Энди Александерсен, "Элис", США, 2016, ISBN: 978-1-365-45605-3

 

 

Энди Александерсен, «Элис и Железный Город»

Серебристый диск корабля заблестел новой звёздочкой на чёрном бархате пространства, плавно обогнув ночную сторону планеты. Лучи голубого светила окрасили пелену облаков в оттенки заснеженных зимних сумерек. Но вскоре показалось второе солнце, янтарное. Ледяные тона превратились в лазурь и аквамарин.

Широкие дисплеи, занимавшие почти всю окружность просторной кабины со светло-серыми стенами, смягчали неистовую яркость двойной звезды, но всё же оставляли изображение цветным и контрастным. В тёмных высоких креслах сидели два пилота в одинаковых бледно-бежевых комбинезонах.

— Шиповник, когда будет визуальный контакт со станцией? — спокойно произнёс мужчина лет тридцати, худой брюнет, аккуратно выбритый, с безупречной причёской.

— Через двести тридцать девять секунд, капитан! — раздался мягкий баритон, звучавший, казалось, откуда-то из пульта с разноцветными огоньками кнопок.

— Капитан, а почему вы назвали бортовой компьютер Шиповником? — спросила русоволосая девушка. Довольно короткая стрижка, даже не до плеч. Лет четырнадцать на вид. Большие синие глаза, задумчивые и добрые, умные и таинственные.

— В детстве куст шиповника рос напротив моего окна, — ответил капитан после недолгой паузы. Его голос оставался сдержанным, но в нём появилась теплота ностальгии. — Я мечтал стать звездолётчиком и представлял, что это инопланетное растение... Смотри, Элис, вот и Багровое Солнце!

Станция тоже имела форму диска, но громадного, с прозрачными стенами на ободе, величаво сверкавшими в свете двух звёзд. Корабль приблизился к этой титанической конструкции из стекла и металла, и она, казалось, закрыла собой половину Вселенной.

— Капитан, центральный компьютер Багрового Солнца не отвечает! — сообщил Шиповник. — Но есть сигнал от радиомаяка с планеты.

— Странно! И шлюз порта открыт... — пробормотал капитан, в недоумении глядя на широкий прямоугольный проём в верхней части гигантского диска. Впрочем, больше никак не проявил беспокойства, уверенно продолжая выполнять манёвр сближения.

Корабль опустился в шлюз, вплыл в просторный ангар, освещённый неяркими оранжевыми лампами, и остановился на тёмном полу. Других звездолётов в помещении не было.

— Добро пожаловать на борт орбитальной станции Багровое Солнце! — прозвучал приятный женский голос. Створки ворот шлюза задвинулись. Из стен потекли морозные струйки газа, наполняя ангар туманной дымкой. — Начинается генерация атмосферы. Пожалуйста, не покидайте ваше транспортное средство без скафандров!

— Вот что, Элис, давай-ка возьмём коммуникаторы, — капитан протянул девушке маленькие, изящные наушники с гарнитурой микрофона. И сам надел точно такие же. — Не нравится мне всё это...

— Создание микроклимата завершено! — бодро отрапортовал голос. — Температура: плюс двадцать градусов по шкале Цельсия, давление: семьсот шестьдесят миллиметров ртутного столбика.

Элис и капитан вышли из корабля, как только бортовой компьютер открыл люк, и направились к дальней стене, над которой мигала зелёная лампа. Светлые мягкие ботинки ступали по рифлёному полу бесшумно. Перед ними с лёгким шипением открылась дверь, пропуская путешественников в кольцевой коридор, опоясывавший станцию.

Внешняя стена этого коридора была стеклянной. Около неё располагались островки для отдыха: небольшие диванчики, журнальные столики и даже белые цветы в кадках. Видимо, чтобы экипаж мог любоваться величественной панорамой космоса. Облачный покров планеты ярко сиял в свете двух солнц, разливая лучистую лазурь.

— Есть кто-нибудь дома? — спросил капитан, придерживая рукой микрофон коммуникатора.

Только тихий шорох помех, похожий на звук морского прибоя, ненадолго заполнил наушники и погас, оставив едва уловимое эхо.

— Отец, мы прилетели! — позвала Элис, но тоже не получила ответа.

— Шиповник, ты установил связь с центром управления?

— Нет, капитан! Неизвестная программа блокирует доступ. По-прежнему слышу только сигнал радиомаяка.

Поворот в светло-серый коридор, ведущий вглубь станции. Ещё поворот. Запертые двери кают. Лазурная иллюминация космоса сменилась неярким мерцанием матовых ламп, белых прямоугольников на потолке. Снова стеклянная стена, за ней — пышная зелень оранжереи. Просторный перекрёсток, оформленный как небольшая площадь: фонтан с бассейном из материала, похожего на розовый гранит, скамейки у стен, тоже розовые, и звёзды за прозрачным потолком.

Капитан направился в открытую дверь центра управления, где обширные пульты перемигивались разноцветными лампочками. Элис осталась у фонтана, облокотившись о высокий бордюр бассейна и с доброй улыбкой наблюдая за пёстрыми золотыми рыбками в прозрачной воде.

Раздался пронзительный звук, словно кто-то заскрежетал железкой по стеклу. Рыбки встрепенулись и в панике бросились к другому бордюру бассейна. Вода отразила красные сполохи.

Элис обернулась и успела увидеть алое мигание, заполнившее центр управления. Когда оно погасло, капитан задрожал в судорогах, рухнул на пол и замер.

— Что с вами?! — глаза Элис расширились. Она бросилась к бледному и неподвижному звездолётчику, лежавшему на боку.

— Связь с центром управления станции установлена! — доложил Шиповник. — Блокирующая программа обнаружена в момент выполнения. Разрабатываю алгоритм обезвреживания.

— Шиповник, капитану плохо!! — обеспокоенная Элис опустилась на колени рядом с пострадавшим, приподняла ему голову, сняла и отложила в сторону его гарнитуру с наушниками. — Что с ним?!

— Судя по содержимому вредоносной программы, — флегматично пояснил компьютер, — аудиовизуальное воздействие для перегрузки зрительных и слуховых нервов, активации избыточной электрической активности нейронов и вызова приступа эпилепсии.

— Потерпите, капитан! — её синие глаза наполнились состраданием. — Шиповник, как ему помочь?

— Медицинская энциклопедия рекомендует полный покой. Приступ пройдёт.

— Я сейчас, капитан! — Элис выбежала на перекрёсток коридоров, огляделась и бросилась к двери ближайшей каюты. Та открылась, впустив девушку в помещение с белоснежной кроватью, широким тёмным экраном вместо иллюминатора и столом из светлого пластика.

Элис раздвинула створки встроенного в стену шкафа, вытащила пушистое одеяло вишнёвого цвета, аккуратно свёрнутое в рулон. Нашла бежевый комбинезон на плечиках вешалки, отодвинула его в сторону, спешно продолжая поиски. Обнаружила голубую подушку. Схватила её, взяла одеяло и побежала обратно.

Капитан лежал в прежней позе и, похоже, оставался в глубоком беспамятстве. Элис заботливо подложила ему под голову подушку и укрыла одеялом.

— Посторонняя программа нейтрализована! — подал голос Шиповник. — Других людей на станции не обнаружено.

— Простите, капитан! — тихо произнесла девушка, глядя на бессознательного звездолётчика с искренним сочувствием. — Я должна отыскать отца. И остальных... Узнать, что с ними.

Капитан не шевелился, но дыхание казалось ровным, и бледность начала понемногу отступать.

— Шиповник, ты записал координаты сигнала радиомаяка? — девушка решительно зашагала по коридорам станции, разговаривая с компьютером на ходу. — Можешь меня туда отвезти?

— Могу, — согласился Шиповник. — Согласно галактическому каталогу, это планета земного типа с пригодной для дыхания атмосферой.

— Значит, поехали! — Элис зашла в кабину звездолёта и уселась в кресло перед пультом. — Багровое Солнце, запрашиваю режим аварийного старта!

— В порту никого нет, экстренная разгерметизация разрешена! — объявил женский голос по радио.

Шлюз открылся сразу, раздвинув свои створки без каких-либо долгих процедур управления микроклиматом. Корабль покинул станцию и устремился вниз, к пелене облаков.

* * *

Тучи оказались плотными, непроглядными, клубившимися в несколько слоёв. Где-то далеко между ними сверкали молнии, озаряя свинцовую серость зловещей электрической синевой.

— Кибернетическая атака отражена, защитный алгоритм активирован! — сообщил компьютер, нарушив молчание.

— Нас атакуют? — переспросила Элис, вглядываясь в серые, мрачные клубы туч, словно ожидая увидеть вражеские звездолёты.

— Кто-то пытается загрузить в мою память ту же самую вредоносную программу. Иду на посадку по сигналу маяка.

Корабль вынырнул из облаков. Экраны отобразили панораму осенней равнины, усыпанной валунами, поросшей пучками кустарника и изрезанной оврагами. У гряды невысоких холмов располагался город, обнесённый высокой железной стеной.

Впрочем, не город, а, скорее, скопление заводов, длинных прямоугольных зданий с высокими фабричными трубами, подъёмных кранов, подвесных мостиков и вертикально установленных цистерн.

Из некоторых труб шёл чёрный дым, смешиваясь с тучами. На плоской крыше одного из зданий вращалась антенна, похожая на громадную стальную паутину. Что-то мигало красным сигналом. Угрюмая, безрадостная картина индустриального пейзажа.

Широкий вираж мимо города, плавное приземление рядом с другим кораблём, точно таким же, но только уже усыпанным опавшими листьями.

Второй звездолёт выглядел заброшенным, совершившим посадку небрежно, наспех, примяв одним боком кустарник на краю глубокого оврага. Входной люк был открыт.

Как только Элис вышла наружу, ветер взъерошил её волосы. Придерживая гарнитуру коммуникатора, девушка направилась к тёмному проёму входа в другой корабль, ступая по бурому каменистому грунту, покрытому пожухлой травой.

Пустая кабина, погасшие экраны, нет даже огоньков на пультах, только мерцающие аварийные лампы в проходе между отсеками.

— Приближается пассажирский флайер, — у ...

Быстрая навигация назад: Ctrl+←, вперед Ctrl+→