Гнездо в соборе

Петр Герасимович Поддубный родился в Сибири. Семнадцатилетним юношей он был призван на военную службу и в течение пяти лет служил в частях Краснознаменной Каспийской флотилии.

Предлагаемая вниманию читателей повесть П. Г. Поддубного «Гнездо в соборе» рассказывает о героических буднях молодых украинских чекистов, которые в трудные годы гражданской войны и после ее окончания успешно вели борьбу с контрреволюцией, надежно охраняли завоевания Великой Октябрьской социалистической революции.

КОНЕЦ ХОЛОДНОГО ЯРА

(вместо предисловия)

В своей документальной повести «Гнездо в соборе» Петр Поддубный воскрешает еще одну яркую страницу истории Всеукраинской чрезвычайной комиссии. Автор повествует о том, как молодые по возрасту и жизненному опыту чекисты-дзержинцы разгромили один из значительных очагов националистической контрреволюции и вывели на поверхность одну из многочисленных банд, орудовавших в окрестностях Киева и Холодного Яра, — банду Мордалевича.

Связанная тайными нитями с другими антисоветскими формированиями, разбросанными по Украине, руководимая центральным повстанческим комитетом, банда эта, численностью до тысячи участников, долгие месяцы была надеждой зарубежной контрреволюции — вышвырнутых за пределы республики петлюровских шаек и их зарубежных хозяев. Эта своеобразная «пятая колонна» только и ждала сигнала к всеобщему восстанию. Не в пример малограмотным атаманчикам, ее возглавлял хитрый, образованный враг Мордалевич, учительствовавший долгие годы в селах Украины. Он умел думать и рассуждать самостоятельно и даже входить в пререкания со своими вожаками типа петлюровского полковника Чепилко или Наконечного.

Вполне естественно, у читателя, особенно молодого, не знающего подробностей сопротивления классового врага на Украине, может возникнуть вопрос: так ли все это было на самом деле, как об этом повествует Петр Поддубный? Нет ли в его повести преувеличений, «перебора», называемого чрезмерным домыслом?

В двухтомнике Д. Голинкова «Крушение антисоветского подполья в СССР», выпущенного Политиздатом, внимательный читатель может обнаружить знакомые имена и факты, которыми оперирует Петр Поддубный. Это, в частности, имена наших отъявленных врагов и тех смелых защитников завоеваний революции, кто вступил в тайную и явную борьбу с ними.

…«Вот только краткое перечисление наиболее известных петлюровских банд, — пишет Д. Голинков, — орудовавших на Украине в период войны с белополяками и Врангелем: на Киевщине — банды Голого, Грызла, Цветковского, Мордалевича, Дороша, Яременко, Богатыренко, Цербаркжа, Струка; в районе Кременчуга — банды Киктя, Левченко, Деркача, Хмары, Клепача, Яблучка, Мамая, Зализняка, Завгородного, Степового, Калиберды, Бондаря; на Полтавщине — банды Гонты, Христового, Матвиенко, Вояки, Штапы; на Подолии — банды Шепеля, Складного, Заболотного, Моргуля, Гранового, Солтыса.

Наибольшего распространения петлюровский бандитизм получил в Александрийском, Чигиринском и Черкасском уездах, где орудовала так называемая повстанческая дивизия, насчитывающая в августе — сентябре до 15–20 тысяч вооруженных людей. Ее атаманом вначале был некий Око, а затем известный бандит Хмара, оперировавший ранее на Полтавщине, а политическим руководителем — Елисаветградско-Александрийский повстанческий комитет во главе с Нестеренко. Крепостью петлюровского движения стал знаменитый Холодный Яр — густой лес с трясинами, холмами и речками в Чигиринском уезде. Он представлял удобное место, где могли укрываться главари подполья и банды».

Таково свидетельство историка!

Его подтверждает и другой источник — книга «Всеукраинская Чрезвычайная Комиссия» Л. Маймескулова, А. Рогожина и В. Сташиса, выпущенная в 1971 году издательством Харьковского университета.

«Летом 1919 года ВУЧК раскрыла в Киеве еще одну петлюровскую заговорщицкую группу, окопавшуюся в авиапарке.

Чекистами было установлено, что петлюровский центр вел и антисоветскую работу в селах, которая должна была подготовить почву для непосредственной контрреволюционной деятельности кулацких банд. Подобная миссия была возложена петлюровским штабом на атамана Мордалевича. Имея при себе только личную охрану, Мордалевич рассылал по селам «агитбюро», задачей которых было проведение на селе контрреволюционной работы, «примирение» бедняков с кулаками, предотвращение расслоения деревни».

Опираясь на все эти неопровержимые факты истории, Петр Поддубный, подобно топографу, «поднимающему» карту, значительно расширил повествование, создал правдивый художественный фон, «слепил» характеры чекистов и их противников, ввел в повесть живую речь и вызвал у читателей чувство восхищения подвигами первых храбрых сотрудников органов молодой советской безопасности. Видно, как почти на каждом шагу они сочетают бескомпромиссную борьбу с врагом с гуманными действиями, стараясь оторвать от банд заблудших, обманутых селянчуков. Чекисты в данном случае выступают в роли воспитателей, способствуя прозрению тех, у кого еще не все потеряно в жизни.

Неосведомленному читателю может показаться удивительным, откуда у молодых чекистов первых послереволюционных лет, кроме личной храбрости, помноженной на хитрость, столько знаний, умения разбираться в сложных международных вопросах, а зачастую с успехом перевоплощаться, играть роли врагов?

Авторы книги «Всеукраинская Чрезвычайная Комиссия» свидетельствуют:

«Большую работу по разоблачению связей петлюровцев с иностранными державами осуществлял Иностранный отдел ВУЧК. ВУЧК получала регулярные и исчерпывающие сведения о состоянии контрреволюционной украинской эмиграции и о тех планах, которые лелеяли французские, польские, австрийские и немецкие капиталисты в связи с деятельностью сидевших в эмиграции организаторов кулацких мятежей. Иностранный отдел ВУЧК имел хорошо поставленный разведывательный аппарат. ВУЧК имела своих разведчиков во всех контрреволюционных зарубежных организациях, имевших отношение к Украине. Чекисты проникали в эмигрантские круги Вены, Берлина, Парижа, Тарнова, Варшавы и других центров. В руки ВУЧК попадали копии протоколов самых «тайных» заседаний петлюровской «Рады» в Тарнове»…

Вот почему, зная, чего стоит идея создания «самостийной Украины», а на самом деле — зависимой колонии капиталистических государств, идея, в которую националистические вожаки призывали верить и воевать за нее поколения отравленной молодежи, чекисты открывали глаза раскаявшимся, выводили их к плодотворной жизни.

Петр Поддубный не случайно назвал свою повесть «Гнездо в соборе». Общеизвестно, что петлюровщина и ее подпольная агентура на Украине поддерживали самые тесные связи с клерикалами. Министр просвещения петлюровской директории Огиенко, со временем высвяченный гитлеровцами, стал митрополитом православной церкви в Канаде — Илларионом. Адъютант Петлюры, офицер Степан Скрипник, после немецкой оккупации Украины, 12 мая 1942 года, в пещерной церкви Свято-Андреевского собора в Киеве был высвячен в епископы украинской автокефальной церкви, оторвавшейся в угоду гитлеровцам от юрисдикции, то есть подчинения Московской патриархии.

Вы думаете, дорогой читатель, этот новоиспеченный епископ, а затем — архиепископ гестаповского разлива, с его псевдонимом «преосвященный Мстислав», пребывает только в анналах истории?

Как бы не так!

Совсем недавно, в конце прошлого года, глава всех консисторий украинской автокефальной православной церкви, теперь уже митрополит Мстислав (в прошлом — Степан Скрипник, офицер петлюровских банд) прибыл в Нью-Йорк, где заседало всемирное сборище так называемого СКВУ — то есть третьего всемирного конгресса свободных украинцев.

Как сообщил в № 47 за 1978 год журнал «Новое время», Скрипник — Мстислав в своем новом качестве митрополита вместе со своими единомышленниками продолжает зловредную работу не только против Украины, не только против большинства граждан украинского происхождения и народов, среди которых те живут за океаном, но и против разрядки и мира.

Когда же — об этом надо помнить — гитлеровцы ворвались на Украину, Скрипник, еще не надевший облачение епископа и бриллиантовую панагию, приветствовал главнокомандующего немецко-фашистских войск на Украине генерала Китцингера. Потом, на интимном банкете с ним, он доверительно цитировал слова одного из секретных документов националистов.

«Не нужно бояться, что люди проклянут нас за жестокость. Пусть из 40 миллионов украинского населения останется половина — ничего страшного в этом нет»…

В ноябре 1978 года этот старый бородатый развратник и пьянчуга, в рясе митрополита, в обществе таких же мировых проходимцев, как и он сам, вспоминая свою молодость, поднимал на банкетах тосты за старых знакомых — «героев» Холодного Яра, шептал на ухо соседям, что нейтронная бомба не так уж страшна, утирая слезы, вспоминал соборы златоглавого Киева, в одном из которых — Свято-Андреевском — совершали его хиротонию «аж пять епископов» — гитлерчуков как раз в то время, когда лилась потоками кровь тружеников Украины…

Сентиментальные воспоминания о Холодном Яре, о том, как во Владимирском соборе собирались, готовя восстание, деятели подпольного Укрповстанкома, так разволновали старого пройдоху, окопавшегося в Нью-Йорке, что он напился, выражаясь церковной терминологией, «до положения риз» и поехал в таком виде сразу же на заседание СКВУ.

Канадская газета «Життя i слово» так рассказывает об этом его появлении в зале конгресса:

«Вызвало неодобрение и выступление православного «митрополита» Мстислава (бывшего петлюровского офицера), который вместо «несколькоминутного привета» читал присутствующим «Патер ностер». Ему кричали: «Кончайте!» Он, заупрямившись, отбивался: «Нет, не закончу, а вы послушайте!»

…Узнав обо всем этом — сегодняшнем, цинич ...

Быстрая навигация назад: Ctrl+←, вперед Ctrl+→