Огонь Изначальный

Мария Боталова

Огонь Изначальный

© М. Боталова, 2016

© ООО «Издательство АСТ», 2016

* * *

Пролог

Прямо посреди комнаты на пушистом бежевом ковре, игнорируя расположенный неподалеку удобный диван, сидели двое – женщина с огненно-красными волосами, заплетенными в простую, чуть растрепанную косу, и маленький мальчик лет четырех. Темно-русый, он пошел в отца и в наследство от матери не получил ни огненного цвета волос, ни огненной стихии. Впрочем, это ребенка нисколько не расстраивало, сейчас он был занят очень важным, увлекательным занятием – расставлял цветные кубики по порядку, не без подсказок пытаясь складывать из них слова.

– Ну вот, этот опускаем сюда, – проговорила женщина, помогая поставить последний кубик в ряд. – Смотри, что получается?

– Ир-тан, – прочитал мальчик по слогам, недоверчиво всматриваясь в последовательность букв, написанных на разноцветных кубиках. Подняв голову, лучисто улыбнулся и уже уверенней повторил: – Иртан! Мое имя!

– Верно, молодец!

В гостиной, выдержанной в янтарных, медных и бежевых тонах, царили уют и спокойствие. Из мебели – маленький столик, диван, шкаф с книгами, сервант с красивыми фигурками за стеклами, декоративными или даже магическими, четыре кресла, по одному для каждого члена семьи, – ничего лишнего. Расставленная по углам мебель оставляла много свободного пространства. Сквозь большие окна, занимавшие две стены, обильно вливался солнечный свет.

– Мама, а можно я теперь «Инира» напишу?

Женщина вздрогнула, напряглась, но, быстро взяв себя в руки, с улыбкой кивнула:

– Конечно, напиши.

Пока мальчик подыскивал нужные буквы, от усердия высунув кончик языка, красноволосая женщина невидящим взглядом скользила по стенам тепло-янтарного цвета, по контурам немногочисленной мебели и плавным линиям ведущей на второй этаж деревянной лестницы. Напоминания о дочери причиняли боль, заставляя вновь и вновь прокручивать в голове вероятные события, перечислять встречающиеся на каждом шагу в мире арэйнов опасности. Неожиданно уловив краем глаза нечто синее, неуместное среди привычных тонов, подняла голову и встретилась взглядом с мужчиной. Снова вздрогнула, почувствовала, как сердце ухнуло в пятки. Нет, этого не может быть!

– Иртан, ты пока составляй слово, а я отойду ненадолго. Проверю, когда вернусь, – проговорила она бесцветным голосом и, поднявшись на одеревеневших ногах, направилась к ожидающему ее с благосклонной улыбкой мужчине. Тот, заметив, что женщина идет к нему, перестал облокачиваться о перила, ограждавшие открытую площадку второго этажа, развернулся и скрылся за поворотом, там, где начинался коридор.

– Пройдем в кабинет твоего мужа? – с неприятной усмешкой предложил мужчина, когда хозяйка дома приблизилась к нему.

– Нет, к Тиму нельзя, – выдавила женщина, глядя на знакомого и не веря собственным глазам. Так не бывает! Он не мог здесь появиться, не мог! Хотелось зажмуриться, потрясти головой, даже закричать, отгоняя приводящую в ужас иллюзию.

– Предпочитаешь, чтобы мы беседовали в вашей спальне? – с издевкой поинтересовался арэйн, а это был именно он, о чем свидетельствовали сияющие искристыми переливами серебристые крылья, сейчас сложенные за спиной, и длинные витые рога, сверкающие не хуже крыльев или длинных, ухоженных волос.

– Как… как ты вошел в дом? – спросила Нилиса, сжимая кулаки и чувствуя в руках нервную дрожь. Ее первая любовь, самый страшный кошмар, от которого столько лет она пряталась и прятала их дочь, теперь он здесь, сумел отыскать! И не просто отыскать, но и проникнуть в казавшееся безопасным жилище, миновав внимательных стражников, осаждавших двор почти целый месяц. – За домом ведь следят.

– Ты слишком мало знаешь об арэйнах Эфира, – самодовольно улыбнулся мужчина и, демонстративно оглядевшись по сторонам, осведомился: – Где моя дочь? Я хочу ее видеть.

– О, ты назвал ее дочерью? – съязвила Нилиса, начиная приходить в себя и раздумывать, как избавиться от неожиданного визитера. К счастью – ну надо же, как быстро все перевернулось, ведь пару минут назад это казалось ужасным, – Инира сейчас далеко, даже родной матери неизвестно, где она находится.

– Я собираюсь дать ей свое имя, – сказал арэйн.

– Нет. Я не позволю. У Иниры не будет ничего общего с тобой.

– Ини-ира, – довольно протянул мужчина, – так вот как ее зовут. – Спустя мгновение улыбка с лица арэйна исчезла, взгляд стал твердым, требовательным. – Скажи, где моя дочь. Она нужна мне.

– Нужна, – с презрением повторила Нилиса и, скрестив на груди руки, ответила: – Я не знаю, где она. Ты не найдешь Иниру.

– Даже так? – Мужчина прищурился, внимательно всматриваясь в лицо хозяйки дома. – Прячешь ее от меня? Или… может, эти эвисы узнали, что в ней течет кровь арэйнов? Поэтому за вашим домом следят?

– Тебя это не касается, – поджав губы, нахмурилась женщина. – Убирайся отсюда, пока я не позвала эвисов. Как ты заметил, их много ходит вокруг дома.

– Я уйду, не беспокойся. Но попытайся передать Инире вот это, – проговорил арэйн, снимая с шеи голубоватый кристалл на кожаном ремешке и протягивая его Нилисе.

Женщина нахмурилась еще больше:

– Что это?

– Портал. Если кристалл разбить, откроется портал в наш мир. Ты ведь понимаешь, что теперь, когда ваши маги знают правду, Инире намного безопасней будет находиться среди арэйнов.

– Портал в твой замок? – презрительно фыркнула Нилиса, не спеша принимать артефакт.

– Не совсем, – хмыкнул мужчина и с самоуверенной улыбкой, так, будто уже знал, чем завершится разговор, добавил: – Будь благоразумна, не оставляй девочку наедине с опасностями мира только из-за своего отношения ко мне.

Глава 1

О том, как встречают в доме родном

– Спасибо, – с благодарной улыбкой сказала я светловолосому мужчине. Несмотря на некоторую скудость эмоций, в последнее время мною испытываемых, я действительно была ему очень признательна. Этот немолодой арэйн, судя по мелькающей на голове седине и задумчивым, всезнающим глазам, проживший на свете не меньше четырех сотен лет, буквально спас меня, выходил, когда я не могла даже с кровати подняться без посторонней помощи. Совершенно незнакомый арэйн, которому, в общем-то, нет дела до какой-то девчонки, попавшей в беду. Он не привязался ко мне и, буду откровенна, даже не проявлял особого беспокойства – его не волновало, встану я на ноги или через пару недель отправлюсь к богам, однако он заботился обо мне. Пусть, по его же признанию, делал арэйн это исключительно из-за просьбы Ксая, принесшего меня, полуживую, к нему в дом, но ведь не выгнал на улицу. А мог бы. Выкинуть за дверь или оставить в комнате – просто не заходить, не приносить лекарства, не кормить мясными бульонами, а потом сказать, что не сумела выкарабкаться, слаба оказалась. Я была ему благодарна. Он подарил мне еще один шанс и теперь, когда я достаточно окрепла для небольшого путешествия, открыл проход между мирами.

Поправив сумку на плече, в последний раз посмотрела на арэйна и решительно шагнула в ярко-зеленый столб света. Земля покачнулась и в один миг ушла из-под ног. Окружающий пейзаж, проглядывающий сквозь мерцающую, искристую пелену, закрутился, смазался. Зеленый свет стал нестерпимо ярким, ослепляя, заставляя зажмурить глаза, со всех сторон хлынули клубы густого тумана с запахом используемого в ритуале перехода растения. Однако неприятные ощущения длились всего лишь мгновение, спустя которое ноги вновь обрели твердую опору и вернулось зрение – осталось только проморгаться, прогоняя приплясывающие зеленые пятна.

Я огляделась и невесело усмехнулась, узнавая местность. Кто бы мог подумать – тот самый пустырь, с которого не так давно мы с Гихесом открывали проход в мир арэйнов. Или, быть может, это было давно, целую жизнь назад? Ведь тогда я верила в чудеса, мечтала о захватывающих приключениях и великих свершениях. А впрочем, свершение наше получилось великим, отголоски его дойдут и до мира людей. Скоро эвисы Льда узнают, скоро заметят, что теряют власть над арэйнами своей стихии.

Неподалеку впереди виднелась дорога, рассекавшая просторную равнину пополам. Словно лента, она соединяла городские стены с темной полоской леса, украсившей горизонт устремленной к небу бахромой. В прошлое мое появление здесь землю покрывала пышная желтая трава. Сейчас вся поверхность была устлана тонким белым ковром, почти нетронутым, идеальным, и только там, где проходила дорога, изрытый лошадиными копытами и колесами повозок снег перемешивался с темно-серой грязью. Быстрым шагом я направилась к дороге, без зазрения совести нарушая безупречность белого покрова, нежного, податливого, с тихим хрустом сминающегося под моими ногами и забивающегося между клочками сухих травинок.

Много времени дорога до города не заняла. Под присмотром арэйна я хорошо восстановилась – те дни, когда, пошатываясь, с трудом двигалась по стеночке и уставала уже от того, что ходила из своей комнаты в ванную и обратно, остались только в воспоминаниях. Пусть до сих пор не удавалось почувствовать Огонь – я подозревала, что после страшных событий, едва не стоивших мне жизни, стихии не осталось ни капли, – но хотя бы физическая форма более или менее вернулась в нормальное состояние. О том, что я ощутила, очнувшись от двухнедельного забытья и впервые не отыскав внутри себя привычной силы Огня, старалась не думать. Как я тогда не сломалась… не понимаю.

Охранный контур остался позади, и через пару минут я окунулась в городскую суету, как будто пересекла еще одну невидимую линию. На ...

Быстрая навигация назад: Ctrl+←, вперед Ctrl+→