Большая книга грузинских сказок и легенд

Мака Микеладзе

Большая книга грузинских сказок и легенд

Translated by: Dodo Akhvlediani

© Maka Mikeladze, 2014

All rights reserved

© Bakur Sulakauri Publishing, 2014

First published by Bakur Sulakauri Publishing, Tbilisi, Georgia

© Издание на русском языке, перевод на русский язык, оформление. ООО Группа Компаний «РИПОЛ классик», 2015

* * *

Грузинские мифы и легенды

Учёный муж миру нужен, а недоучка — семье бремя

В этой удивительной книге мы представляем читателю лишь малую часть из богатейшей сокровищницы грузинской мифологии. Как же они прекрасны — наши мифы и легенды. В воображении представляется синяя водная гладь, рыба — в воде, а на рыбе бык сидит, рогами землю вертит. Земля солнцем и луной освещена. В медном дворце солнце обитает, в серебряном — луна приютилась, звёзды вокруг россыпью жемчужин сверкают. Вершины скал к небу устремились, на склонах и в пещерах златовласые красавицы богини в лучах солнца купаются. Чудеса невиданные: кони-невидимки, озеро серебристое, голуби над озером, солнце многоликое, дэвы девятиголовые, царство тридевятое, олени со звёздами на лбу, красавицы ненаглядные; лютня золотая, яблоко золотое, решето золотое, лепёшка золотая, клубок ниток золотых и колыбель золотая. Здесь из яиц орлицы щенки вылупляются, агнец четырёхрогий богу в жертву приносится, с небес капли капают — в ангелов превращаются. Страшные дэвы, кикиморы, ведьмы, лешие, злые духи, оборотни хоровод затевают. А на радость людям, рыцари, одетые в кольчугу, сотканную богинями, размахивают мечами, выкованными богами, и у них на плечах солнце и луна красуются. Древо жизни корнями в преисподнюю упирается, а ветви в небеса устремляются, на бычьих рогах свечи горят, змеи из пиал молоко пьют, где-то камень желания блестит, а краса-девица любимому из башни косу спускает. Мирской столп свод небесный подпирает, а сыновья божьи по золотым цепям на землю спускаются.

Здесь свет — там тьма,

Здесь пир — там мор,

Здесь мёд — там горечь,

Нам здесь быть, жить да поживать.

Доброму — добра желать,

Злому — счастья не видать.

Сто раз отмерим, один раз отрежем,

Беду отведём — счастье познаем,

Под стать лукошку крышку найдём,

Слово доброе скажем, путь-дорогу укажем.

Царство земное, неземное, подземное

Раньше люди думали, что мир делится на три царства: подземное — преисподняя, земное — мирское, неземное — поднебесье.

В среднем, земном царстве жизнь бурлила вовсю: строили дома, башни, хижины, амбары, хлевы, пиво варили, глину месили, мечи ковали, пряжу пряли, сети вязали; пчёлы жужжали — сады цвели, нивы колыхались, листья шелестели. Всем места хватало — детям и женщинам, мужчинам и охотникам, монахам и портным, сапожникам, рыбакам, кузнецам. Боги тоже жили здесь — сильные, смелые, весёлые, озорные, опасные, необычные: боги леса, воды, скота, жилища.

В небесное царство возносились золотые рога волшебного оленя, взлетали крылатые кони и чудо-птицы — паскунджи. Это были владения богов. Они жили под сводами неба и через маленькие окошки наблюдали сверху за людьми, животными, земными божествами и за такими малышами, как ты. Знай, что есть ещё занебесье, где царствует вечная мгла и всё неизведанное, притягательное окутано тайной.

Солнце, звезда и луна

Солнца лучи и мёртвого воскресят

Полюбили друг друга парень и девушка — Бадри и Мзия, но родители воспрепятствовали их встречам. Сказал юноша: «Обниму я солнце — голод утолю». Сказала девушка: «Коль луна со мною, не нужны мне звёзды (т. е. родители)». И решили они убежать.

— Приготовь воду для омовения, вечером приду и заберу тебя, — предупредил юноша.

Всю ночь шила Мзия себе одежду на дорогу, но так и не успела закончить. Тронулись в путь влюблённые, семнадцать дней и ночей шли: дорога не дорога, а огонь да бурлящая, кипящая вода. «Не шути с огнём. Не доверяй воде». Устал Бадри, упал. Взвалила девушка любимого на спину и дотащила до цветущего сада. В саду — серебряные и медные дворцы. Пожалел бог измождённых молодых и превратил Мзию в солнце, а Бадри — в луну, но и наказал за непослушание родителям: поселил одного в серебряном дворце, а вторую — в медном и приказал держаться поодаль друг от друга.

И по сей день так: пока мужик в поле трудится — солнце ему с неба светит. Закончит дело, уйдёт спать — луна появляется. Вот и не могут никак свидеться, но разве расстояние помеха для любви? Бадри до сих пор в сшитой Мзией одежде ходит, но раз в месяц обиду выказывает: почему, мол, платье не дошила? Подкрадётся гвелешапи, откусит недовольному брюзге бедро, и превращается Бадри в серповидный месяц.

Гвелешапи — его зовут Нишха — светилам вредит: то одного проглотит, то на другого нападёт. Но поспешит на помощь луне солнце, а солнцу — луна, и отступает гвелешапи: «Рука руку моет», а дальше… солнце умывается.

Как появились звёзды? Расскажу, когда сможешь сосчитать сколько ярких огоньков светится на небе.

Вот сколько наговорили и богов рассердили — сказано, сначала богу хвала, после — человеку.

Поспорили Небо и Земля, стали каждый себя расхваливать.

«Не тягаться тебе со мною, Небо, разве сможешь ты озеленить красочным цветом Землю?»

«Не хвались, Земля, — ответило Небо, — если бы не роса с моих высот, не видеть цветущей земли тебе».

Молвил светоч серебристый:

«Лучше солнца я — луна. Но сестра я, он мне братец, и негоже нам друг друга не любить и ненавидеть».

Боги небесного царства

Распорядитель-Дежурный

Высокому не прогнуться, низкому не дотянуться. На то и оно высокое, а выше — главный бог. Главного бога грузины величают Распорядителем, Дежурным. Но не подумайте, что он раз в неделю классные комнаты убирает. Боже упаси! Главный на всём свете порядок наводит, днём и ночью, даже в выходные работает, по справедливости судит. Непослушных карает, вызовет есаулов, скажет: «Что посеешь, то и пожнёшь!» И… конец! Есаулы на волков или борзых похожи. Принесут от Дежурного провинившемуся приговор, и не видеть ему радости вовек. Сидит Дежурный на золотом троне. В заботе и думах о других проходят дни и ночи. Из златых уст золотые слова вылетают. Нет ни входа, ни выхода у неприступной божьей крепости. Серебряный тополь у высокой ограды листьями шелестит, по серебряному жёлобу серебряные ручейки текут. Живительную воду божий кит охраняет. Если Дежурный не в духе, кит хвостом воду баламутит; настроение хорошее — и кит воду фонтаном извергает. Тень от кита на Мкинварцвери (Казбек) ложится. Хочешь удостовериться — езжай в Степанцминда. Здесь находится и Гергетская гора. Туда отправил Дежурный сыновей божьих, раздав им мечи, сабли, кинжалы, лахты с железными наконечниками, и наказал биться с дэвами и злыми духами, пока не затупятся клинки.

Пришла к одному человеку беда — похитили у него жену, разграбили дом, один лишь белый бык остался. Убитый горем, обратился мужчина к Дежурному: «Ты несправедливый, верни мне жену, состояние, взамен прими в жертву моего быка!»

Белый бык, стуча серебряными копытами, сверкая свечами на золотых рогах, с серебряным ярмом, поднялся по усеянной звёздами тропе к вратам богов. «Дарёному коню в зубы не смотрят», — молвил главный и отправил божьего сына на землю. Одолел тот злых духов, и вернулась жена к мужу, повеселел человек, закатил пир горой.

Дежурный добро оценит — честного труженика щедро наградит, но лицо своё не покажет — орлом, оленем, лозой, пчёлкой, фиалкой или розой представится. Пусть и нам путь-дорогу озарит.

Кавшелдин

У солнца два сторожа было — Калбарбаре и Кавшелдин. Калбарбаре раздавал солнечный свет, Кавшелдин живительную воду охранял. Много желающих ходило к нему, да мало кто возвращался обратно. Но, как рассказывают, одному чонгуристу удалось спастись от его гнева.

Поручили ему достать живительную воду, отправился он в путь и чонгури с собой прихватил. Прошёл тридевять земель и наконец добрался до ворот господних. Видит — сад цветущий, в саду том серебряное дерево с изумрудными листьями растёт, на ветвях золотые яблоки висят, одна сторона у них янтарная, другая — пурпурного цвета. Из корней живительный ручеёк течёт, но у входа огромный гвелешапи лежит. Ходит чонгурист взад-вперёд, ни хода, ни лазейки не нашёл, сел и начал на чонгури играть. Со всех сторон слетелись птицы, замерли листья на деревьях, замолкли все вокруг, заслушавшись сладкими звуками. Вдруг расступилась скала, открылись врата, и показалась убранная цветами дорога. Услышал гвелешапи незнакомые звуки, разъярился, зарычал:

«Здесь от страха муравей ...

Быстрая навигация назад: Ctrl+←, вперед Ctrl+→