Имитация

Нора Робертс

Имитация

Nora Roberts

FESTIVE IN DEATH

Festive in Death – Copyright © Nora Roberts 2014

This edition published by arrangement with Writers House LLC and Synopsis Literary Agency.

© Лебедева Н., перевод на русский язык, 2016

© Издание на русском языке, оформление. ООО «Издательство «Э», 2016

* * *

У греха много инструментов, но ложь – это рукоять, подходящая к любому орудию.

Оливер Уэнделл Холмс

На Рождество веселым будь –

Лишь раз в году оно к нам торит путь.

Томас Тассер

1

Ох уж эти мужчины, думала Сима. Никчемный народец. Отдубасить бы до смерти клюшкой для гольфа, да куда там!

Но это еще не значит, что девушка не имеет права на месть. И тут Сима была настроена очень решительно.

Кому-кому, а Трею Зиглеру явно не помешает хорошая взбучка. Этот мерзавец взял да и вышвырнул ее из квартиры, в которой они жили уже не первый месяц и на которую у Симы было столько же прав, сколько и у него.

Все семь с половиной недель их неофициального сожительства она честно выплачивала свою долю за жилье. Расходы на еду и выпивку тоже делились пополам. Уборка и вовсе лежала на ее плечах (ленивый ублюдок!), не говоря уже о покупках. Вдобавок за эти семь с половиной недель она отдала ему лучшие годы своей жизни!

Плюс секс.

Словом, после мучительных размышлений, обстоятельных переговоров с друзьями, двух десятиминутных медитаций и шести рюмок текилы Сима окончательно определилась, как, где и когда осуществит свое возмездие.

Насчет как договорились быстро. В дело пойдут все та же клюшка для гольфа, обширная подборка кашемировых носков и чесоточный порошок. Где? Ну, это понятно: в их крохотной квартирке над салоном пирсинга и тату в Вест-Виллидж.

Когда? А вот прямо сейчас!

Наверняка этот жлоб не удосужился сменить замки. Да и зачем? Он же не знает, что Сима сделала копию считывающей карточки и вручила ее на хранение подружке сразу после того, как они вселились в эту квартиру.

А если и сменил, ничего страшного. Подружка сказала, у ее знакомых есть знакомые, которые без труда справятся с такой проблемкой.

Конечно, Симе не очень-то хочется общаться с теми, чьи знакомые умеют проникать в чужие квартиры, но жажда мести сильней.

И вот, взяв для поддержки ту самую подружку, она направилась к дому, где провела семь с половиной недель семейной жизни. Добравшись до главного входа, Сима потянулась за карточкой.

Ее улыбка, и без того широкая от возлияний, стала еще шире, когда замок легонько щелкнул и дверь открылась.

– Я так и знала! Чтобы этот жлоб стал тратить лишние деньги на новый код – да ни за что!

– Погоди радоваться, – осадила ее подружка, – нам еще нужно пробраться в квартиру. Ты точно уверена, что его там нет?

– На все сто. За усердную работу начальница отправила его на семинар в Атлантик-Сити. Даровой номер в гостинице, даровая еда, плюс возможность покрасоваться на публике. Трей от такого никогда не откажется!

Сима направилась к обшарпанному лифту, на ходу стягивая перчатки.

– Нет уж, идем пешком. И не снимай перчаток. Ты что, забыла? Никаких отпечатков.

– Прости, и правда забыла. Для меня это первая попытка взлома, – нервно хихикнув, Сима зашагала к лестнице.

– Какой еще взлом? У тебя есть ключ от квартиры. Вдобавок ты за нее платила.

– Всего половину.

– Это Трей говорил, что половину. Ты хоть раз пыталась выяснить, какой была месячная плата?

– Нет, но я думала…

– Сима, пора уже тебе жить своим умом. Та сумма, которую ты отдавала за эту жалкую клетушку, наверняка покрывала всю ее стоимость.

– Я знаю, знаю.

– Поверь, ты почувствуешь себя куда лучше, после того как мы подпортим его носки. Не забыла наш план? Берем по носку из каждой пары и делаем по крохотной дырочке – так, чтобы они поехали. Пока ты возишься с кашемиром, я подсыплю чесоточный порошок в лосьон для бритья. Потом мы подменим клюшку для гольфа и свалим. Ничего больше не трогаем.

– Трей даже не поймет, что к чему! В гольф он отправится играть не раньше, чем кто-нибудь заплатит за него клубный взнос, а к тому времени он про меня и вовсе забудет. Ну а носки доведут его до белого каления!

– Он решит, что их испортили в химчистке. Так ему и надо. Парень, который отдает носки в химчистку, заслуживает кары.

– Точно. А как насчет чесоточного порошка? Жаль, я не услышу этих воплей! Наверняка решит, что у него аллергия. Так ему и надо, скотине!

– Так и надо, – ее подружка первой шагнула в коридор четвертого этажа. – Ну что, Сима, момент истины!

Сима остановилась, пытаясь перевести дыхание. Подъем на четвертый этаж в пальто, шапке и теплых сапогах – декабрь 2060 года выдался таким же студеным, как ее разбитое сердце, – не прошел даром. Сима взмокла и запыхалась.

Суеверно скрестив пальцы левой руки, правой она вытащила карточку и провела по замку.

Тот щелкнул и открылся.

Она торжествующе вскрикнула и тут же получила ощутимый удар локтем.

– Хочешь, чтобы на шум вышли соседи?

– Нет, но…

Не успела она закончить, как подружка пихнула ее в квартиру и плотно прикрыла за ними дверь.

– Включи свет, Сим.

– Момент, – она щелкнула выключателем. – Ну и бардак! Меня не было какую-то неделю, а он уже загадил всю квартиру. Только взгляни, – она шагнула в сторону кухни, – грязные тарелки, коробки из-под пиццы. Фу! Не удивлюсь, если найду тут тараканов.

– Да тебе-то что? Ты тут больше не живешь. Вот и пусть зарастает грязью, если ему так хочется.

– Ну, все-таки. А гостиная! Мало того, что одежду разбросал, еще и обувь! Ну-ка, ну-ка, – наклонившись, она подняла с пола красную туфельку на шпильке и кружевной лифчик в желтый горошек.

– Надо же, никогда не замечала за ним извращений.

– Он не извращенец!

– Я знаю, Сим. Это как раз то, о чем мы тебе говорили. Трей выставил тебя только потому, что начал охоту за новой юбкой. Согласись, он неплохо преуспел за эту неделю. Не смей реветь! – приказала она, взглянув на несчастное лицо подруги. – Держи себя в руках.

Дело прежде всего. Следуя этому девизу, она забрала у Симы лифчик и туфельку и бросила их на пол.

– Давай, берись за носки.

– Я его вроде как любила.

– Вроде как – это всего лишь вроде как. Он обращался с тобой, как с какой-то дешевкой. Тебе самой станет легче, как только ты ему отплатишь. Уж поверь мне.

Симин взгляд будто прилип к кружевному лифчику.

– Меня так и подмывает что-нибудь расколошматить.

– Только не это! Ты умная девочка и действовать будешь по-умному. Кошелек и тщеславие – вот слабые места Трея. Мы нанесем свой удар, а потом утешимся глоточком текилы.

– Одного глоточка будет мало.

– Ладно, что нам считать. Погуляем вволю.

Сима выпрямилась и кивнула. Сжимая для храбрости руку подруги, она направилась в спальню, которую столько времени делила со своим лживым, тщеславным и жадным дружком.

– Никаких тебе рождественских украшений! У него и правда холодное сердце.

Тут она попала в точку.

Трей Зиглер сидел на постели, привалившись спиной к подушке. Его каштановые волосы, которыми он так гордился, были заляпаны кровью. Глаза, некогда живые и зеленые, неподвижно смотрели в пространство.

Из загорелой груди торчал кухонный нож, пригвоздивший к телу Трея обрывок картонки. Надпись на картонке гласила:

Санта сказал, что ты плохой мальчик!!!

Ха! Ха! Ха!

Подружка мгновенно пресекла вопли Симы, зажав ей ладонью рот.

– Трей! Трей! – стала вырываться та.

– Заткнись ты, ради бога. Просто помолчи минутку. Вот вляпались так вляпались!

– Он умер! Там кровь. Трей умер!

– Я догадалась.

– Что нам делать? Господи! Что нам делать?!

Конечно, лучше всего дать деру. Но даже в таком паршивом местечке можно наткнуться на охрану. А вдруг кто-то видел, как они заходили в квартиру? Или слышал, как они планировали возмездие за рюмкой текилы?

– Для начала успокойся. Уймись и ничего не трогай. А я тем временем привлеку знающего человека.

– Кого-то, кто поможет нам избавиться от тела? – Сима судорожно сжала руки. – О господи!

– Да опомнись ты, ради бога. Я хочу привлечь копа.

* * *

Два часа ночи, а тебе не остается ничего другого, как только выкатиться из теплой постели, променяв домашний уют на стылый холод декабря. И все ради чьего-то трупа. Или пьяной шутки одной особы, которая и в лучшие-то дни действует ей на нервы.

В такие минуты как нельзя лучше понимаешь, что это за собачья работа – быть копом.

Но лейтенант Ева Даллас была копом, и в скором времени ее машина тормозила у обветшалого домика в Вест-Виллидж. Схватив свой рабочий чемоданчик (на случай, если там и правда есть труп), она застучала каблуками по мерзлому тротуару.

Не успела она воспользоваться универсальным ключом, как дверь звякнула и отворилась.

Лифт был под стать всему зданию, но Ева все-таки шагнула внутрь – уж очень хочется побыстрее разобраться с делом.

Сунув замерзшие руки в карманы кожаного пальто (о перчатках она и не подумала), Ева мрачно уставила ...

Быстрая навигация назад: Ctrl+←, вперед Ctrl+→