Легенды о Камбере Кулдском 1-2

КЭТРИН КУРТЦ

Камбер Кулдский

Святой Камбер

*

Серия основана в 1999 году

Katherine Kurtz

CAMBER OF CULDI

1976

SAINT CAMBER

1978

Литературная обработка H. Баулиной

© Katherine Kurtz, 1976, 1978

© Оформление.

ООО «Издательство АСТ», 2001

© «Северо-Запад Пресс»,

составление и подготовка текста, 2001

КАМБЕР КУЛДСКИЙ

ПРОЛОГ

Теперь пойди, начертан это на доске у них, и впиши это в книгу, чтоб осталось на будущее время, навсегда, навеки.[1]

Святой Камбер

Камбер Кулдский

Вельможный граф Дерини

Знаменитый ученый

Покровитель магов-Дерини

Defensor Hominum, Защитник человечества

Камбер…

Во времена Келсона Первого, Камбер сделался личностью почти легендарной. Его восхваляли, проклинали, страшились.

Но каким он был на самом деле — прежде чем стал демоном, или святым?

Был ли он и впрямь, как гласит молва, живым воплощением зла и жестокости, которые связаны в памяти людей с эпохой правления Дерини? Был ли он исчадием ада, как о ним говорили или обычным человеком, ставшим легендой при жизни, святым после смерти, и чье имя для последующих поколений превратилось в проклятие?

Так каким же он был — Камбер Кулдский?..

Если верить историческим анналам Дерини, сохранившимся до времен правления короля Келсона, то именно Камбер Мак-Рори, и никто иной, повинен в падении династии Фестилов. Именно он, со своими детьми и учениками, открыл, каким образом могущество Дерини может быть передано обычным людям.

В 904 году в Гвиннеде вновь воцарился род Халдейнов. Последующие десять лет люди и Дерини жили в мире и согласии.

Также известно наверняка, что спустя год после смерти, Камбер Кулдский был причислен к лику святых за все добро, что он принес людям. Его именовали святым, покровителем магов, защитником человечества, и равно почитали как люди, так и Дерини. Благодарность людей, которых он избавил от гнета ненавистных Фестилов, не знала границ; церкви и монастыри почитали за честь носить его имя.

Во всех Одиннадцати Королевствах Дерини изучали магические приемы, открытые и доведенные до совершенства Камбером и целителем Райсом Турином. Его родичи и ученики стояли на защите трона Халдейнов и основали Совет Камбера, который продолжал действовать еще при короле Келсоне.

Однако память человеческая коротка и избирательна, а память сильных мира сего — еще слабее. То, что Дерини занимали большинство высших постов в государстве, людям, пострадавшим от ига Фестилов, казалось чуть ли не кощунством. Они помнили, как были рабами Дерини, но забыли, что и спасение также получили из рук магов. Враждебные чувства к Дерини нарастали.

Апогея недовольство в стране достигло в 917 году, после смерти короля Синхила. По всей стране прокатилась волна мятежей и погромов, в ходе которой погибли почти две трети всех Дерини Гвиннеда.

Они гибли тысячами — от стали, огня, на виселицах, — расплачиваясь за зло, совершенное Фестилами. Немногие уцелевшие Дерини устремились в изгнание, отреклись от своего рода и могущества, и лишь малой толике удалось найти защиту и покровительство у знатных лордов, еще хранивших память о событиях последних лет.

До самого 1121 года — когда разразилась война между Гвиннедом и Торентом, — для Дерини было небезопасно в открытую объявить себя таковым.

Разумеется, Камбер Кулдский одним из первых пал жертвой этих гонений на Дерини: его имя было вычеркнуто из списков святых и предано забвению. Это произошло в 917 году, по требованию короля Элроя, наследника Синхила.

Обуянные религиозным рвением, церковные фанатики предали анафеме любую магию, объявили колдовство Дерини самой страшной ересью, а им самим и из потомкам — запретили принимать сан и занимать посты в иерархии Церкви. Кроме того, Дерини запрещалось, без особого на то дозволения, вступать в брак, владеть собственностью, занимать государственные посты. Так продолжалось почти два столетия.

Что касается самого Камбера, то все письменные источники были уничтожены или утрачены, устные рассказы, передаваемые из поколения в поколение, исказились, и с течением лет жизнеописание Камбера превратилось в невероятную смесь фактов, легенд и самой беззастенчивой лжи. И все же Камбер Кулдский остался в памяти людей.

В те далекие времена могущество Дерини считалось скорее наукой, чем волшебством, как при короле Келсоне. Особо одаренные маги обладали способностью к исцелению и далеко продвинулись в изучении болезней, однако впоследствии этот дар был утерян.

В те далекие времена переносящие Ходы, именовавшиеся также Порталами, служили основным средством сообщения между Одиннадцатью Королевствами, хотя создание их требовало больших затрат времени и энергии.

В те далекие времена большинство Дерини обладали навыками мысленного общения.

В те далекие времена пышно расцвело зодчество, строились великолепные замки, дворцы и монастыри — искусство, во многом утраченное во времена Келсона. Процветали также науки; монастырские школы выпускали блестящих ученых как в области богословия, так и в области светских наук.

Но уже близок был закат династии Фестилов, правителей-Дерини, хотя мало кто догадывался об этом.

Таким был мир, в который, за пятьдесят семь лет до описываемых событий, пришел лорд Камбер Мак-Рори, третий сын графа Кулдского и впоследствии — седьмой граф.

Блестящий ученый, как утверждают легенды, обожаемый муж и отец, хотя легенды о том и не упоминают, он был преданным слугой Фестилов, однако последнему из них — королю Имре — служить не стал. Еще во времена правления его отца, Блейна, Камбер видел, как клонится к упадку древняя династия, и принял решение. Он удалился в свое имение Кайрори близ Валорета и посвятил себя наукам и воспитанию детей и внуков, лишь со стороны наблюдая за тем, что происходит в государстве.

Первый же указ, изданный королем Имре после восшествия на трон, возмутил, но ничуть не удивил отшельника. Указ гласил:

«Мы, Имре, сын Блейна, потомок Фестилов, милостию Божьей король Гвиннеда, владыка Меары и Мурина, приказываем:

К середине будущего лета все наши подданные мужеского пола, достигшие четырнадцати лет, должны уплатить в королевскую казну в Валорете денежную подать в размере одной шестой стоимости всех их владений и земельных угодий.

Сей налог пойдет на возведение новой столицы государства в Найфорде. Подать должны уплатить все без исключения — будь то миряне или священники.

Далее, всем тем, чья собственность окажется менее установленной, надлежит отдать себя на королевскую службу не менее чем на год, дабы потрудиться для возведения новой столицы.

Уклонение от уплаты подати, равно как и от податных работ, будет наказываться конфискацией имущества и тюремным заключением по приговору суда. Если суд признает уклонение злостным, сие может быть расценено как государственная измена, и виновный будет приговорен к смерти.

Надзирать за надлежащим исполнением указа будет особая королевская комиссия в составе наших советников лорда Джоверта Лесли, графа Грандтулле, лорда Коула Хоувелла, лорда Торквилла де ла Марш.

Подписано, Имре Первый».

Владения Мак-Рори были обширны и богаты, так что Камбер без труда мог уплатить налог за себя и всех своих домашних, но не многим так повезло. К тому же, Имре не ведал жалости, и этот указ стал лишь первым в долгой череде жестокостей.

В стране разгорелись волнения, доведенные до отчаяния люди убивали наместников Имре и тех Дерини, что использовали во зло свою магию и высокое положение.

Камбер по-прежнему занимал выжидательную позицию, не покидая своего поместья. Открыто восстать против власти он пока не решил, но народный гнев немало тревожил его.

Камбер Мак-Рори, седьмой граф Кулдский, блестящий ученый. Отставной царедворец, исследователь магии Дерини.

Тогда, в 903 году, он еще не был причислен к лику святых.

ГЛАВА I

Во множестве народа — величие царя, а при малолюдстве народа беда государю.[2]

Еще только подходил к концу сентябрь, но ветры уже вовсю задували и бились в узкие стрельчатые окна, трепали на высоких башнях синие стяги Мак-Рори. У потрескивающего камина, кутаясь в меховой плащ, чтобы защититься от пронизывающего холода, корпела над счетами имения единственная дочь графа Кулдского. У ног ее уютно устроилась спящая гончая.

Еще не стемнело, но факелы ярко полыхали на стенах, разгоняя полумрак. Из кухни доносился аромат жареного мяса. Свечи бросали золотистые отблески на стол, за которым сидела девушка. Наконец она отложила перо, дописав последние цифры, и удовлетворенно вздохнула. Умфрид, управл ...

Быстрая навигация назад: Ctrl+←, вперед Ctrl+→