Двойная реальность

Осьминожкин Евгений Александрович

Двойная реальность

- Мам, дай таблетку!

Кухонный комбайн, встроенный в стол, утробно булькнул, мама достала из него глубокую тарелку с кашей, по запаху песочное печенье.

- Малыш, попробуй, - сказала мама и поставила тарелку с новым кулинарным шедевром передо мной.

- Что это? - спросил я, перемешивая кашу, от вида которой мне хочется лезть на стены, уже забыл когда последний раз ел что-то твердое.

- Печенюшки, - ласково произнесла мама и уставилась на меня. Как же, сейчас чадо будет с любовью поглощать ее стряпню.

Закрыл глаза, так легче есть из раза в раз одну и ту же кашу, что отличается лишь по вкусу. Что поделать на наполнитель для комбайна у нас не хватает денег. Говорят, что изобретение пищевого комбайна спасло человечество от голодной смерти, охотно верю, но лично мне от этого не легче. Хроники уверяют, что люди раньше ели настоящие продукты, а не эту бурду с разным вкусом. Пищевой комбайн на корню уничтожил необходимость что-либо выращивать. Ведь достаточно загрузить в него две составляющие (биомассу и структуризатор) и перед вами абсолютно любое блюдо насыщенное витаминами. Вот только у нас не хватает денег на структуризатор, мама еле зарабатывает на биомассу среднего качества.

На вкус кашеобразные печеньки оказались вкусными, главное подольше размешивать языком по рту, все же мама старалась.

- Спасибо, вкусно, - ответил я и открыл глаза.

Мама в домашнем халате влюбленно смотрит на меня. По-домашнему растрепанная, прическа "а-ля грязный пудель", волосы примяты, но остались участки, что пытаются вернуть былую форму. Теплый заботливый взгляд с нежностью наблюдает, как я кушаю.

- Еще чего-нибудь хочешь? - ласково спросила она и перед ней появилась огромная кулинарная книга. Фолиант на полстола завис в воздухе, мама глазами побежала по строчкам, пытаясь найти чтобы еще приготовить.

Запил остатки жидкого печенья молоком, хоть оно такое как надо, жидкое.

- Мам, мне бы таблетку! - вновь попросил я.

- Еще три часа дня, куда тебе спать? - буркнула мама продолжая переворачивать страницы старинного фолианта.

Я нервно махнул рукой и огромная книга испарилась. Не люблю когда любители старины идиотничают. Ладно бы сделали кулинарную книгу в виде планшета, даже пусть у него была бы окантовка в виде корешка книги, еще куда ни шло, но не это же страхолюдство, заполняющее собой пространство, хорошо хоть виртуальное, в реальности такую книгу двум мужикам одну страницу переворачивать.

Мама сердито глянула на меня.

- Арт, - начала мама.

- тём, - продолжил я, терпеть не могу, когда мое имя сокращают и больше всех это любит делать та, кто его подарила.

- Малыш, - ласково произнесла мама и погладила меня по голове, - сходи погуляй, не надо вычеркивать пол дня жизни.

- Да, я весь уже извелся, - запротестовал я. - Как ты не понимаешь, мне завтра четырнадцать лет, передо мной откроются все возможности.

Мама тяжело вздохнула.

- Глупый, - сказала она насмешливо. - Еще успеешь насмотреться на голых девок.

- Пфф, - для вида возразил я. - Да, кому они нужны.

Мама издевательски прищурилась с ухмылкой.

- Не только это, - сдался я. - Хочется видеть наконец-то рекламу.

Мама притворно закатила глаза.

- Боже мой, нашел о чем мечтать, - сказала она и засмеялась. - Вот к чему не стоит стремиться, так это точно к рекламе.

- Ага, тебе хорошо говорить, ты ее видишь, - возразил я.

- Лучше бы не видела, - заявила мама серьезно.

- Наелась значит? - спросил я.

Она кивнула.

- А если бы никогда ее раньше не видела? -спросил я настойчиво.

Она призадумалась. Перед ней появился интерфейс комбайна, пара движений и две кружки горячего чая поднялись к нам из столешницы.

- Все равно, еще успеешь, - сказала она, прихлебывая ароматный травяной чай.

По ее застывшему взгляду понял, что она вновь о чем-то задумалась, уже не достучаться. Вышел из-за стола, раз таблетку снотворного мне отказывается выдать, то надо чем-то себя занять. Хочется подскочить и бегом в клинику на смену глазных линз. Как же она не может понять, что такое получить доступ к нормальной жизни, стать взрослым.

И всему виной развитие технологий. Хроники говорят, что раньше у людей были телевизоры, компьютеры и прочие внешние гаджеты, в которые мог посмотреть любой, независимо от возраста. Но теперь жизнь уже не та, детям сразу устанавливают глазные линзы и каждый год меняют, проверяя и настраивая. Поэтому ни один ребенок не может увидеть рекламы и даже целующуюся парочку в парке, видите ли ему еще не положено интересоваться сексом, от того и на примеры смотреть не надо. Линзы блокируют все запрещенное, поэтому ребенку не увидеть ничего такого, что не разрешает правительство. И завтра этот тотальный фильтр будет снят, осталось чем-то себя занять сегодня.

Прошелся по комнате туда-сюда, туда-сюда, нет, так нельзя, мечусь как загнанный зверь. Плюхнулся на кровать, может в сети найдется что-нибудь интересное, способное меня отвлечь. Почта тренькнула приглашением, ох мамочки десятки новых писем и все от незнакомых девушек. Издеваются дурехи. Им тоже не понять каково это быть последним в классе, чей день рождения выпадает на середину лета, когда остаешься один. Полкласса заменило линзы еще зимой, только и было разговоров о новых возможностях, фишках и вседоступности. Друзья и рады бы поделиться найденным фотками обнаженных одноклассник, но мне все равно их не увидеть, гребанные линзы, осточертели, что порой хочется с глазами выдрать. Но нельзя, так я останусь вне интернета и современных технологий, как и без глаз. Теперь чердаки каждого дома не пыльные и забытые богами и временем помещения, а мощнейшие серверные, в которых хранится вся информация жителей дома. Четче всего это ощущается ребенку. Стоит переступить порог дома, как все виртуальное исчезает, нет интернета, персональных настроек и вообще всего виртуального, ребенок оказывается на улице без информационного шлака. Зато когда поменяю линзы, буду ловить интернет даже на улице, в пределах города невозможно остаться без него, каждый дом, автобус, машина и любая постройка надежно удерживают в цепких лапах виртуальности, но сегодня о таком еще только мечтать.

- Чего разлегся, все равно же не заснешь? - ехидно спросила мама, стоя в дверном проеме.

Я подскочил, как ошпаренный.

- Да достали вы все, - крикнул я.

- Кто это все? - с интересом спросила она, одно движение рукой и у меня появился виртуальный надсмотрщик.

- А ну давай показывай, - велела мама строго.

Появилась мысль возразить и не открывать почту, но тогда она перехватит контроль, буду вообще, как младенец. Послушно открыл почту. Десятки мигающих сообщений, что я не стал открывать, в каждом примерно одинаковый текст.

- А-а, - с улыбкой ответила мама, - юные соблазнительницы кидают приглашения в друзья.

- И сдались они мне, - буркнул я.

- Пока что да, тебе до них никакого дела, но должны же девушки дать о себе как-то знать. Вот захочется тебе с кем-нибудь пойти в кино или в парке погулять, а у тебя в френдлисте одни парни. Так что все правильно делают, дают о себе знать заранее, - одобрила мама и присела на край кровати.

- А где они все были вчера, неделю назад и весь год? -заорал я истерично. - А у меня еще доступа нет, а они уже шлют приглашения, идиотки.

- Успокойся, малыш, - сказала мама ласково. - Наступит завтра, никуда не денется.

- Я последний, последний из класса, - с подступающими слезами закричал я. - Как ты не понимаешь? Уже все мои друзья по-настоящему живут, а я тут один лежу, хожу, никому не нужный.

- И что ни один друг о тебе ни разу не вспоминал? - спросила мама участливо.

- Ага, как же, - сгримасничал я. - Парочка присылала сообщения. Пустые сообщения. Пустые только для меня одного.

Слезы сами от досады потекли.

- Идиотов всегда будет в твоей жизни хватать, - пообещала мама. - Не переживай. А как же Димка?

Я замер. И правда, у Димки вообще нет линз, его семья живет в резервации, старотехи, как их называют, люди не пожелавшие быть постоянно подключенными к сети. И правда, чего это я, Димка же только сегодня присылал приглашение прогуляться.

- Ему меня не понять, - выпалил я. - Он в интернет вообще заходит с планшета, как динозавр.

- А тебе с ним что в сети встречаться? -спросила мама хитро. - Для общения с ним тебе так уж важно есть на нем линзы или нет?

Я замер с открытым ртом, возразить нечего, когда мы гуляем, то просто болтаем, у меня как ребенка на улице интернет не работает, а он планшет никогда не достает, просто гуляем.

- Убедила, - буркнул я и помахал ей, чтобы уходила из моей комнаты.

Мама с улыбкой поднялась и вышла из комнаты. Родительский контроль позволяет за мной наблюдать из сотен камер в потолке и стенах, но это если мама захочет проверить что я делаю. А она у меня нормальная, не станет наблюдать как я переодеваюсь, доверяет, знает, что ничем плохим в комнате никогда не занимаюсь.

+++

Далее не переделано.

+++

Улица встретила приятной июльской прохладой, солнце сегодня больше светит, чем греет. За порогом дома остался интернет и вся виртуальность, без которой порой ощущаю себя неуютно. В линзах активными остались лишь gps и навигатор, дети всегда должны знать, как добраться до дома, а родители должны знать где находятся дети.

Димка живет за мостом, до которого три километра и триста двадцать метров, по мосту полтора километра, а затем еще четыре с лишним до его подъезда, если идти строго по маршруту проложенным навигатором. ...

Быстрая навигация назад: Ctrl+←, вперед Ctrl+→