Солнечная Земля

Юрий Липатников

Солнечная Земля

ВСЕ ТЕЧЕТ, ВСЕ ИЗМЕНЯЕТСЯ… К этому древнему афоризму пора добавить еще одно слово: все изменяется ритмично.

(Из бесед с учеными.)

Рисунок Н. Павлова

Академик Л. С. Берг считал, что ландшафт, равно как и все его элементы, в любой момент геологической истории обладает такими чертами индивидуальности, что ни о какой повторяемости говорить нельзя, Неповторима та березовая роща и тот ручей. Через какое-то время они станут иными, но никогда им не быть вновь такими же, какими мы видим их сейчас. Да и нет совершенно одинаковых животных одного вида, и листья одного растения различимы. И строго периодические события в природе отличаются друг от друга. Но животных объединяет сходство, но листья все-таки похожи, почти одинаковы, но несомненно и периодические события не обладают уникальностью.

Десинхроноз — болезнь деловых людей, часто меняющих часовые пояса. Признаки десинхроноза впервые в начале тридцатых годов нашего века отметил американский летчик Вилли Пост. Он облетел земной шар за восемь дней. Теперь летчики за несколько часов пересекают одиннадцать часовых поясов. Пришлось даже ограничить длительность Полетов и увеличить отдых летчиков. Что это за болезнь десинхроноз! Это рассогласование суточных ритмов физиологических функций, а проявляется оно со стороны кровяного давления, температуры, психики — нарушаются внимание и память. Трудно найти в организме человека орган, который функционировал бы неритмично. Нагляднее всего — ритмичные удары сердца. Все мы — часы, и наши лица — циферблаты лет.

Самое трудное — это предсказывать события будущего. Но завтрашний день был бы вообще непредсказуемым, если бы в природе не угадывались ритмы. И в человеческих делах без ритмов властвовала бы непостижимая стихийность. Даже опытный экономист с самой изощренной интуицией не сможет предвидеть срок выполнения производственной программы, если предприятие работает с вопиющей неритмичностью. Или, говоря языком музыки, жизнь вселенной напоминала бы какофонию, не будь в природных явлениях ритмов.

Увы, эти ритмы звучат не так явно, как танго или фокстрот, а тонут в разноголосице вольных случайностей. И все же фактов ритмичности развития живой и неживой природы, как песка… Из этих фактов самые различные специалисты, биологи, к примеру, лепят кирпичи гипотез и обжигают их в дискуссиях с математиками или физиками. Фактов, как песка. Кирпичей-гипотез тоже накопилось много. Но не построено здание новой теории.

Наука о ритмах не просто станет изучать в природе что-то такое, ранее никакой другой наукой не задеваемое. Ритмология нужна всем отраслям знания. Ее идеи полезны каждому человеку. Они сообщают философскую уверенность: многое можно объяснить, если отыскать в кажущемся хаосе природы логику ритмов. Даже познать самого себя легче с позиции ритмологии. Надо засечь ритмичность в смене бодрости и вялости, мрачного и светлого настроения, умственной лени и активности ума. Еще один волшебный ключик предлагается человечеству, чтобы открыть все тайные двери в мироздание, подумает скептик. Нет, ритмология — не универсальная наука, а еще одна грань материалистического метода познания мира. Ненаучно поступает тот, кто, изучая, к примеру, причины возникновения эпидемии, игнорирует строгую повторяемость этих бед. Ведь за этой повторяемостью таится зависимость бактерий от перемен на Солнце. Уже ненаучно исследовать обмен веществ в человеческом организме, не замечая, что процессы в нем идут ритмично. Уже ненаучна та картина мира, в которой не проявлены ритмы природы.

Не построена еще наука о ритмах. Наверно, поэтому прошлогодний симпозиум по ритмам, состоявшийся в Ленинграде, проходил хоть и в здании Географического общества, а будто бы под открытым небом — смелые гипотезы молодой науки, как метеоры, непрерывно сверкали на совещании ученых….

Огненные приливы?

Каждая былинка жива Солнцем. Никакое растение не сможет жить без солнечных лучей. А зависит ли огромное Солнце от скромной Земли и от других солнечных планет — Меркурия, Венеры, Юпитера, Сатурна? Солнце под натиском подчиненных планет вверенной ему системы не шелохнется! — иронически восклицают ученые, которые признают лишь власть Солнца и отрицают то, что и оно может быть под чьей-то властью. А другие ученые математически доказали: сообща планеты солнечной системы возмущают державное светило, вызывая на нем приливы. Да, приливы, оказывается, «забава» не только земного океана. Огненный океан на Солнце гонит приливные волны.

Нам сейчас солнечные приливы нужны не сами по себе, а чтобы «обвинить» их в том, что они — главная причина изменения числа солнечных пятен. Такое толкование пятнообразования на Солнце дал еще в 1900 году американский астроном Э. Браун. А ведь это получается, что Земля сама себе заказывает в космосе погоду… Она воздействует на светило (конечно, вместе с другими планетами), возбужденное Солнце возмущает магнитное поле Земли, начинаются волнения в ионосфере, атмосфере. Конечно, картина взаимодействия планет и штурм Солнца сложнее. Запомним: сама Земля не бессильна в дружине планет солнечной системы.

В эту идею Э. Брауна за три четверти века было пущено довольно много критических стрел. Она устояла. Совсем недавно ее поддержали зарубежные исследователи и советский ученый И. В. Максимов. Он статистически показал: изменение числа солнечных пятен впрямую связано с переменами земной погоды. Антибрауновцы упорствуют: приливы на Солнце, вызываемые планетами, до смешного малы, это не приливы, а скорее мелкая дрожь, ибо высота волн солнечного вещества не может превышать… миллиметра. Это, якобы, приговор гипотезе Брауна: нет приливов — значит, огненный шар волнуется по какой-то другой причине, солнечная активность меняется от неизвестной силы.

Приливы на Солнце? Ответ с высоким математическим накалом и строго дает молодой ленинградский ученый В. Б. Ржононицкий. Коли солнечные приливы мы пока не можем разглядеть и в самый гигантский телескоп, волны на Солнце можно ловить лишь в сети математики. Но задачка трудна, хотя бы по таким причинам. Солнечное вещество неодинаково по плотности, неодинаково оно и плещется в разных широтах, потому что скорость вращения отдельных частей шара тоже разная. По земному рассуждая, угловая скорость вращения Норильска будет иной, чем у Калькутты. Норильск совсем недалеко от макушки Земли, а индийский город ближе к экватору. Поэтому ученый решил упростить задачу. Он стал рассматривать приливные движения в предполагаемом глубоком и узком экваториальном канале, окружающем Солнце. Так он по крайней мере устранил разность скоростей вращения солнечного вещества.

В канале волна должна бежать с одной скоростью. Период вращения экваториальной части Солнца вокруг оси — 25 суток. И была решена система дифференциальных уравнений движения и неразрывности, выведены формулы характеристик полусуточных приливов в рассматриваемом канале, силы инерции и силы градиента давления. Потом были исключены из формул все мелкие члены, и выводы приобрели более простой вид. Какие физические признаки светила еще были включены в расчет? Гравитационная постоянная, масса планеты, расстояние между центрами планеты и Солнца, гелиоцентрическое склонение планеты…

Математику, как и музыку, пересказывать сложно, да и можно ли сказать точнее самих формул. Оттого сразу заглянем в ответ интереснейшей задачки «Есть ли на Солнце приливы?» Автор увлекательной научной работы считает, что приливы не только есть на нашем незаменимом светиле, но волны бегут во всей толще сверхгорячего вещества. Значит, солнечный газ на может не перемешиваться и, следовательно, излучения Солнца не могут не меняться. Получается до удивления просто: ходит-волнуется океан огня и через какое-то время не может не заходить ходуном, не заволноваться Мировой океан. Ведь то, что погода на нашей планете определяется Солнцем, уже признали подавляющее большинство ученых-метеорологов. Разумеется, земная погода зависит не только от числа пятен, появлением которых не исчерпывается солнечная активность. Воздействие Солнца на Землю во многом еще непознано. И гипотеза ленинградского ученого В. Б. Ржононицкого продвигает нас к мысли, что недотрогу Солнце может потрогать математика, которая зорче телескопов и надежнее космических кораблей. Усвоим: приливы на Солнце не до смешного малы, а солидны, и оказывают влияние на солнечный ветер, прилетающий к Земле. А этот-то солнечный ветер и наполняет паруса земной жизни. Он — главный источник энергии. Усвоим: солнечные приливы возникают там не сами по себе, а зависят от закономерностей движения планет, это значит, мы можем предсказывать, когда Земля и другие планеты какую себе погоду заказывают в космосе.

Как проверить гипотезу ученого? Действительно ли приливы на солнце бывают каждые 25 часов? Проверить можно, к примеру, так: вынести за пределы земной атмосферы экран, чувствительный к изменениям солнечной радиации. Если солнечный свет, летящий к Земле, тоже пульсирует с интервалом 25 часов, то эта пульсация, возможно, связана с солнечными приливами, зависит от них.

Указ центра Земли…

Магнитный центр Земли… Это не математическая абстракция, а физическая реальность, а конкретное — субъядро Земли, которое движется в жидком ядре. Если же такая гигантская штуковина перемещается там, внутри планеты, то это не может ни на чем не сказываться. Может быть, движения субъядра чувствуют и растения, и животные, и люди, и это отражается на их судьбе? Возможно, намагниченное субъядро оставляет след не только в глубинах планеты, но и ...

Быстрая навигация назад: Ctrl+←, вперед Ctrl+→