Живая вода

ЖИВАЯ ВОДА

Был кто или не был, а кроме бога никого не было.

Жил один сапожник с тремя сыновьями: Хасани-горбун, Хосейни-плешивый и Ахмадак. Старший сын, Хасани, писал молитвы, заклинания и устраивал уличные представления. Второй сын, Хосейни, был мастер на все руки, но работать не любил. Иногда доставал воду из бассейна, иногда сгребал снег, а большей частью — бездельничал. Ахмадак, самый младший, был исполнительным, трудолюбивым, настоящим утешением отца. Служил он в лавке лечебных снадобий учеником и аккуратно в начале каждого месяца приносил отцу свой заработок. Старшие же братья, которые не занимались делом и были только обузой для отца, ненавидели Ахмадака.

Однажды в их городе начался голод. Позвал тогда сапожник своих сыновей и говорит им:

— Вот что, дети, хочу сказать вам без обиняков, — ремесло мое перестало кормить меня, к тому же в городе все подорожало, а вы стали взрослыми. Самому младшему из вас — Ахмадаку, и то, не сглазить бы, уже стукнуло пятнадцать. Идите и ищите счастья. Поможет бог, каждый из вас научится какому-нибудь ремеслу, я же останусь доживать свой век здесь. Если дела ваши пойдут на лад и вы устроитесь хорошо, то буду рад узнать об этом. Если же нет, возвращайтесь ко мне. Есть у меня кусок хлеба, его и будем делить все вместе.

Сыновья ответили: «Слушаемся, батюшка!»

Сапожник дал каждому по круглой лепешке, по кувшину с водой, поцеловал и отправил в путь.

Долго шли они. Шли, пока не стемнело, пока несли их ноги, и, наконец, добрались до перекрестка дорог. Изнуренные и утомленные, уселись они отдохнуть под тенистыми ветвями вяза. Но Ахмадака одолела такая усталость, что он тут же заснул мертвым сном. «Что, если избавиться от него?» — подумали братья. Ведь Ахмадак был способнее их, они видели в нем соперника и боялись, что он станет помехой. Крепко связав ему руки за спиной, они притащили брата к большой темной пещере и бросили его туда.

Никакие мольбы Ахмадака не помогли. Наоборот, Хасани и Хосейни приволокли еще большую каменную плиту и закрыли ею вход.

Затем они облили голубиной кровью снятую с Ахмадака рубаху и попросили предводителя повстречавшегося каравана отдать эту рубаху сапожнику, рассказав при этом, что Ахмадака разорвали волки. После этого братья направились к перекрестку дорог. Там они метнули жребий, и один из них пошел на восток, другой — на запад.

Послушайте теперь о том, что случилось с Хасани-горбуном. Шел он, шел темным лесом, пока не кончились у него хлеб и вода, и только поздно вечером выбрался из леса. Вдруг заметил он вдали яркое голубое пламя. Подойдя ближе, Хасани увидел хижину.

— Матушка, пожалей меня, ради бога, — обратился он к женщине, сидевшей в хижине. — Приюти на одну ночь, я странник и погибаю от голода и жажды.

— Кто бы стал принимать какого-то наглого горбуна? — ответила ему старушка. — Но мне жаль тебя, и, если ты исполнишь мою просьбу, я оставлю тебя.

— Я готов выполнить любое твое поручение, — поспешно ответил Хасани.

— Тогда достань из сухого колодца, что позади дома, свечу, которая горит голубым пламенем и не гаснет.

Старушка дала Хасани хлеба и воды, а затем повела его за хижину. Она посадила молодого человека в корзину и опустила в колодец. Схватив свечу, Хасани попросил старуху поднять его наверх, и, когда корзина была почти у самого верха, старуха протянула руку чтобы взять свечу.

— Нет, не сейчас. Дай я ступлю на землю, тогда и отдам свечу, — сказал, подозревая недоброе, Хасани.

Но старуха разозлилась и выпустила веревку из рук. Хасани шлепнулся на дно колодца, однако не ушибся и свеча не погасла. Но к чему она была ему теперь?

Хасани глубоко задумался и достал из кармана чубук.

— Последнее, что у меня осталось, — с грустью произнес он и, прикурив от свечи с голубым пламенем, несколько раз затянулся. Колодец наполнился дымом, и перед молодым человеком вдруг появился черный див-коротышка, с покорно сложенными на груди руками.

— Что прикажете? — подобострастно произнес он.

— А кто ты — джинн, пери или человек? — спросил в свою очередь Хасани.

— Я ничтожный ваш раб.

— Так вот, прежде всего помоги мне выбраться отсюда наверх. Кроме того, я нуждаюсь в деньгах, хочу жить и пользоваться благами мира.

Див посадил Хасани на плечи и вынес из колодца.

— Если хочешь иметь деньги и пользоваться благами жизни, — сказал он, — то вот тебе мой совет: иди прямо в город, там твои дела пойдут на лад, но остерегайся только живой воды.

Проговорив это, див указал рукой куда-то в сторону. Хасани заторопился, засуетился, свеча выпала из его рук и снова упала в колодец.

Оглядевшись, Хасани нигде не нашел дива. Тогда он решил, что нечистый обманул его, не показав, куда ему идти, — сам словно растаял или провалился сквозь землю.

В темноте Хасани пошел в ту сторону, куда показал рукой див, и на рассвете добрался до города, расположенного на берегу реки. Он подошел к реке, присел и, набрав ладонью воду, освежил лицо и напился. Затем обратился к находившемуся поблизости человеку.

— Дяденька, что это за местность?

— Разве ты не знаешь? Это — Страна золота.

— Ради бога, дай мне чего-нибудь поесть. Я странник, иду издалека, а пристанища у меня нет.

— Здесь ничего даром не дают. Зачерпни мне горсть песка из реки, тогда я дам тебе хлеба, — ответил незнакомец. Хасани достал из реки немного песка, увидел, что это — чистое золото. Обрадовавшись, он дал горсть человеку, за что получил хлеба, потом набил карманы золотым песком и пошел по городу.

Это был большой город, похожий на загон для баранов: купол на куполе. Люди, жившие в нем, были слепы и поэтому ютились в пещерах или под куполами. У них были морщинистые лица, опухшие глаза, грязная и некрасивая одежда, и они вечно копошились, словно черви в яме. Так как для жителей этого страшного города ночь и день были одинаковы, то на улице Хасани не увидел ни одной зажженной лампы. Правительственные объявления и трактаты печатались здесь на картоне выпуклыми буквами.

— Дяденька, а почему люди здесь слепые? — спросил кого-то Хасани.

— Земля здешняя смешана с золотом и обладает свойством ослеплять. Мы ждем пророка, который должен появиться и вылечить наши глаза. Мы готовы лишиться наших богатств, лишь бы обрести способность видеть. Поэтому мы прячемся в своем городе и никуда за его пределы не показываемся.

Тут Хасани и подумал: «А ведь их можно ловко одурачить! Отчего бы мне не стать их пророком?» Взошел он на кафедру — мембар, стоявшую на площади, и громко воскликнул:

— Эй, люди! Да будет вам известно, что я тот самый пророк, которого вы ждете, и ниспослан богом, чтобы сообщить радостную весть: так как богу угодно испытать праведность вашу, он лишил вас способности видеть этот мир, он решил помочь вам отыскать истину, ведь познать себя — значит совершить благочестивое деяние. Весь мир полон дьявольских искушений и предрассудков. Как говорится, глаз видит, а сердце требует. Вы же, невидящие, избавлены от этих соблазнов, живете довольные и миритесь со всем плохим. Терпите же и благодарите бога за то, что он ниспослал вам великую милость. Так как этот мир быстротечен и преходящ, а потусторонняя жизнь — постоянна и вечна, то я пришел руководить вами.

И люди толпами последовали за ним и беспрекословно подчинялись ему.

Чтобы укрепить свою власть, Хасани ежедневно произносил длинные речи о джиннах и пери, о наступлении дня пятидесятитысячелетия, о рае и аде, о судьбе и предопределении, о загробных муках и тому подобных вещах. Его речи печатались большими выпуклыми буквами на толстой картонной бумаге и распространялись в народе.

Прошло немного времени, и все жители Страны золота прониклись верой во вновь обретенного пророка. И если прежде жители этой страны, желая вылечиться от слепоты, не раз восставали, отказываясь добывать золото, то Хасани-горбун сумел их усмирить и сделать покорными. Да, при нем мошна богачей с каждым днем тяжелела и тяжелела.

Слава о Хасани распространилась на восток и запад, и вскоре он стал одним из приближенных и доверенных лиц падишахского двора слепых.

Хасани установил правило, согласно которому всем было вменено в обязанность собирать золото. Для этого каждый житель Страны золота протянул цепь от своего дома к реке. Утром, еще до восхода солнца, часовые били в колокол, и люди, держась за эти цепи, группами шли добывать золото; после заката солнца они сдавали плоды своего труда и возвращались домой. Единственным развлечением жителей города была водка и курение опиума. Но так как в стране некому было сеять и жать, то они обменивали золото на зерно, опиум и водку в соседних государствах. Земля лежала нетронутой, а грязь и болезни все больше душили народ.

От блеска золота глаза Хасани сначала покрылись болячками, а затем он перестал видеть. Но, обуреваемый алчностью, новоявленный пророк неустанно продолжал копить золото. С каждым днем влияние его укреплялось, а богатства, награбленные в стране слепых, умножались. В каждом доме уже висел большой портрет Хасани. В конце концов он вынужден был заменить свои глаза очень красивыми искусственными глазами. Зато он спал на золотой кровати, горб ему заделали золотыми пластинами, вино он пил из изящных золотых сосудов, опиум курил из золотых приспособлений, ритуальное омовение совершал из золотого кувшина, а на ночь ему приводили наложницу. Хасани воздавал хвалу богу за то, что добился этаких богатств и достиг желаемого. Предавшись распутству, довольный собой, он совершенно забыл отца, его напутствие, братьев, вообще свою прежнюю жизнь.

Но оставим пока Хасани и посмотрим, что приключилось с его плешивым братом, Хосейни.

Еле волоча ноги, пошел он на восток и брел так до тех пор, пока не добрался до леса. Уставший, прилег он под дер ...

Быстрая навигация назад: Ctrl+←, вперед Ctrl+→