Снежная королева

Вера Армстронг

Снежная королева

1

Самолет сделал вираж над гаванью и пошел на снижение. Джессика часто летала по миру и привыкла к дальним поездкам, но, возвращаясь домой, каждый раз переживала странное волнение.

Вид родного города с птичьего полета впечатлял, но сегодня Джессику это почему-то не трогало. Ей вспомнился город на другой стороне земного шара. Вспомнилось, как они с Антонио ехали ночью в холмах над Римом, а внизу простиралось море, искрившееся в лунном свете. Она смеялась, опьяненная скоростью и ощущением полноты жизни, а Антонио гнал машину. Они торопились домой, чтобы заняться любовью…

Это были сумасшедшие дни. Постоянный праздник, который не мог длиться долго. Даже тогда — в самую счастливую пору жизни — у Джессики постоянно возникал смутный страх, что она потеряет любимого, что эта волшебная сказка исчезнет.

Как-то Антонио рассказал ей, что чувствует в кабине своего ревущего, мчащегося на бешеной скорости болида. Он чувствует время, его неумолимый лет, его тугое течение, его лавинное, сметающее все на своем пути, подминающее под себя движение, страшный скрежет жерновов бытия…

Антонио не жил, а горел, и каждый миг этого горения он словно пробовал на вкус, смаковал, растягивал. Наверное, поэтому у Джессики было такое ощущение, что они прожили вместе долгую жизнь, а не те жалкие крохи — несколько месяцев счастья. Это Антонио как будто останавливал каждое мгновение, наполнял его смыслом, чувством, радостью. Ну, как она теперь без него? Ведь никто и никогда ей не заменит Антонио… А если даже и заменит, если случится такое, все будет лишь бледной тенью их с ним отношений, жалкой подделкой.

Джессика почувствовала, что на глаза наворачиваются слезы. Нет, плакать она не будет. Слезами тут не поможешь. Нужно просто жить дальше, как-то жить без Антонио…

Отсюда, сверху, Нью-Йорк смотрелся потрясающе: безбрежный простор искрящегося синевой океана, причудливый излом береговой линии, высоченные дома Манхэттена в сиреневой дымке, впечатляющий мост через пролив Рокавей и знаменитая статуя Свободы…

Ярко светило солнце. День обещал быть по-настоящему летним. И это было особенно приятно после промозглой скандинавской погоды.

Самолет совершил посадку в аэропорту имени Джона Кеннеди.

Багаж Джессика получила быстро. Формальности на таможне также не заняли много времени. Проходя через зал терминала к выходу из здания аэропорта, Джессика не раз ловила на себе оценивающие и любопытные взгляды.

Элегантный брючный костюм цвета морской волны, который очень шел к ее изящной фигуре и выгодно подчеркивал ее высокий рост. Минимум макияжа. Темно-каштановые волосы собраны в свободный узел на затылке. В целом все это создавало более чем привлекательный образ, пусть даже мало соответствующий общепринятому имиджу известной на весь мир манекенщицы и фотомодели.

Когда Джессика вышла из здания аэропорта, поблизости не наблюдалось никаких фотографов или телевизионщиков. Не ждал ее у подъезда и привычный лимузин с шофером.

Джессика достала из сумочки темные очки.

Господи, как хорошо принадлежать только самой себе. Ей был просто необходим отдых от этой непрекращающейся круговерти представлений на подиуме, оговоренных по контракту фотосъемок и обязательных светских тусовок. Несколько дней для себя. Для семьи и друзей. Джессика очень ценила такие моменты. В ее суматошной жизни они выпадали нечасто.

На стоянке такси была небольшая очередь, но она двигалась быстро, и уже через пару минут Джессика села в машину и назвала шоферу свой бруклинский адрес.

Она любила этот большой город с его потоками машин, небоскребами, со скверами и парками, с яркими граффити на бетонных стенах. Нью-Йорк, размышляла Джессика по дороге, был ее городом, городом, где она родилась и выросла. Ее отец приехал сюда из Италии. А мама была коренной американкой, раскованной и вольнолюбивой, которой всегда было тесно в семье. Она принадлежала к тем женщинам, которые просто не созданы для семейных уз.

Джессика невольно поморщилась, вспомнив многочисленные ссоры родителей. Сколько горьких и несправедливых слов было сказано ими друг другу. А в результате Джессику отправили в школу-интернат, и каникулы она проводила то с мамой, то с папой — по отдельности.

За время учебы Джессики в школе ее мать успела сменить трех мужей. Первые два относились к Джессике с искренней отцовской заботой, зато последний — это было уже в старших классах — отличался нездоровым влечением к молоденьким девочкам-школьницам. Впрочем, он, как и все остальные, недолго продержался возле мамы. Джессика уже и не помнила всех многочисленных маминых друзей, которые появлялись и исчезали, сменяя друг друга с головокружительной быстротой. А потом и у отца появилась подруга — Мелани, красивая миниатюрная блондинка, которая вскоре стала его женой.

Карьера манекенщицы началась у Джессики скорее по прихоти. Даже в самых смелых мечтах она и представить себе не могла, что добьется такого успеха на этом поприще. Заманчивые предложения. Мировая слава. Париж, Лондон, Рим, Стокгольм… Ее приглашали все ведущие дома моделей в Европе. Ее фотографии красовались на обложках и разворотах самых престижных модных журналов.

— С вас двадцать пять баксов.

Голос таксиста прервал мысли Джессики. Она дала ему три банкноты по десять долларов.

— Сдачу оставьте себе.

Таксист одарил ее белозубой улыбкой, вручил визитную карточку и попросил звонить ему всякий раз, когда ей понадобится такси.

Джессика вошла в подъезд, открыв дверь при помощи магнитной карточки.

Девушка-портье встретила ее лучезарной улыбкой.

— Как приятно вновь видеть вас дома. — Она протянула Джессике ключи и стопку писем. — Машину в прокате мы вам уже взяли. Стоит на обычном месте. Все документы в бардачке.

— Спасибо.

Джессика поднялась на лифте на последний этаж, отключила сигнализацию и вошла к себе в квартиру.

Там пахло обжитым домом. Запах воска для мебели смешивался с ароматом свежих цветов. На столике у дивана в гостиной стоял роскошный букет кремовых роз. Там же лежала записка от мамы: «Добро пожаловать домой, моя девочка».

Отец оставил свой букет из сиреневых орхидей на столе в столовой, сопроводив его запиской точно такого же содержания.

На автоответчике было записано десятка полтора сообщений. Джессика решила прослушать их, не откладывая. Один звонок был от агента, остальные — от друзей с приглашениями на различные мероприятия. Ничего срочного. Сначала она примет душ и распакует вещи. Потом еще раз прослушает все сообщения и прочитает почту.

Как все-таки хорошо быть дома! Хотя бы пару недель пожить в окружении знакомых и любимых вещей!

Джессика любила свою квартиру. И хотя у нее были апартаменты в других городах, именно нью-йоркскую квартиру она считала своим настоящим домом. Мраморный пол в гостиной покрывали толстые восточные ковры с замысловатым узором. Здесь все было выдержано в строгих спокойных тонах. Столовая была обставлена несколько претенциозно, но тоже со вкусом. Современная кухня. Две спальни со смежными ванными и огромными окнами во всю стену. Стены во всех комнатах были обтянуты светло-кремовым шелком. Кремовые занавески на окнах были на тон темнее. На стенах висели картины в приглушенных розовых, голубых, лиловых и зеленоватых тонах. Покрывала и подушки на диванах и креслах насыщенного сливового света создавали приятный цветовой контраст.

Роскошные гобелены ручной работы выгодно подчеркивали мягкую элегантность обстановки. Это действительно был дом, куда приятно возвращаться. Здесь все было для себя, а не напоказ.

Душ возродил ее к жизни. Вода смыла усталость многочасового перелета. Освеженная и бодрая, Джессика неспешно перебрала вещи в шкафу, решая, что ей надеть. Наконец она остановила свой выбор на светло-лиловых шелковых брюках и такого же цвета блузке без рукавов.

Она взяла сумку и ключи, обула удобные сандалии на низком каблуке прямо на босу ногу, вышла из квартиры и спустилась в подземный гараж.

Движение в Нью-Йорке было достаточно плотным, но все-таки цивилизованным, особенно по сравнению с беспорядочным движением в Европе, когда тебе вообще непонятно, кто куда едет. Например, в Риме…

Италия… Страна, где родился отец Джессики и где три года назад — во время съемок для одного журнала в Венеции — она встретила Антонио Бенетти, известного автогонщика. Они безумно полюбили друг друга и поженились буквально в одну неделю. Но через несколько месяцев после свадьбы Антонио разбился насмерть во время одной из гонок. А на прошлой неделе умерла его мама, свекровь Джессики. Так что теперь от покойного мужа у нее осталось только обручальное кольцо, которое она носила, не снимая, и фамилия.

Впрочем, не стоит думать о грустном, твердо сказала себе Джессика. Все равно уже ничего не изменишь. Конечно, печаль никуда не денется. Но не надо на этом зацикливаться. Нужно как-то жить дальше.

Джессика решила поехать в ближайший торговый центр.

Первым делом надо было снять с карточки деньги и купить продукты. Она поставила машину на стоянке перед торговым комплексом и направилась в банк, расположенный через дорогу.

Перед банкоматом у входа стояла небольшая очередь, человек пять-шесть, но Джессика решила не ждать на жаре, а войти внутрь, где работали кондиционеры, и было прохладно. Однако и у банковских окошек была очередь, причем намного длиннее, чем на улице.

Джессика даже прикинула, не вернуться ли обратно к банкомату, чтобы не тратить время, но потом передумала.

Мужчина, который стоял перед ней, продвинулся на пару шагов вперед. Внимание Джессики привлек запах его одеколона — явно из дорогих. Л ...

Быстрая навигация назад: Ctrl+←, вперед Ctrl+→