Новый Мир

Козырев Игорь Леонидович

Новый Мир

Глава 1

Лето, хорошее время для отдыха, когда есть на это время. Люблю охоту на крупного копытного, на утку, на голубя, рыбалку тоже очень уважаю, особенно если можно совместить охоту на воде, например, на утку и рыбалку. Когда охота закрыта, то можно заняться подводной охотой. Вот ее гораздо легче совмещать с рыбалкой. Обычно выезжаем с моим другом и коллегой по работе, Юрой Волковым, он на два года моложе меня. Работаем мы с ним в охранной фирме «Феникс» уже третий год, скоро уже четвертый пойдет. Мы с ним вместе служили на Афганской границе. Он срочную, пулеметчиком, а я начальником заставы, но, когда он появился у нас на заставе, я был еще зеленым лейтенантом. Зовут меня Влад Одинцов, старший лейтенант в отставке, уволился по ранению. Очень неудачно подставился под пулю снайпера. Окончил Рязанское высшее воздушно-десантное командное ордена Суворова дважды Краснознамённое училище имени генерала армии В. Ф. Маргелова. Готовился стать командиром воздушно-десантного взвода. Но при распределении мое дело отложили в сторону, а потом меня вызвали к начальнику особой части училища, где и огласили место моей дальнейшей службы. Сказали, что с моего курса отобрали только меня и что служба на границе — это гораздо почетнее и ответственнее, чем крутить хвосты новобранцам. Настроение у меня конечно упало ниже плинтуса. Или быть бравым лейтенантом ВДВ, или лейтенантом пограничником где-нибудь у чёрта на куличках, как говорят в Одессе — это две большие разницы. Когда попал на границу, сначала проклинал свое начальство и судьбу. Потом понравилось. Природа — сложно описать эту красоту, а воздух — чистейший. Над головой начальства почти нет. На заставу я попал в качестве заместителя командира заставы. Опыта у меня, правда было ноль и это слишком мягко сказано. Учил меня и командир, но это было редко, в основном мной занимался прапорщик Редько, Виталий Степанович. Он на границе прослужил всю свою жизнь. Учитель, каких еще надо поискать. По началу было очень трудно, или скорее можно сказать непривычно. Я все-таки человек городской, хоть к охоте и привычный, но все же городской охотник это вам не охотник, родившийся в семье охотников промысловиков. Юра пришел к нам на заставу, через месяц после моего там появления, он оказался моим земляком. Это не означало, что я делал ему послабления. Служба — есть служба. Это я ему сразу объяснил. Парень оказался очень смышлёным, он был немного старше обычных призывников, так как учился в институте. Не доучился всего один год и ушел в армию. Так и попал на нашу заставу. Службу я описывать не буду, так что если коротко, то через год, мне сказали, что командир уходит в отставку через полтора года и на его месте начальство погранотряда видит меня. Вот так, через два с половиной года я стал начальником заставы, а еще через полгода я схлопотал пулю, выпущенную из бура с сопредельной территории и меня, списали, в личном деле появилась запись: «Не годен к строевой». Так я и вернулся на родину. В Тверь. Юру я нашел, он как раз устроился в охранную фирму и позвал меня к себе. После недолгих переговоров с работодателем, меня приняли в фирму без испытательного срока. Моя подготовка с лихвой перекрывала требования фирмы, так как у меня кроме отличной рукопашной подготовки, стрелковки и водительских прав со всеми открытыми категориями кроме троллейбуса и трамвая, было также владение тремя иностранными языками. Английский и немецкий — беглый разговорный плюс я мог вполне прилично писать и испанский разговорный, но пишу с ошибками. Охранное бюро крышевало наше родное Управление Государственной Безопасности, к ведомству которого я и относился. Справки обо мне навели за пару дней. После этого я возглавил группу быстрого реагирования. Наша фирма не занималась охраной складов и хранилищ, а охраняла, как бы это попроще сказать, охраняла лиц, наделенных властью. Так как все разведданные поступали нашему начальнику из конторы, то о готовящихся покушениях или предполагаемых неприятностях, мы почти всегда получали сведения. В общем работа от службы на границе отличалась не чтоб сказать слишком сильно, в отличии от зарплаты, которая была на много выше моей армейской. Рабочий день у нас не нормированный, поэтому бывает, что по две-три недели работаем без выходных, даже спать приходится в пределах досягаемости клиента, но зато по окончанию таких заказов случаются по три-четыре, а то и целая неделя выходных. Вот в такие выходные мы с Юрчиком и ездим на рыбалки, охоты и пикники. Зарплата позволяет нормально отдыхать, можно конечно собрать денег за год и в отпуск поехать за границу, только вот у нас, как мне кажется мест для отдыха никак не меньше, чем за границей, а цены на многое гораздо ниже. Поэтому мы с Юрцом и прикупили себе по Ямахе ТТР 250 Эндуро. Очень неплохие мотоциклы для начинающих. При необходимости можно посадить пассажира, и немного груза подвесить, палатка, немного еды, ласты и маску. В прошлом году хорошо отдохнули на Волге. Так как ехать было далековато, то мотоциклы погрузили в пикап, у меня Мицубиси Хантер дизель ста девяти сильный. Загрузились нормально, за то и снарягу для подводной охоты взяли, и еды набрали. В общем отдохнули на славу. В один из вечеров, мы решили побаловаться раками. Вода была прохладная, поэтому я надел гидрокостюм, в котором я занимаюсь подводной охотой. Натаскать из нор достаточно раков на двоих, чтобы обожраться, время занимает не мало. Поэтому я и не хотел застудиться. Юра ходил по берегу с целлофановым пакетом, а я нырял и шарился по норам. Одна нора оказалась очень глубокой, и я засунул руку на всю длину, но до рака так и не достал. Я пошарил рукой по стенкам норы в надежде найти отнорок в бок, так как я сразу при входе почувствовал рака, но он, скотина резко здал назад, и я не успел его поймать, а ведь здоровый был, гад. Воздух уже заканчивался, и пора было выныривать, но я зацепился за что-то костюмом. Рвать его совсем не хотелось, поэтому до последнего пытался освободиться и, наконец рука освободилась, и я всплыл на поверхность. Юрец сказал, что уже начал волноваться. Я нормально отдышался и решил пощупать, что же меня не хотело отпускать. Предупредив Юру, я снова нырнул и нашел эту нору. Теперь я уже осторожно полез другой рукой, чтобы была возможность пощупать эту занозу. Нащупал, на ощупь это было какое-то кольцо с набалдашником, но оно крепко сидело на корне дерева. Видимо корень дерева пророс сквозь него. Тогда я уцепился пальцами за сам корень и с силой дернул его на себя, он не выдержал и лопнул, кольцо соскочило с него, и я его подобрал. На поверхность я снова всплыл на остатках воздуха в легких, но был доволен. Раков мы насобирали уже достаточно, так что я не стал жадничать и вылез на берег. Пока я снимал гидрокостюм, Юра поставил на огонь казан с раками и заряжал его зеленью и специями. Я уселся возле костра и стал рассматривать добытый мною предмет. Это действительно оказалось старинное кольцо с каким-то черным камнем. Точнее сказать, это был мужской перстень из металла похожего на платину. Снаружи по всему кольцу шла надпись, языка я не знал, а в центре был закреплен здоровенный черный ограненный камень ввиде эллипса размером два с половиной на полтора сантиметра. Он находился как бы на своей подложке и был посажен на само кольцо. Места пайки я так и не разглядел. Юра тоже внимательно его рассмотрел, но тоже ничего определенного сказать не смог. Я положил его в нагрудный карман куртки, и благополучно забыл о нем, пока дома не собрался постирать вещи посла отдыха. Когда я перед стиркой в стиральной машине стал вытряхивать все что у меня накопилось в карманах, он выпал на пол. Закинув все вещи в стиралку, я пошел на кухню, взял старую зубную щетку и, принялся отчищать мою находку. Когда я не смог найти никакой грязи на кольце, я еще раз тщательно его осмотрел с увеличительным стеклом. Нового я ничего найти не смог, кроме того, что метал кольца оказался очень крепким, поцарапать ножом я его не сумел. Покрутив его в руках, я не придумал ничего умнее, чем надеть его на безымянный палец левой руки. Он сел как будто там всегда и был, но сниматься не захотел, от слова совсем. Я попробовал смазать мыльным раствором, ни в какую, плюнул на это дело и оставил как есть. Правда я не люблю носить на руках никаких предметов, даже часы не ношу, при моей работе в самый неподходящий момент зацепиться кольцом или ремешком часов — может стоить жизни клиента или моей. В следующий раз на рыбалку мы сумели вырваться лишь только в конце августа, попытались вырвать последние теплые деньки. Поехали не далеко, на речку Тверца. Рыбалка вышла так себе, нас накрыл обложной дождь и большую часть времени мы просидели в палатке. В конце разразилась гроза, в какой-то момент я услышал, как звякнул колокольчик на моем спиннинге, пришлось вылезать из палатки и подходить к берегу. Когда я подошел к удочке и подсек рыбу, раздался оглушительный грохот, треск и меня ослепила молния. Разряд попал в дерево совсем близко от нашей палатки, дерево треснуло, но не загорелось, а вокруг нас и нашей палатки по травинкам, кустикам, веточкам деревьев пробегали электрические разряды. Несколько таких ручейков электричества текли в мою сторону. Когда я стал, что-то видеть, я посмотрел куда текут эти ручейки, оказалось они стекаются в камень моего перстня. Если честно, я немного испугался, но ничего не почувствовал. Это действо длилось минут пять. Гроза пошла стороной, а мелкий дождик, который лил вот уже как два дня, закончился. Я глянул на свою руку. Вроде все в порядке, вот только камень на перстне ожил. В глубине его посверкивали маленькие молнии, создавалось впечатление, что он дышит. Камень принял еще более черный цвет, хотя казалось куда уж больше, а металл из которого был сделан перстень, засверкал, как будто кто-то его надраил. Хотя я хорошо ...

Быстрая навигация назад: Ctrl+←, вперед Ctrl+→