Примула. Виктория

Примула. Виктория

Из энциклопедического словаря

Изд. Брокгауза и Ефрона,

т. XI, СПб., 1890

Виктория I (Александрина), королева Великобритании и Ирландии, родилась 24 мая 1819 года, единственная дочь герцога Кентского (ум. 1820 г.), четвёртого сына Георга III, и принцессы Луизы Виктории Саксен-Кобургской. Воспитывалась она под руководством герцогини Нортумберлендской; получила хорошие познания по ботанике и музыке. Наследовала престол после смерти своего дяди, бездетного Вильгельма IV, 20 июня 1837 г. Вигийский кабинет лорда Мельбурна, который королева застала при своём воцарении, опирался в нижней палате на смешанное большинство, только отчасти состоявшее из старых вигов. В состав его входили, кроме того, радикалы, стремившиеся к расширению избирательного права и к краткосрочным парламентам, а также ирландская партия, руководимая О’Коннелем. Противники министерства, тории, были одушевлены твёрдою решимостью противодействовать всякому дальнейшему торжеству демократического принципа. Новые выборы, назначенные вследствие перемены монарха, усилили консервативную партию. Большие города Англии, Шотландии и Ирландии вотировали преимущественно в пользу либеральных фракций, но английские графства большею частью избрали противников министерства. Между тем политика прежних лет создала для правительства значительные затруднения. В Канаде разлад между метрополией и местным парламентом принял опасные размеры. Министерство получило разрешение приостановить действие канадской конституции и отправило в Канаду графа Дергама с обширными полномочиями. Дергам действовал энергично и искусно, но оппозиция обвинила его в превышении власти, вследствие чего он должен был сложить с себя свою должность. Ещё яснее слабость проявилась по поводу ирландских дел. Утверждения ирландского десятинного билля министерство могло добиться не иначе, как после совершенного устранения аппроприационного параграфа. В то же время радикалы выделили из себя крайнюю фракцию, которая в выработанной ею «народной хартии» требовала всеобщего избирательного права, тайной подачи голосов, ежегодно возобновляемых парламентов и т.п. Начиная с осени 1838 г. чартисты подняли сильную агитацию на сходках, собирали подписи для петиций и созвали в начале 1839 г. так называемый национальный конвент в Лондоне, ища себе сторонников среди рабочего населения фабричных городов. Попытка восстания, сделанная летом 1839 г., была подавлена; главные вожаки чартистов были отданы под суд и отправлены в ссылку. Весною 1838 г. англичане успешно воевали с Афганистаном, который с этого времени сделался как бы передовым прикрытием их ост-индских владений и предметом ревнивой опеки со стороны Англии. В мае того же года разразился министерский кризис, непосредственным поводом к которому послужили дела острова Ямайки. Несогласия между метрополией, уничтожившей (1834) невольничество негров, и интересами плантаторов на острове угрожали привести к такому же разрыву, как в Канаде. Министерство предложило приостановить на несколько лет действие местной конституции. Этому воспротивились как тории, так и радикалы, и предложение министерства было принято большинством всего 5 голосов. Оно подало в отставку, но снова приняло на себя ведение дел, когда попытки Веллингтона и Пиля составить новый кабинет окончились неудачей — между прочим, вследствие того, что Пиль требовал замены статс-дам и фрейлин королевы, принадлежавших к вигским семействам, другими, из торийского лагеря, а королева не хотела на это согласиться. Парламентская сессия 1840 г. была открыта торжественным извещением о предстоящем браке королевы Виктории с принцем Альбертом Саксен-Кобург-Готским; бракосочетание состоялось 10 февраля.

У королевы Виктории было девять детей: 1) принцесса Виктория, род. 1840 г., в 1858 г. вышла замуж за кронпринца прусского (императора Фридриха, отца Вильгельма II); 2) Альберт-Эдуард, принц Валлийский, род. 1841 г., женат на принцессе датской Александре; 3) принцесса Алиса, род. 1843 г., вышла замуж за принца (впоследствии великого герцога) Людовика Гессенского, умерла в 1878 г.; 4) принц Альфред, герцог Эдинбургский, род. 1844 г., адмирал королевского флота, с 1874 г. женат на русской княжне Марии Александровне, сестре императора Александра III; 5) принцесса Елена, род. в 1846 г., замужем за принцем Христианом Шлезвиг-Гольштейн-Зондербург-Августенбургским; 6) принцесса Луиза, род. 1848 г., замужем за маркизом Лорн, старшим сыном герцога Аргайльского; 7) принц Артур, герцог Коннаутский, род. 1850 г.; 8) принц Леопольд, герцог Альбанский, родился в 1853 г., ум. 1884; 9) принцесса Беатриса, род. 1857 г., замужем за принцем Генрихом Кобургским.

Королева Виктория постоянно пользовалась и пользуется уважением и любовью своего народа. Только со времени её царствования, отчасти благодаря мудрым советам её мужа, принца Альберта, прекратились попытки антиконституционного вмешательства королевской власти в политическую жизнь страны, столько раз служившие источником затруднений при предшественниках Виктории. Это вовсе не значит, что она отказалась от прерогатив своего сана; она только пользуется ими в пределах, соответствующих государственному устройству Великобритании и духу английской нации. Когда королева в первые годы после смерти нежно любимого супруга слишком безучастно отстранилась от всякого участия в делах и даже не являлась лично на открытие парламента, она возбуждала этим неудовольствие в среде народа, привыкшего видеть в короле или королеве живое олицетворение государственной идеи. 20 июня 1887 г. вся Англия торжественно отпраздновала пятидесятилетие царствования королевы Виктории.

Уронили цветы мои слёзы, и ниже

Лепестки наклонили в бреду,

Не она ли идёт, не её ли увижу,

Жизнь мою и голубку в саду?

Роза алая вскрикнула: «Ближе, ближе!»

Плачет белая, прочит беду.

И прислушался шпорник: «Я слышу, слышу!»

И шепнула лилия: «Жду!»

Альфред Теннисон[1] «Мод»

   — Я как будто замечаю, — говорю я, —

некоторое нарушение аграрных традиций,

которые до сих пор внушали мне такое доверие.

   — Верно, красавец, — говорит он. —

Недалеко то время, когда та примула,

что «желтеет в траве у ручейка», будет

казаться нам, деревенщинам, роскошным

изданием «Языка цветов» на веленевой

бумаге с фронтисписом.

О.’Генри[2] «Развлечения современной деревни»

В витрине, на чёрном бархате, лежало

ожерелье — сапфиры с бриллиантами,

в форме сердца; то есть я хочу сказать,

ожерелье было так уложено, в форме сердца.

Я вошёл, оказалось, оно очень дорогое,

триста фунтов, я чуть было не повернулся,

чуть было не пошёл прочь, но потом более

щедрая часть моей натуры одержала верх.

В конце концов, деньги-то у меня есть.

Продавщица его примерила на себя, оно

и в самом деле выглядело красиво,

не дешёвка какая-нибудь.

А она говорит, правда, камни мелкие,

но все чистой воды и стиль викторианский.

Я вспомнил, Миранда как-то говорила, мол,

очень любит вещи в викторианском стиле,

это и решило дело.

Джон Фаулз[3] «Коллекционер»

СОЗВЕЗДИЕ КОРОЛЕВ

До Неё... До Неё было их пятеро. Вспоминаются отчего-то слова из самого начала набоковской «Лолиты» — «А предшественницы-то у неё были? Как же — были...» Но нет, нет, нет, мы поведём речь о добродетели, и только о добродетели! Мы расскажем вам кое-что удивительное, а именно: добродетель отнюдь не скучна! Слушайте, слушайте, слушайте!..

Все Её предшественницы были добродетельны. Добродетель Её предшественниц предшествовала Её торжествующей добродетели. Первая звезда взошла очень-очень давно. Однако утёсы Дувра высились в те далёкие-далёкие времена так же, как высились они во времена Мерлина[4], Диккенса, Бердслея; как высятся сегодня, как будут выситься, должно быть, и завтра, и послезавтра, и даже и послепослезавтра, когда неведомое нам будущее преобразится естественным образом в чьё-то настоящее.

Утёсы Дувра, меловые скалы, выступающие в пролив Ла-Манш. Но не было ещё таких названий — «Дувр», «Ла-Манш»; и римские легионеры с голыми ногами, защищёнными поножами, с гордыми головами в металлических шлемах, назвали этот остров латинским словом «Альбион», что означает «Белая страна».

Впрочем, первыми сведениями о Британских островах мы обязаны ещё Геродоту[5]. Он называл их — Касситериды — Оловянные острова. Но ни сам первый историк мира, ни его соотечественники и соплеменники не заплывали на своих кораблях так далеко. Первыми сюда приплыли финикийские мореплаватели; олово нужно было им куда более, нежели местным жителям, ещё и не знавшим торговли. От финикийцев Геродот и узнал о существовании Оловянных островов.

А век спустя, в четвёртом веке до нашей эры, философ Аристотель, учитель великого Александра[6], писал уже о «Британских островах». Аристотель полагал, что эти острова обретаются в мировом океане за областью кельтов. Но и Аристотель, и Александр Македонский там не бывали.

Прошло ещё лет триста. И острова Иерне и Альбион наконец-то были описаны в подробностях очевидцем. Очевидцем этим явился Гай Юлий Цезарь[7]. Именно он ходил походами на диких бриттов в 54-ом и 55-ом годах до нашей эры. Дважды он их завоёвывал и дважды покидал остров. Дикари сопротивлялись отчаянно. Тем не менее, если бы не «Записки о Галльской войне» Цезаря, отдалённые потомки бриттов мало что знали бы о своих предках.

Зоркий Цезарь приметил родствен ...

Быстрая навигация назад: Ctrl+←, вперед Ctrl+→