Хранительница огня: в пламени страсти

Осенняя Александра

Хранительница огня: в пламени страсти

1

- Каким образом проходит обряд казни? - нетерпеливо спросила я, сидя в засаде с Василием Степановичем - моим тренером по каратэ, профессором по основам боевой магии и человеком, которого я считала себе ближе, как оказалось живого, собственного отца.

Всего в засаде нас сидело двое человек: я собственной ведьмовской персоной, та, чью маменьку собираются вероломно сначала обвинить во всех смертных грехах, а потом казнить и профессор Баррос, по-другому, Василий Степанович. Пустыня Инаархаса (название-то, какое странное) простиралась вдаль сотнями километров, утреннее пустынное солнце ещё не так безжалостно палило, поскольку время в Западном королевстве и время в нашем мире несколько отличается. То есть, значительно опережает наше время. Если бы человечество знало, что на самом деле динозавры не вымерли, а иммигрировали в этот мир, то всех ждало бы сумасшедшее потрясание. Да, что там! Если бы человечество вообще узнало бы об этом мире, даже не представляю, какой бы шок все испытали. Ну, не совсем динозавры, а так огромные крылатые "птички" с широкой пастью, острыми зубами и злыми красными глазами, которые летали прямо над нашей головой, как коршуны. Посмотрела на мужчину, сидящего на карачках, впрочем, как и я, потому что сидели мы, пригнувшись и спрятавших под какой-то толи скалой, толи огромнейшим камнем. Зато доступ на полный вид открывался. Так, к чему это я? В общем, пока у меня по телу мурашки от страха, стресса и переживания бегали, профессору хоть бы хны. Подумаешь, какие-то твари над головой летают.

- Алекс, - продолжая неотрывно глядеть вдаль, обратился ко мне магистр. - Если ты прямо сейчас не перестанешь трястись, можешь удариться головой о камень. Как я, по-твоему, буду потом перед твоей матерью объясняться?

- Но... - я открыла рот, чтобы возразить. - Вы посмотрите на этих...чудовищ! - и снова посмотрела ввысь. Одна из тварей оскалилась мне, отчего я, вздрогнув, уткнулась взглядом в песочек. Да, песочек интересней!

- Не нужно оскорблять птеродактилей! У них, между прочим, тонкая душевная психика!

Я натянуто улыбнулась. Тонкая душевная психика у меня, а не у этих чудовищ!

- Я думала, они вымерли миллионы лет назад!

- В вашем мире, да, - хмыкнул профессор. - Тихо! - резко приказал магистр. - Они приближаются! А теперь, Алекс, слушай меня внимательно! - оторвавшись от рассмотрения пустынной долины, откуда мы ждали моего отца, короля Восточного королевства и мою мамулю в сопровождении стражников, Василий Степанович серьезно посмотрел на меня. - Чтобы сейчас не происходило здесь, обещай мне, что ты будешь молчать, Алекс!

- Я не смогу смолчать, если моей маме начнут делать больно, - хрипло ответила я.

- Алекс, Алекс, - у магистра было терпение на исходе. - Твою мать собираются казнить за предательство своему опекуну, хозяину и мужу, естественно ей будут делать больно!

- Но... - я снова хотела возразить.

- Без "но"! Если я приказал сидеть и молчать, значит, так и будет, всё ясно? - рассердившись и надувшись, я всё же кивнула. - Отлично! Алекс, впервые в жизни оцени ситуацию на полной серьёзности. Если ты сделаешь один неверный шаг, я не смогу спасти твою маму. Несмотря на то, что я являюсь гражданином Западного королевства, у меня нет никакого права препятствовать казни. Сейчас я нарушаю местные законы, наказание за нарушение которых смертная казнь! Алекс, твоя мама находилась, находится и будет находиться в полной собственности твоего отца, как уроженка Восточного королевства. Все, кто здесь рождаются, тут и остаются!

- Я не понимаю, - честно призналась я, ошарашенно глядя на профессора.

- Объясняю: местные законы, традиции, и обычаи разительно отчаются от законов Западного королевства. Женщина тут украшение мужчины, иначе говоря, вещь, игрушка, с которой можно сделать все, что только пожелает мужская душа. Находясь в полном подчинении твоего отца, Аурелия воспротивилась местным законам, и практически украв тебя, поскольку все дети принадлежат роду отца, сбежала из Восточного королевства. Это считается изменой своему законному мужу и опекуну, соответственно, за которую, сжигают королевским драконьим пламенем.

- Мамочка! - мне стало так страшно за свою маму. - Но...вы же не позволите её сжечь? - сколько надежды было в моих глазах, сколько слёз.

- Я лучше тысячу раз буду умирать, чем позволю убить кому-то твою мать, - отвернувшись, ответил магистр. Я всё поняла.

Когда я увидела, как мою мамочку волочат по земле за толстую, ржавую железную цепь, которая обмотана вокруг щиколоток обеих ножек, не удержалась и, всхлипнув, начала судорожно рыдать, хватая ртом воздух. Поморщился даже магистр, потому что от мамули живого места эти твари не оставили. Куски кожи, кровь, текущая следом за телом, множество фиолетовых синяков и красных гематом, полностью разбита нижняя губа, но тело... Моя бедная мамочка, как ты всё это вынесла!? Мама была полностью обнажена, а когда её подняли, что привязать руками к деревянному столбу, я увидела спину, и мне хватило, чтобы раз и навсегда понять, я убью эту мразь. В смысле, человека, который являлся моим отцом по крови, но у меня с этим животным нет ничего общего. У меня вообще со всем этим королевством (я про Восточное) нет ничего общего, несмотря на то, что я тут родилась и это, вроде как, моя историческая родина. Каждая скотина, смотревшая сегодня на этот процесс, помогавшая, участвующая поплатиться своей собственной жизнью, будет захлёбываться кровью. А отец...он будет мучиться дольше всех и сдохнет эта мразь в мучительных муках.

- АЛЕКС! - рык профессора звучал приглушённо, только потом я удосужилась повернуть голову, чтобы наткнуться на поражённый взгляд, обращённый прямо на меня. - Быть не может! Это невозможно! Нет, так не бывает!

- Что? - наконец задала я вопрос, встревожено глядя на мужчину.

- Знаешь ли ты, что по древним преданиям Западного королевства, у истинной боевой ведьмы, то есть ведьмы-любимицы тьмы, глаза наливаются тьмой? Хотя откуда ты могла это знать! Просто... Алекс, сейчас твои глаза из светло-зеленых приняли чёрный окрас. Даже не осталось следа от белой оболочки!

- Боевые маги так могут? - удивлённо спросила я, стараясь даже пока не глядеть в сторону избитой, изувеченной, измученной... Так, хватит, Алекс! Придёт время и за каждую её царапинку, слезинку, ранку я буду мстить в десятикратном размере, а за каждую сильную боль в стократном!

Профессор отрицательно помотал головой.

- Нет, на такое способны лишь боевые ведьмы.

- А, кто опасней: боевая ведьма или боевой маг? - продолжала не униматься я.

- Боевая ведьма, естественно! - ответил Василий Степанович.

- Почему? - мне стало интересно. Догадки имелись, но с этим миром никогда и ничего нельзя знать наверняка.

- Раз "ведьма", значит, женщина. А раз женщина, значит, психованная истеричка, не контролирующая свою магию...

- То есть, я психованная истеричка!? - я аж подскочила и чуть головой не ударилась.

- Ну, вот я же говорю... - мужчина закатил глаза. - Алекс, только не поворачивай голову. НЕ ПОВОРАЧИВАЙ ГОЛОВУ, ГОВОРЮ!

Я повернула голову. Повернула и...увидела точь-в-точь свой сон, превращающийся в реальность. Знакомое лицо высокого, коренастого мужчины, крепко сжимающего в руках длинный окровавленный хлыст. Первый удар приходится по оголённой, итак израненной спине, оставляя внушительные глубокие раны на всю длину хрупкой женской спины. Вздрагиваю и, не удержавшись, собираюсь рвануть туда, чтобы выпустить ярость наружу и поубивать всех. Меня успевает перехватить тренер, железной хваткой сжимая руки на талии и практически силой усаживая на место.

- Почему ты всегда делаешь всё в точности наоборот, когда тебя просят? - раздражённо спросил магистр, поджав губы. - Я же чётко попросил не поворачивать голову!

- Я не могу сидеть и бездействовать, когда делают больно самому дорогому человеку, которого я люблю! - ответила сквозь зубы, поджав подбородок.

- А придётся! - услышала неутешительный ответ. - Тебе придётся, Алекс сидеть тут и не рыпаться, ты меня услышала или мне повторить?!

- Услышала! - я притворно сплюнула на землю.

Я снова посмотрела на мамочку, которая не плакала, нет. Прикусив опухшую от ударов губу, она вздрагивала от каждого удара, но не проронила ни слезинки! В следующее мгновенье произошло невероятное! Не знаю, каким образом она почувствовала, потому что увидеть нас с тренером она не смогла бы чисто физически (засада же), мама повернула голову и посмотрела мне прямо в глаза. Заметил это и Василий Степанович.

- Чёрт! Аурелия, как ты не вовремя! - выругался профессор.

Последний десятый удар (да, я считала. Считала для того, чтобы потом столько же ударить по отцовскому лицу чем-нибудь увесистым и тяжёлым. Можно битой, у Мирки как раз имелась одна) и я вспоминаю слова Ская (будь он проклят). "...Знаешь, как наказывают женщин там, откуда я родом? Десять ударов плетью на главной площади". Моя мамочка женщина сильная, воинственная, как выразилась директриса Эшдаун, принцесса сильнейшего клана Восточного королевства, она смогла вытерпеть и даже после стольких унижений не опустить голову перед всеми ублюдками, которые скалились в мамину сторону, включая и самого короля, который спокойненько попивал что-то похожее на коньяк. Но, если бы случилось так, что в итоге Скаю удалось бы меня подчинить себе, я бы не смогла вытерпеть, клянусь. Сопротивлялась бы до последнего, дралась бы, могла бы и убить случайно, но вынести то, что пережила сейчас моя любимая мамулечка... Нет, не смогла бы. Вопрос в другом: смог бы дракон Ская терпеть внутри ...

Быстрая навигация назад: Ctrl+←, вперед Ctrl+→