Возвращение чудес

Владимир Крышталёв

ВОЗВРАЩЕНИЕ ЧУДЕС

1 глава

— А давайте мы ему по голове!.. — радостно предложил здоровенный энтузиаст — самый молодой из всей компании, но и самый широкоплечий. На вид ему было чуть больше двадцати пяти. Впрочем, это все равно, поскольку такие ума не наживают даже к старости. — Обухом! А то гляди сбежит.

Я представил, как обух топора опускается на мой затылок, и вздрогнул. Нет уж, лучше не надо! Вам-то что: стукнул и пошел. А мне еще с этой головой жить.

Правда, неизвестно, как долго…

— Давай! — согласился другой. — Маленько можно.

«О Господи! — подумал я. — Хоть у кого-нибудь из этого сброда мозги есть?»

Связанный веревками по рукам и ногам, я лежал ничком на каких-то мешках. О происходящем можно было лишь догадываться, исходя из голосов. Может, они решили пошутить? Или в самом деле возьмут сейчас топорик и…

На всякий случай я зажмурился. Не надеясь, конечно, что это поможет.

— Э! — окликнул вдруг старший чересчур предприимчивых конвоиров. — Вы что там творите? А ну отставить!

Судя по интонациям, он застал своих подчиненных уже в процессе. Рядом со мной что-то глухо ударило о мешки.

— Оглушить маленько, — отозвался второй. Вероятно, он и взялся выполнять предложение своего товарища. Не доверял младшему, что ли?

— Я вам оглушу! — рявкнул старший. — Приказано доставить живым!

Мне он запомнился хорошо: невысокий, чисто выбритый, с волосами светло-каштанового цвета, почти рыжими. Капитан выгодно отличался от своих подчиненных опрятностью и опытом в драках. Во время вчерашней потасовки его меч после хитрого финта едва не оттяпал мне мизинец, что само по себе говорит о многом. Конечно, фехтовальщик из меня не бог весть какой, однако за просто так я себя в обиду никогда не давал.

— Дык, он того… — начал оправдываться воин.

«Сам ты «того»!» — мысленно поправил его я.

— Ему ничего не сделается, — вмешался давешний энтузиаст. — Он же колдун!

— Зато тебе сделается! — старший уже был где-то совсем рядом с телегой. — Если кто-то хоть пальцем тронет колдуна — оторву… уши! Так и знайте.

— Не колдуна, — простонал я, стараясь быть услышанным. — Знахаря.

— Это не наше дело, — безапелляционно заявил капитан. — И вообще помалкивай. А то кляп получишь. Чтоб не наколдовал чего…

И он туда же! Кто им порассказал этих бабушкиных сказок насчет колдунов?! Вот что значит темнота необразованная! В школы бы их всех, за парты, физику с биологией да астрономией учить! Ничего не знают, а все туда же, топорами размахивать!

Конечно, вслух этого всего я произносить не стал. Чего доброго в чернокнижники запишут. Да и в вампиры заодно.

По ассоциации мне вспомнился старенький профессор медицины, которого студенты за глаза называли Вампиром. Он вовсе не был кровожадным — добрейший и приятнейший старичок далеко за сотню отлично работал со своими подопечными, и даже самые отъявленные прогульщики умудрялись все выучить и сдать безо всякого принуждения. Но у профессора был врожденный дефект челюсти, который он почему-то не удосужился исправить, и во время улыбки верхние зубы создавали любопытный эффект. Говаривали, что однажды к нему пришла одна дамочка из информационной службы — брать интервью, — так та грохнулась в обморок, когда он впервые одарил ее своей обаятельной улыбкой.

В голову лезли всякие незначительные воспоминания и дурацкие шутки. Однако чем еще можно развлекаться, когда лежишь, уткнувшись в провонявшие рыбой и конским навозом мешки, не видя белого света?

— Хорош отдыхать! — послышался голос капитана — теперь откуда-то с другой стороны телеги. — По коням! Чуб, что ты там, в кустах, копаешься?

Абсолютно лысый мужик лет пятидесяти по кличке Чуб кратко и выразительно пояснил, почему он копается. Это вызвало дружный хохот. Я тоже не смог сдержаться и фыркнул. Несмотря на серьезность ситуации, меня тянуло веселиться. Вероятно, это было нервное.

Старший услышал, что я издал какой-то звук, и истолковал его по-своему.

— Куда вы смотрите?! — гаркнул он на подчиненных. — Колдун задыхается, а вы клопов давите!

Потом в его тираде мелькнули слова, которых я ранее не слышал. Меня мгновенно разобрала зависть: в плане лингвистики превосходство капитана было несомненным.

— Не задохнется, — безразлично бросил один из «воинов». — Он же колдун.

— Даже колдуны не умеют дышать через задницу! — сказал капитан, снова оказавшись рядом. Теперь его голос звучал спокойнее. — Это, между прочим, доказано.

Мысленно я порадовался: использование научно проверенной информации было неожиданным. Капитан в моих глазах сразу же вырос.

Меня обхватили за плечи и попытались перевернуть. Однако выемка, образовавшаяся под действием моего веса, не желала допускать смены положения. Если б все было так просто, я бы и сам перевернулся. Велика охота — дышать всякой гадостью!

— Керт, помоги, — выдохнул старший, убедившись, что не справляется. — Ох, бездельники, получите вы у меня!

Керт — тот самый парень, что предлагал «оглушить маленько», — пререкаться не стал. Другая пара рук взяла меня за ноги. На счет «два» последовал мощный рывок, и я обнаружил, что мир вертится. Галилей был бы в восторге: доказательство теории оказалось необычайно простым.

Интересно, почему меня перевернули именно на «два»? Может, эти «воины» до трех считать не умеют?

Я с наслаждением втянул чистый воздух и посмотрел на небо.

Блистательный диск солнца неторопливо полз к зениту. День обещал выдаться ясным: ни малейшего намека на тучи. Глубокая синева без малейшего изъяна завораживала и подталкивала к размышлениям. Попробовав повертеть головой, я убедился, что мешки закрывают обзор со всех сторон. Что ж, остается созерцать небосклон. И размышлять, конечно.

— Поехали! — раздался зычный голос капитана.

Очевидно, Чуб управился со своими делами, и вся «группа захвата» была в сборе. Я почувствовал рывок: телега подо мной сдвинулась с места. Возница прикрикнул на лошадей, чтобы шли быстрее, и мой безмятежный покой сменился несколько навязчивым покачиванием вперемежку с неожиданными толчками.

Не найдя более достойного занятия, я начал заново обдумывать сложившуюся ситуацию. Интересно, всё так и должно быть, или меня занесло куда-то не туда?

* * *

Впервые увидев яхту Клода, я испытал шок. Исполинское судно превосходило по размерам едва ли не все, что мне доводилось встречать раньше.

— Это же не яхта, а линкор какой-то! — заявил я прямо. — Она наверняка расходует уйму топлива. Зачем тебе летающая крепость, когда ты в состоянии через миг очутиться, где пожелаешь?

— Не завидуй, — усмехнулся Клод. — По большей части это тренировочный комплекс. Мне он принадлежит лишь формально.

Я хмыкнул:

— Оправдания…

Мой собеседник сделал очень честное лицо:

— Да нет же! Сам увидишь.

В момент этого короткого разговора мы втроем стояли на смотровой палубе Блонди, наблюдая за приближением чего-то невероятно огромного. Темный корпус с причудливыми надстройками постепенно вытеснял звезды за пределы видимости. Яхта Наташи, на которой мы с Марго прибыли в систему Викинга, неспешно маневрировала, подбираясь к гиганту вплотную.

Глядя на какой-либо космический объект, трудно оценить его размеры без помощи бортового компьютера. Однако я оценил — когда случайно усмотрел среди надстроек знакомый комплекс. Четыре тридцатиметровых дугообразных арки ретранслятора казались тонкими волосками, еле выступающими над корпусом. Получив опору, мой мозг быстро произвел необходимые прикидки и выдал результат: в длину судно, к которому мы направлялись, превышало десять километров!

Вот это и заставило меня покрепче ухватиться за перила и обвинить Клода в расточительности.

— А ретранслятор-то тебе зачем? — поинтересовался я чуть позже, когда справился с первым потрясением.

— Деньги зарабатываю, — развел руками хозяин исполина. — Да и удобно. На определенных расстояниях обычные приемники перестают работать.

— Вы бываете на краю галактики? — спросила Марго.

Она стояла по левую руку от меня, тоже наблюдая сближение. Светло-серые брюки красиво подчеркивали талию, а белая блузка оттеняла золото волос, собранных в легкомысленный хвостик. Голубовато-серые глаза сверкали живым любопытством. Моя фея была прекрасна — как всегда.

Сейчас я с трудом мог поверить в те события, что происходили буквально десять стандартных дней назад. Бесконечные коридоры Скалы, драка в подземном храме, безжизненное тело Марго на моих руках — все это вспоминалось ночным кошмаром. До сих пор я не знал, каким образом Клод вытащил с того света женщину, по поводу которой я испытывал столь противоречивые чувства. Спрашивать об этом было как-то… трудно.

— И даже дальше, — серьезно ответил наш гид.

Марго удивленно подняла брови:

— Дальше?

— Андромеда*. Всего два миллиона световых лет.

Я не удержался от саркастического смешка:

— Какой пустяк! Всего-навсего два миллиона световых лет…

Пожав плечами, Клод спокойно произнес:

— Я не хочу сказать, что это пустяк. Мой корабль относится к классу «экстра», однако восемь лет в гиперпространстве даже его привели в жалкое состояние. Перед обратной дорогой пришлось менять половину оборудования. Нет, это не пустяк — но достижимо.

Пока мы беседовали, Блонди подошла к яхте Клода совсем близко. Я мог бы поклясться, что между кораблями не больше двухсот метров. Теперь мы скользили над самым корпусом, затуманенным силовыми полями. Мне подумалось: любопытно бы увидеть, как такая штуковина с ...

Быстрая навигация назад: Ctrl+←, вперед Ctrl+→