поправлял сбивающийся аксельбант.

Народищу нынче тьма… Так не дадут и к барьеру пробиться… Знают же прекрасно, что компактов всего пятьдесят. Охота людям души растравлять… Сплошь горняки — мужики крепкие, а наивные… В приметы дурацкие верят… Смешно лапать робота в надежде получить компакт в следующий прилет… Хорошо еще, не додумались хвататься за доставщиков — от мундира бы только клочья полетели…

Антона прижали к роботу — тот, достигнув барьера посередине зала ожидания, замолк, а мигалка сменила цвет на ярко-зеленый.

— Спокойно! — Антон уперся ладонями в контейнер. — Не надо помогать. — Он залез на панцирь. — Прошу тишины! — Антон расставил ноги, чтобы ранты тяжелых ботинок врезались в боковые скобы. — Просьба к посторонним уступить места владельцам объявленных разрядников… Внимание… Туш!

Робот в полтона сыграл вступительные такты, и из контейнера, сияя упаковкой, взметнулся первый компакт. Антон ловко поймал его правой рукой, хрипло выкрикнул номер, огляделся и, нагнувшись к протянутому разряднику, сверил код и отдал кассету. Робот снова исполнил туш и выстрелил вторым компактом. Антон едва успел выпрямиться…

2

… Последний компакт, разрядник, код, пальцы.

Робот просигналил отбой.

Спрыгнув с панциря, Антон, опережая робота, быстрым, но четким шагом направился к тамбуру — поредевшая толпа послушно расступалась.

Скорей наружу… Проклятый обогрев кочегарит и кочегарит… Опять регулятор забарахлил… Надо было организовать раздачу прямо на космодроме…

Антон миновал пустой тамбур.

Между куполом и эстакадой, на заснеженной бетоне, стоял одиноко человек в шлеме проходчика с компактом в опущенной руке.

Антон повернул к пункту комплектования: рядом с куполом, под скальным козырьком, вспыхивала и гасла стандартная реклама.

Вздымая поземку, робот вырвался вперед и исчез в приемном люке.

Приблизившись к рифленой стене, Антон снял фуражку — в затылок бодро кольнул ветерок с космодрома.

Маршрут завершен… Доберусь до Базы, передохну денек-другой, и снова в рейс. Отпуск просить рановато… Да и хочется досрочно получить рекомендацию на второй класс… Утереть Ряхе нос… А то катает на малой дуге и о карьере не беспокоится — все равно, мол, раньше положенного срока звезд на погоны не добавят… Хорошая мина при плохой игре… На малой себя не проявишь: планет раз и обчелся, населения на каждой — мизер… Не повезло Ряхе при распределении… Поэтому, видно, хвастается экзотикой… Особенно Бетой-Сапиенс… Какие-то нюхачи, орхидеи, медные удавы, оазис… И что это женщины к нему неравнодушны?.. Говорит, опять какую-то занятную особу захороводил…

Внизу стены начал медленно открываться люк. Антон отступил в сторону, надел фуражку. Но вместо робота показалось встревоженное потное лицо оператора.

— Зайдите, пожалуйста.

Через служебный вход Антон попал сначала в склад, заставленный рулонами упаковочной пленки, а затем очутился в сортировке — робот с распахнутым панцирем стоял на помосте.

— Контейнер заклинило?

— Извините, — оператор подошел к Антону. — Неприятное происшествие… Скажите, во время вручения вы не обратили внимания на мужчину средних лет в шлеме проходчика?

— При работе с компактами не успеваешь сосредоточиваться на лицах. Код бы не перепутать. Перед глазами разрядники и пальцы, разрядники и пальцы…

— На космодроме… Только что сообщили… Первый случай на Рудной… Самоубийство — рядом с ним нашли компакт.

— Постойте! Я же его видел при выходе из тамбура. Проходчик на фоне обледенелой эстакады.

— Залез на самый верх, отбросил шлем и…

— Печально, конечно. Но я при чем?

— Вы, наверное, удивлены и не понимаете, зачем я вас позвал сюда? Но, скорее всего, вам грозит перевод с нашего маршрута.

— В чем же заключается моя вина?

— Людям будет неприятно получать компакты из рук доставщика, принесшего однажды несчастье.

— База уже в курсе?

— Пока нет… Но я обязан… Так что готовьтесь к переменам.

— Спасибо.

— Не переживайте сильно и прислушайтесь к доброму совету. По прибытии на Базу проявите инициативу и, не дожидаясь приглашения, сходите к психологу на консультацию… Вас ведь взволновал печальный исход?

— Конечно.

3

Вернувшись на Базу, Антон спровадил робота разгружаться, загнал почтарь на профилактику и разыскал дежурного психолога.

В кабинете, друг против друга, стояли глубокие кресла. На спине одного был закреплен плоский экран.

— Похвальная самодисциплина, — психолог усадил Антона под экран и устроился напротив. — Расстегните китель, расслабьтесь, — психолог достал из кармана халата присоску с шарообразным датчиком, приподнялся и ткнул ею Антона в лоб. — Чем вас привлекла в юности профессия доставщика?

— Рудная… Кто мог подумать… В инструкции — ни слова….

— Вы поняли мой вопрос?

— Повторите.

— Старайтесь отвечать без раздумий. И не волнуйтесь — здесь не экзамен… Так чем вас привлекла профессия доставщика?

— Трудно сказать…

— Сколько парадных комплектов вы заказали, получив назначение?

— Дюжину.

— Сколько уже использовали?

— Где-то половину…

— Вас не раздражает мигалка робота?

— Вроде привык.

— Вы любите компакты? — психолог нацелился новой присоской в грудь Антона.

— Не очень. — Антон расстегнул рубаху. — Предпочитаю видео.

— Типичный синдром доставщика, — психолог закрепил датчик Антону на сердце.

— Это плохо?

— В норме, — психолог нажал кнопку на подлокотнике антонова кресла и стал, не отрываясь, смотреть на экран. — А вы не боитесь остаться без работы?

— В каком смысле?

— Вдруг мода на компакты внезапно кончится и всем доставщикам придется переквалифицироваться.

— Вряд ли такое возможно в обозримом будущем. Видели бы, что творится в момент выдачи. Общее сумасшествие: и те, кто получает, и те, кто тешит себя надеждой, одинаково охвачены нетерпением. Конечно, понятна роль сложившегося ритуала: парадная форма, номерные разрядники, возрожденный акт передачи кассет из рук в руки. Но почему именно компакты пробудили в людях подобные страсти? В конце концов, ведь компакт родился как игрушка, сувенир, напоминание о прошлом…

— Вы часто получаете компакты?

— Регулярно от матери.

— Если не секрет, чем она вас одаривает?

— Всякой ерундой… Недавно подключаюсь к разряднику и ничего не могу сообразить: сплошной скрип; и только потом дошло — доски, рассохшиеся доски на нашей веранде.

— Да, на компакты сейчас никто уже не записывает осмысленные тексты, прямая информация заменяется намеками, условными знаками, не поддающимися полной расшифровке символами. Шаги по лесной тропинке, шелест листьев, птичий гомон, даже просто дыхание или шорох платься… Компакты победили видеофоны тем, что развивают фантазию и воображение. Перед видеофоном все ясно: привычная мимика, фальшивые жесты. Компакт же раскрепощает душу, настраивает ее на восприятие ранее игноируемых нюансов. Заново открывает неисчерпаемый мир звуков.

— Да, качество записи невероятное, но не музыка же, а случайный набор, и человек впадает в иллюзии, поддается наваждениям… и все не терпится приобщиться. Магия, мистика… Жаждущая одурманивания толпа… Мне их порой даже жалко. Ради чего ажиотаж?

— Жизнь иногда становится чересчур пресной, и объективно возникает необходимость в подобных вещах.

— Но нас в Академии уверяли, что доставщики призваны нести радость, они воплощение коммуникабельности и единения, они прорываются через подпространство, разрушают одиночество и изолированность… И я верил в светлую миссию компактов… А на самом деле… Обман и глупость!

— Не преувеличивайте отрицательный эффект… Кстати, с Рудной сообщили о несчастном случае. Проходчик решил уединиться, залез с компактом на эстакаду и поскользнулся…

— Значит, меня оставят на прежем маршруте?

— А где ваш обвинительный пафос? Компакты — реальность, и наша задача удовлетворять потребность масс в индивидуальных праздниках…

— Естественно, любой при получении компакта испытывает долгожданное опьянение, но после прослушивания реакция непредсказуема…

— Хватит, хватит, — психолог отлепил присоску со лба Антона. — Я не советую вам столь сложный маршрут — густонаселенные планеты и у матерых доставщик ...

Быстрая навигация назад: Ctrl+←, вперед Ctrl+→