Кузьмин Дмитрий Владимирович

Лис. Сказания Приграничья

Алчность, гнев и глупость — это три причины всех плохих событий, которые могут случиться в мире. Бороться с ними можно с помощью мудрости, человечности и храбрости.

Вольный перевод Ямато Цунэтомо «Хагакурэ»

Пролог

— Смерти нет. Жизни нет. Есть только момент.

Я пробормотал девиз, выручающий, когда страх захватывал дух. Загаженный городом воздух наполнял легкие. Нужно успокоиться. Принять страх, прочувствовать его. Победить его.

— Долго тянуть еще будешь? — завопил Рыжий. — Мы готовы. Давай, не бойся, малыш!

Слова доносились рывками, теряли в порывах ветра. Рыжий помахал мне и вновь присел у штатива, на котором была закреплена камера. Я улыбнулся. Нервничает друг, переживает.

До Рыжего было метров шесть. Совсем немного, если не считать, что преодолеть их было нужно над пропастью. Два недавно построенных в городе небоскреба идеально подходили для нового рекорда в паркуре, и я не мог упустить шанс.

Первое здание, на котором я сейчас ежился от холодного ветра, было выше второго на пять этажей. Второе высилось над землей на тридцать пять этажей. Говорят, скоро построят еще три многоэтажки, друг за другом. Будет пирамида, уродующая горизонт.

Я остановился перед краем крыши. Недостроенный дом, еще не заселенный. Никаких жителей, способных принять нас за самоубийц. Охранник знакомый, отлучился в туалет и сделал вид, что нас не видит. Хороший парень, только жадный. Пришлось неплохо накинуть ему на карман, чтобы молчал. Опять не те мысли.

Это все страх. Он есть в каждом из нас. Когда ты по-настоящему боишься, то становишься настоящим. Слабым, пугливым. Главное, не стать трусливым, доказать, что ты сделан не из мягкого теста. Когда стоишь перед пропастью и готовишься к прыжку, мысли путаются, мельтешат, бунтуют.

Я оторвал кроссовок от ставшей уютной крыши. Вытянул ногу вперед, покачал носком над таким далеким асфальтом. Страх вызывает всплеск гормонов, которые сквозь все заслоны проникают в мозг, заставляют его работать с удвоенной, утроенной скоростью.

Свист. Я обернулся — Юра, расположившийся на крышной котельной, похлопал по установленному на треногу фотоаппарату и показал большим пальцем, что все готово. Юрка, в отличие от Рыжего, молчаливый. Занимается роупджампингом, постоянно прыгает с мостов, высоток. Понимает, что значит страх. Но он летит вниз, обвязанный веревкой, а то и сразу тремя, для страховки. Ему нужно только сделать шаг и дальше ловить ощущения. У меня же другая задача.

Рекорд прыжка в длину с разбега — восемь с лишним метров. Здесь нужно пролететь шесть. Прибавляем поправку на разницу в высоте с конечной точкой, выходит все десять. Должно получиться. Главное — правильно оттолкнуться, вытянуться, добавить инерции в полет. В этом и разница с роупджампингом — мне нужно полностью побороть страх. Быть уверенным, что трусость не победит, когда я уже буду лететь. Что мозг не отдаст сигнал мышцам, тело не сожмется в комочек эмоций, погашая с таким трудом отвоеванную энергию полета.

— Лис, мы готовы! Дело за тобой! — донесся снизу женский крик. Возбужденный, дрожащий. Я посмотрел — Лиза стояла за камерой на балконе тридцатого этажа, готовая снять на видео мои ноги, судорожно перебирающие воздух. Девчонка, казалось, боялась больше меня. Я поднял обе руки вверх, демонстрируя начало шоу.

На обеих крышах завопили — посмотреть на самый опасный прыжок собрались, казалось, все экстремалы нашего города. Человек сто стояло за моей спиной. Подбадривания, улюлюканье. Нет, здесь не будут отговаривать от безумства. Здесь безумие встречают криком радости, призывают сделать еще опаснее, еще быстрее, еще выше. Такие уж люди, подсевшие на адреналин опасности.

— Ну что, Лис, пора? Дороги назад нет? — пробормотал я себе под нос и пнул небольшой камешек. Он полетел вниз, но звука удара о землю было не расслышать.

Мозг зацепился за фразу и услужливо подсказал, что дорога есть. Можно свернуть, можно не прыгать. Слышишь, Лис? Дорога назад есть. Можно сейчас развернуться, отойти от края. Не смотреть в пропасть, успокаивая дрожащие колени, а пойти к друзьям. Сделать пару сальто, посмеяться вместе. Никто не осудит, все понимают, что такой трюк может стать последним. Это уже не техничность, не красота. Это просто самоубийство.

Нет, осудят, конечно, но ведь все забудут, так? Что, Лис, боишься потерять друзей? Так нет, не отвернутся. Они хорошие друзья. Все поймут. Никогда не скажут, что струсил. Зато ты будешь помнить.

— Смерти нет. Жизни нет. Есть только момент, — прошептал я и обернулся. Заключительный раз. Я улыбнулся — какие же мы суеверные. Когда ходишь по краю крыши, поневоле начинаешь исключать из лексикона слово «последний».

За спиной, шагах в тридцати, столпились друзья. Они замолчали. Каждый из них, как и Лис, сумел однажды сломать страх. Им так понравилось, что они стали делать это раз за разом. И сейчас — притихли, понимают, что нужно собраться.

Перед прыжком всегда так. Нужно постоять, поговорить с самим собой. Это только новичкам советуют — решился, делай. А то отговоришь себя. Но когда берешь планку повыше, пострашнее, приходится разговаривать.

В толпе заметно выделялась девушка — одетая в синий брючный костюм и туфли на каблуках, с микрофоном в наманикюренных пальцах, она была темным пятном среди ярких футболок и широких штанов. Рядом оператор — мужчина с пропитым лицом, на котором явно читалась обреченность жизни.

Я сплюнул. Только их не хватало. Как и у большинства из нас, телевизора у меня не было, но сталкиваться с журналистами приходилось. Глупые вопросы, самодовольство, требования повторить трюк пять-шесть раз на камеру, а то оператор не успел снять. Замкнутые в свое мирке люди. Хорошо, что стоят далеко — может быть, не снимут лицо. Не то чтобы я делал что-то противозаконное, но слава среди полиции и обывателей мне точно не нужна.

— КАРР!

Я вздрогнул. На парапете, шагах в пяти, разместилась ворона. Черная, нахохлившаяся, она внимательно смотрела бусинками глаз. Смотрела с интересом, словно ожидая чего-то.

— Действительно, пора. Поздно оттягивать, — прошептал я и поежился. Ворона, будто услышав, распахнула клюв и каркнула еще раз. Протяжно, с болью и хрипом.

Я подошел к краю. Ну что, Лис, вот мы и на грани. Посмотрим, что там, за ней?

Шаг назад. Еще один. Отсчитав десять метров, я остановился. Народ затих, понимая, что я готов. Юра, Лиза и Рыжий должны включить камеры. Стоп. Все. Хватит разговоров.

Концентрация. Отвлекся до боя — считай, проиграл. Так всегда говорил мастер. Я покачался на полусогнутых коленях. Сустав левой ноги громко хрустнул, отзываясь на нагрузку и долгое напряжение. Занимайтесь, дети, физкультурой. И будете здоровы. Конечно. Недавно отметил четвертак, а уже разваливаюсь. Щиколотка в непогоду ноет — трещина, неудачный прыжок с козырька подъезда. Левое колено выбито — упал на ринге. Суставы на руках вывернуты — результат долгих, многочасовых стоек и отжиманий. Боевые искусства вообще спорт травмоопасный, а уж если им жить, то и вовсе может превратить человека в инвалида.

Я улыбнулся. Хорошо. Спокойствие. Чувствую каждую мышцу, каждую кость. Чувствую, как кровь бурлит по венам, разнося органам кислород. Чувствую. Пора. Есть только момент.

Шаг. Еще один. Теперь быстрее. Страховки нет, другого выхода тоже нет. Затормозить уже не успею, значит, нужно бежать.

Кроссовки оттолкнулись от бетонной плиты. Под ними захрустела мелкая крошка щебенки. Тело неслось вперед все быстрее. Еще шаг, еще прыжок. Всего десять. Так мало — чтобы набрать нужную скорость.

На обеих крышах замерли. Я будто видел себя со стороны. Тело, развитое интенсивными тренировками, крепкое, энергичное. Несется вперед. В глазах спокойствие, умиротворенность. Адреналина еще нет, он только готовится вырваться наружу. Когда приземлюсь. Тогда и будут крики, прыжки, кривляния, слезы. А сейчас — только спокойствие.

Сознание вернулось в тело. Последний прыжок. Небольшая ошибка — левая нога слишком далеко вышла носком за край, толчок получился недостаточно сильным из-за плохой опоры. Но ничего, это мелочь, правой ноги должно хватить.

Я оттолкнулся. Улыбнулся, чувствуя, как под ногами теряется ощущение твердости. Ради чего мы прыгаем? Ради коротких мгновений полета. Чувства, будто ты не падаешь, а летишь. По-настоящему, без хитрых приспособлений и прочих изобретений человека. А используя лишь свое, данное от рождения и с любовью воспитанное тело.

Соседняя крыша. Там друзья. Прыгают, размахивают руками, бушуют. Соседняя крыша.

До опоры оставалось не больше метра, когда я понял, что инерции не хватает. Не долечу. Даже до края, чтобы зацепиться за выступ. Друзья не успеют подбежать, вытащить.

Кирпичная стена приближалась. Я выставил вперед пальцы, ударился, чувствуя, как хрустят суставы. Глупость какая, страховаться от удара о стену, когда вниз придется лететь тридцать этажей.

Увидел, как расширяются от ужаса глаза Лизы. Махнул рукой. Тело перевернулось, теперь я летел спиной вперед. Видя, как стремительно отдаляется небо, налитое тяжелыми бурыми тучами. Рассвет.

Криков я не слышал — ни своего, ни друзей. Звук словно отключили, только ветер свистел.

Ну что, Лис? Допрыгался. Вот и все.

Время в падении или в полете всегда идет намного медленнее, чем обычно. Лечу я всего-то пару тройку секунд. А ощущение, словно уже прошла минута.

Тело вновь бросило в сторону. Теперь глаза наблюдали за все расширяющейся полоской асфальта. Не думал, что когда-то буду испытывать такой страх. Липкий, сладкий, тяжелый. Сильнее, ...

Быстрая навигация назад: Ctrl+←, вперед Ctrl+→