Вальтер Скотт. Собрание сочинений в двадцати томах. Том 1

Вальтер Скотт. Собрание сочинений в двадцати томах. Том 1

ВАЛЬТЕР СКОТТ

1

Сто с лишним лет тому назад Вальтер Скотт считался одним из величайших писателей мировой литературы. Бальзак рассматривал его романы как образцы художественного совершенства, Стендаль считал его отцом современных романистов, Гёте отзывался о нем с величайшим одобрением, Белинский восхищался им, Пушкин называл его «шотландским волшебником». Сотни тысяч читателей во всех концах Европы с нетерпением ожидали его новых произведений, которые тотчас же переводились на несколько языков и выходили многими изданиями, На мотивы его произведений художники писали картины, а композиторы — оперы. Сотни европейских писателей сочиняли романы «в манере Вальтера Скотта». Историк, воскресивший давно прошедшие эпохи, знаток сердца человеческого, создавший, подобно Шекспиру, целые толпы живых людей с самыми разнообразными характерами и страстями, — таким казался Скотт своим восхищенным читателям в течение почти полувека.

Затем слава его пошла на убыль. Новые литературные направления, возникавшие в середине XIX века, должны были разрешать более современные общественные проблемы другими методами и на другом материале. Вальтер Скотт перестал быть учителем: «мудрость» его показалась недостаточно глубокой, конфликты ложными, интриги — надуманными, а персонажи — чуть ли не марионетками, одетыми в исторические костюмы. Скотт стал детским писателем, соперничая в популярности у «старшего возраста» с Купером, Майн Ридом и Жюлем Верном. Этому возрасту он нравился полным приключений сюжетом, экзотической обстановкой, в которой протекало действие его романов, контрастами злых и добрых героев.

Но в последние десятилетия Скотт опять стал завоевывать симпатии не только детей, но и взрослых. Критика отмечала его драгоценные свойства: глубокое понимание исторических процессов, любовь к народу, широкое изображение эпохи в ее противоречиях, в столкновениях классов и государств. «Мудрость» Скотта, несмотря на всю ограниченность его общественного сознания, его тонкое проникновение в психологию различных общественных классов и целых эпох, мастерство исторической живописи сделали его одним из любимых авторов советского читателя. Оценка, которую более ста лет назад дали Скотту Пушкин и Белинский, в известной мере восстановлена.

Вальтер Скотт (1771—1832) родился в Шотландии, в Эдинбурге, в семье юриста, занимавшего должность секретаря суда. Скотты принадлежали к старому шотландскому роду, в свое время игравшему некоторую роль в истории страны. Вскоре после рождения обнаружилось, что ребенок плохо владеет правой ногой. Никакое лечение не помогало, и будущего писателя отвезли для поправки в деревню к бабушке, на ферму Сэнди-Hoy. Здесь и начинаются первые жизненные впечатления Вальтера Скотта. Бабка знала много страшных и смешных историй из эпохи недавних стычек на шотландско-английской границе. Она рассказывала их внуку, а тетка Дженнет читала мальчику старинные баллады, которые он легко заучивал наизусть. По этим рассказам и балладам Скотт впервые познакомился с буйной шотландской историей.

В деревне Скотт немного подлечился, но все же остался хромым на всю жизнь. Вскоре, научившись грамоте, он поступил в эдинбургскую школу, а затем стал много читать, — он читал Гомера, Оссиана, сборники старинных английских баллад, затем прочел «Освобожденный Иерусалим» Торквато Тассо, увлекшись военными подвигами и фантастическими приключениями его рыцарей.

Отец хотел, чтобы сын тоже стал юристом, и заставил его работать в своей конторе. После нескольких лет этого учения Скотт получил звание адвоката, затем занял должность секретаря эдинбургского суда. Он и впоследствии, когда стал знаменитым писателем, не оставлял своей первой специальности и был шерифом округа.

Первым печатным трудом Скотта был перевод двух известных баллад немецкого поэта Бюргера: «Ленора» (под названием «Уильям и Элен») и «Дикий охотник» (оба перевода в 1796 г.). Через три года после этого появилась в его переводе драма Гёте «Гец фон Берлихинген» (1799), которая привлекла Скотта широкой эпической манерой, напоминавшей исторические хроники Шекспира, и средневековым сюжетом, повествующим о героической борьбе и гибели защитника народных интересов Геца. В 1802—1803 годах появились три тома «Песен шотландской границы» («Minstrelsy of the Scottish Border»).

Этот сборник, как пишет Скотт в предисловии, делится на три части: баллады исторические, основанные на реальных исторических событиях, баллады романтические, рассказывающие о чудесных приключениях, и, наконец, подражания старинным балладам, принадлежащие перу «современных авторов». Эту третью часть составляют поэмы, написанные самим Скоттом «в подражание древним песням, которые некогда распевались менестрелями под звуки арф». Скотт полагал, что такая поэзия может сочетать «суровую гармонию и смелый вымысел, чарующий нас в старинных балладах, с изяществом чувств и версификации, которое отсутствует в произведениях грубого века».

Среди этих ранних поэм Скотта нужно отметить, в частности, «Иванову ночь», переведенную В. А. Жуковским и пародированную М. Ю. Лермонтовым.

Критика приняла поэмы Скотта весьма благосклонно, и отныне в течение десятка лет он отдает этому жанру все свои силы. В 1805 году выходит в свет большая поэма Скотта «Песнь последнего менестреля», построенная на легендарных средневековых мотивах, с участием сверхъестественных сил, в 1806 году — поэма «Мармион» (частично переведенная В. А. Жуковским), в 1810 одна из наиболее известных и, несомненно, самая поэтическая «Дева озера», на сюжет которой написана одноименная опера Россини (1819), а в 1812 году — последняя поэма Скотта «Рокби». В следующем—1813 году он уже заканчивал свой первый роман, принесший ему мировую славу, — «Уэверли,[1] или Шестьдесят лет тому назад» (1814).

По словам самого Скотта, он оставил поэтическое творчество и перешел к прозе потому, что не хотел состязаться с Байроном, который только что напечатал первые две песни «Чайльд-Гарольда», имевшие огромный успех. Кроме того, казалось ему, жанр исторической, или «археологической», поэмы, который он создал, вызвал столь многочисленные подражания, что за несколько лет успел наскучить публике. Но главная причина была в том, что естественная эволюция творчества Скотта неизбежно влекла его к историческому роману. Художественная задача его заключалась в изображении быта и нравов прошедших эпох, а это требовало, с одной стороны, детальных описаний, с другой — обильных диалогов и быстрого действия. Скотт почувствовал, что наиболее полно разрешить такую задачу мог только прозаический роман. По существу, и поэмы Скотта, особенно последнего периода, похожи были на стихотворные романы. Обратившись к прозе, он создал особый жанр исторического романа, сыгравший крупную роль в развитии и художественной литературы и исторической науки Европы.

«Уэверли» был издан без имени автора. Отдавая свой роман в печать, Скотт не был уверен в успехе и не хотел рисковать своим уже прославленным именем. Все дальнейшие его романы выходили анонимно, хотя ни для кого не было тайной, кто был их автором. Только в 1829 году, издавая собрание своих романов под названием «Waverley novels», Скотт раскрыл свое имя и рассказал историю своих творческих исканий.

С 1814 года по 1832, год смерти Скотта, романы следовали один за другим с поразительной быстротой. Многие из них являются перлами мировой литературы. Стоит только просмотреть перечень названий и даты выхода в свет, чтобы понять, почему Вальтера Скотта называли «самым плодовитым из современных романистов» (впоследствии так стали называть и Бальзака).

В эти годы Скотт напечатал десятки томов исторических и критических произведений, как, например, «Жизнеописания романистов», множество критических очерков о романистах английских и зарубежных (эти очерки служили предисловиями к обширной предпринятой издателем Баллантайном серии романов), «Опыт о средневековых романах» («Essay on Romance»), «Жизнь Бонапарта»— огромную историю французской революции и империи, написанную с реакционных политических позиций, — двухтомную «Историю Шотландии», «Опыт о балладах», «Опыт о демонологии и колдовстве» и т. д. Некоторые из этих произведений и до сих пор читаются с захватывающим интересом, например увлекательные «Рассказы деда» о шотландской истории (1827—1829).

Успех романов и необычайная продуктивность Скотта доставили ему почести и богатство. Увлекшись средневековыми древностями, возмечтав о том, чтобы вернуть своему шотландскому роду его прежнее политическое значение, Скотт решил превратить свое обширное поместье Эбботсфорд в экономический и AyJ ховный центр целой округи. В 1818 году Скотт получил звание баронета и стал прикупать земли вокруг своего поместья, расширять свою резиденцию и превращать ее в подлинный средневековый феодальный замок. Он собирал древности и составил замечательные коллекции старинного оружия, предметов обихода, редких книг и т. д. В зиму 1825—1826 года он потерпел финансовый крах: обанкротился его издатель Баллантайн, с которым он состоял в компании. По закону он мог отказаться выплачивать долг своего компаньона и друга, но счел это ниже своего достоинства и принял на себя огромный долг — около ста тридцати тысяч фунтов стерлингов, выплачивать который должен был своим литературным трудом. Теперь, побуждаемый необходимостью, он работает еще больше, чем прежде. На некоторых произведениях этого периода заметны следы спешки и умственного утомления.

Железное здоровье, в ...

Быстрая навигация назад: Ctrl+←, вперед Ctrl+→