Hoshi_Murasaki

Достойный сын

Шапка фанфика

Ссылка на фанфик: https://ficbook.net/readfic/1879064

Автор: Hoshi_Murasaki (https://ficbook.net/authors/629262)

Фэндом: Роулинг Джоан «Гарри Поттер»

Основные персонажи: Драко Малфой, Рудольфус Лестрейндж, Рабастан Лестрейндж, Гарри Поттер (Мальчик-Который-Выжил), Рон Уизли, Невилл Лонгботтом (Долгопупс), Беллатрикс Лестрейндж (Беллатриса Блэк)

Рейтинг: G

Жанры: Джен, Повседневность, AU, Злобный автор

Предупреждения: ОМП, ОЖП

Размер: Миди, 130 страниц

Кол-во частей: 28

Статус: закончен

Описание:

Гарри Поттер не был единственным сиротой на Тисовой улице.

Другое дело, что второго мальчика не подбросили, а взяли из приюта. И что приемные родители искренне любили его, несмотря на все странности...

И все было хорошо, пока не прилетела сова.

Публикация на других ресурсах:

Только с разрешения автора

Глава 1

В конце ноября 1981 года в Литтл-Уинингсе, в доме номер восемь по Тисовой улице случилось долгожданное прибавление семейства. Правда, не совсем такое, о котором мечталось молодым родителям, но событие все равно было радостным.

Юджин и Джейн Сент-Джон уже несколько лет пытались обзавестись потомством, но без особых успехов, хотя оба супруга были совершенно здоровы.

"Возьмите сиротку из приюта, — посоветовала им одна старушка с соседней улицы. — Так частенько бывает: люди стараются-стараются, мучаются, а им, как назло, детишек Бог не дает. А стоит чужого пригреть, глядишь, и свои один за другим пошли!"

Сент-Джоны переглянулись, подумали и решили, что лучше уж так, чем совсем никак, и подали документы на усыновление (Юджин хотел непременно мальчика, хотя, в сущности, и против девочки ничего не имел).

Подходящий ребенок нашелся через полгода в одном из лондонских приютов.

— Не пожалеете, — говорила директриса супругам, — мальчик очень спокойный, ласковый, послушный. Какого он точно возраста, неизвестно, но ему не больше полутора лет.

— Как это — неизвестно? — удивилась Джейн.

— Он подкидыш, — пояснила та. — Его нашли утром на ступенях приюта в большой корзине, спасибо еще, стояло лето, он не успел замерзнуть, да и закутан был, как следует. Ни имени, ни даты рождения, ни записки какой-нибудь, только пачка фунтов была подсунута в уголок. Эти деньги мы потратили на его содержание, уж будьте уверены, все расходы записаны...

— Надо же, как романтично, — покачала головой миссис Сент-Джон.

— Да уж. Сразу видно, что бросили его не от черной нужды, не какая-нибудь глупая девчонка забеременела от дружка да и избавилась от ненужного ребенка, сумма там была порядочная, — вздохнула директриса. — Да и вещи на малыше очень, очень хорошие, явно дорогие. Одна странность — ни единого ярлычка, ничего! Правда, может, срезали, и такое бывает... Что еще... Судя по некоторым признакам, родился он недоношенным, но это никак не сказалось на его развитии. Джонни у нас очень сообразительный малыш!

— Джон Сент-Джон... не звучит, — вздохнул Юджин. — А можно поменять имя?

— Конечно. Вот будете оформлять документы, тогда и...

Мальчика назвали Рудольфом в честь деда Юджина.

*

— Юджин, а мы скажем ему правду? — спросила Джейн, когда они везли ребенка домой.

— Конечно, — ответил муж. — Все равно кто-нибудь да проболтается, так лучше уж мы сами... Не прикажешь же срываться отсюда и искать новый дом! Да и на другом месте сразу заметят, что Руди на нас совершенно не похож!

Что верно, то верно: оба Сент-Джона были типичными англосаксами — высокие, худощавые, светловолосые и светлоглазые, а приемыш мог похвастаться иссиня-черными волосами и черными же, не по-детски серьезными большими глазищами. Его легко было бы принять за потомка эмигранта откуда-нибудь из Турции или Греции, если бы не белая кожа и чисто европейские черты лица.

— Ну, значит, скажем, — кивнула Джейн. — А знаешь, я слышала, как соседки болтали: у миссис Дурсль из четвертого дома тоже малыш!

— Да ты что? — поразился Юджин. — А я как-то и не заметил, чтобы она была в положении...

— А это не ее, — пояснила супруга. — Она сказала, ее сестра с мужем на машине разбились, а племянник вот остался, пришлось забрать, все-таки родная кровь. Правда, миссис Дурсль не очень-то этим довольна, ей со своим сыночком хлопот хватает, но куда деваться?

— Может, нам не надо было так далеко ездить? — усмехнулся он. — Взяли бы на воспитание соседского мальчишку...

— Нет, ну что ты. У того все-таки родные есть, а у Руди только мы, — серьезно произнесла Джейн. — Зато они примерно одного возраста, подрастут, будут вместе играть!

*

Руди в самом деле оказался на редкость спокойным и беспроблемным ребенком: говорить он начал еще в приюте, а при неустанной заботе Джейн скоро начал болтать без умолку — ему все было интересно, все хотелось исследовать... Правда, слово "нельзя" он усвоил очень хорошо. Нельзя лезть к горячей плите, нельзя совать пальцы в розетку, соседскую собаку дразнить тоже нельзя... На каждое "нельзя" следовало "почему?", и если родители могли объяснить это доступными ребенку словами, то можно было быть уверенными — Руди запрет ни за что не нарушит.

Огорчало только одно: обещанное старушкой-соседкой чудо так и не случилось, но чета Сент-Джон смирилась с этим. В конце концов, у них был Руди.

— Мама, — произнес как-то он, вдоволь наигравшись с машинками, — а почему я на вас с папой совсем не похож?

Для своего возраста он соображал очень даже неплохо, разговаривал куда лучше многих сверстников, да и фразы строил вполне по-взрослому. Может, потому, что родители сразу зареклись сюсюкаться с ним, а вели себя так, словно Руди, по меньшей мере, лет двенадцать... Правильно они поступили или нет, Сент-Джоны и сами не знали, опыта воспитания детей у них не имелось, но зато теперь супруги радовались тому, что с Руди обо всем можно договориться спокойно, без капризов и истерик, как у других малышей. Они вообще с трудом могли упомнить, когда он плакал не от боли, упав и расшибив коленку, не во время болезни, а от обиды или просто так, чтобы привлечь внимание. Вон, отпрыск миссис Дурсль чуть что, начинал вопить дурным голосом! То мороженого ему не купили, то игрушку... Руди же просто нужно было сказать: "ты съел уже две порции, хватит, не то горло заболит, завтра купим еще" или "я не взяла с собой денег, давай вернемся за этой машинкой потом? И подумай, у тебя ведь есть почти такая же, зачем вторая?" Мальчик честно думал и соглашался, что вторая машинка ему совершенно не нужна, а лучше купить что-нибудь другое, новое и интересное. Можно даже книжку с картинками — они с матерью давно одолели алфавит, Руди вполне уже мог читать по слогам, а уж картинки рассматривать и вовсе обожал.

Джейн была готова к такому вопросу: они с Юджином давно обсудили, как быть, если Руди заговорит об этом первым. Вообще-то, они хотели рассказать ему обо всем сами, но чуть позже, однако раз уж он заинтересовался, то теперь не отстанет, Руди был очень упрямым ребенком. Упрямым в хорошем смысле: он не капризничал, если Джейн говорила, что надо заканчивать играть на детской площадке, потому что пора идти обедать, но уж если хотел что-то выяснить, не отступал до победного конца. Ну и, в конце концов, ему почти четыре, можно и объяснить…

Она отложила книгу, вздохнула и поманила мальчика к себе. Тот охотно забрался на диван и внимательно заглянул матери в глаза.

— А почему ты решил, что на нас не похож? — спросила она.

-У тебя голубые глаза, у папы серые, а у меня черные, — подумав, ответил Руди. — И волосы тоже. У вас светлые, а у меня вот...

Он накрутил на палец вьющуюся черную прядь.

— А может, ты на бабушек или дедушек похож, — не уступала Джейн.

— Нет, — помотал головой Руди. — Ты же показывала фотографии. Там нет никого с черными волосами. А в передаче говорили, так не бывает. Помнишь?

Джейн зареклась смотреть при сыне научно-популярные программы. Да, было там что-то про генетику, про доминантные гены... Этого Руди, конечно, понять еще не мог, но общую суть уловил. Кажется, Юджин ему и растолковывал, что если поженятся люди с темными и светлыми волосами, то ребенок у них с большей вероятностью окажется темноволосым.

— Помню, — вздохнула она. — Ладно... Мы думали, еще рано говорить, но раз ты сам спросил... Руди...

Джейн открыла было рот и снова закрыла. Выговорить нужные слова оказалось совершенно невозможно.

— Мы тебя усыновили, — наконец произнесла она скороговоркой. — Когда ты был совсем крохой.

— А-а-а... — глубокомысленно произнес Руди. — А я думал, откуда я помню какую-то чужую тетю? Она со мной разговаривала... И других детей помню, мы играли...

Джейн выдохнула с облегчением: сын не огорчился и не обиделся.

— Неужели помнишь? — спросила она.

— Да, — серьезно ответил он. — Вот… У меня была погремушка. Моя-моя, самая любимая, а кто-то ее забрал и спрятал. И я плакал всю ночь...

— Ничего себе... — пробормотала Джейн, сажая Руди на колени. — Я вот только с пяти лет себя помню, и то плохо. Ты не расстроился?

Руди помотал головой.

— Нет, — спокойно сказал он. — Я просто понял. Это очень хорошо!

— Что хорошо?

— Что у меня есть мама и папа. — Руди сосредоточенно смотрел куда-то в пространство. — А родная мама гд ...

Быстрая навигация назад: Ctrl+←, вперед Ctrl+→