Алексей Сергеевич Изверин

Чужое тело. Дилогия

Книга первая

Чужое тело

Глава 1

Оставайся мальчик с нами

Будешь нашим королем

м/ф «В синем море, в белой пене»

Вот проснулся ты, а вокруг тебя большой такой зал. Да не подумай, не больничный, и вместо доктора в белом халате стоят вокруг тебя два мордатых узбека с опахалами, в одних плавках.

Ты на них смотришь, они на тебя. Вдруг глаза их делаются больше, узбеки падают на колени, обняв опахала, и что-то лопочут, прикрывая рты ладошками. Глаза у них при этом становятся, как у просящей есть собаки.

Я смотрю на них, они на меня. Высокие и узкие окна закрыты тонкими двойными занавесками, черными. Через них светит яркое солнце, тени падают на меня и на шикарный балдахин над кроватью. В углах дымятся какие-то курильницы, вверх тянет тонкую изящную струйку дымка.

Так проходит некоторое время.

Потом я слышу быстрый топот. Двери, тяжелые деревянные двери с неглубокой резьбой насквозь, распахиваются. В комнату вбегает смешной толстяк в черном камзоле на голое тело и черных обтягивающих штанах. На ногах его пыльные и тяжелые даже на вид сапоги с широкими отворотами. Камзол на пузе не застегнут, и пузо смешно колыхается при каждом шаге.

Толстяк что-то лопочет, раза в три быстрее, чем узбеки. И глаза его чуть ли не больше.

Быстрая речь, что-то понятно вроде, и будет понятно все, если он скажет медленнее. Речь быстрая и визгливая, такое ощущение, что каждое слово вдвигает мне в голову шуруп.

— Не части ты, покемон. — Пытаюсь сказать я. Только вот почему-то слова не идут дальше горла. В голове есть, горло тоже напрягается, а вот язык почему-то не шевелится. Во сне ж все это, что ж сказать?

Покемон продолжает говорить.

Лицо у него тоже странное. Толстые сальные волосы под ермолкой, плохо выбрит, пухлые щеки и черные глаза. Тонкие губы быстро шевелятся, тусклые серые зубы. Плоский нос. Гладкий покатый лоб.

Шуруп продолжает вкручиваться в голову.

Ну их всех.

Снова закрываю глаза.

Дальше уже сплю без сновидений. До утра.

Меньше балтики-три пить надо было. После дрянного пива всегда кошмары сняться.

С этой мыслью и засыпаю снова.

А утром была суббота.

Не люблю субботу.

Выходной вроде бы день, а все равно не люблю. Куча дел запланирована на неделе, которые должны быть выполнены. Помыть окна. Почистить компьютер от пыли. Снять корпус, снять блок питания, пылесосом пройтись, а то вентиляторы гудеть стали как истребитель, идущий на старт. Да и провода надо проложить нормально. Валяются, как гнездо змей, пылятся. И стол подкрутить, разболтался совсем. Роутер на стене хорошо висит, так что с ним хоть проблем нет.

А еще — помыть окна, пропылесосить в комнате, да еще и надо выбрать время и сходить в магазин, а то старые ботинки уже каши просят, надевать стыдно. Да и футболок надо посмотреть на лето…

Короче, не выходной, а куча дел.

А если еще учесть три литра балтики-три, то есть девять бутылок вчера вечером… Ну, не день, а не пойми что. Да еще и всю ночь кошмары снились.

Принимаемся за дело. Потом кофе с чем-нить вкусным под новости из Инета, модем уже шипит и поет рассерженным котом, и в магазин.

Раскрутить комп, большие куски пыли руками долой, потом пройтись по его нутру пылесосом, снова скрутить, поставить на место. После надо разложить провода, нужные сложить друг с другом в бухту и обжать пластиковой стрелкой. Некоторые прикрепить к стене с помощью зажимов, чтобы по полу не болтались.

Вот теперь можно включать.

Вентиляторы не слышно. Огоньки горят, комп работает… Оп, ну вот. Забыл. Надо было еще экран обтереть от пыли. Дело недолгое, ну да ладно. На фиг пока что, в следующий раз.

На кухне закипел чайник.

В чашку ложку кофе, с другой ложки сахару, залить кипятком, размешать и встать с чашкой около окна. Сильно втянуть аромат, зажмурив глаза, как пэпэ в рекламе…

— Мммм… Нажористые химикаты!

На улице лето. Солнце на небе яркое, не такое, как во сне. Под окном раскидывают кроны деревья, листва. Если перегнуться вниз, можно увидеть подъезд. Третий этаж всего, невысоко.

Напротив недавно выстроили еще один дом, сбоку. А дальше вид на пустырь. Два оврага, заросшие леском. Там собачники давно уже тропинки протоптали, а вечерком любители пивко пьют. С другой стороны от дома шоссе, сейчас слышится гул проезжающих большегрузов.

Вот, так и живу.

Хорошо, что завтра в институт не надо. Сессия с грехом пополам сдана. А вот на работу завтра в вечер, так что надо за сегодня выспаться.

И никакого такого зала здоровенного. И узбеков с опахалами. Узбеки есть, они около магазина арбузами торгуют. Хорошими такими арбузами, большими!

Приснится же.

Хватит, в магазин пора.

— На рынок заехать, новый жесткий диск посмотреть. — Вслух сказал я. — На старый уже порнуха не лезет.

Второй раз сон приснился мне уже на дежурстве.

Ну, надо же как-то студенту зарабатывать?

Вот, вопрос — как? Первое, что приходит на ум — грузчик. Нет уж, на фиг. Насмотрелся я тут на них. Не то чтобы полные дураки, но полудурки изрядные. И работа поганая довольно. Чуть что не так, так сразу крайние. И после работы задержаться, и перед работой прийти пораньше, и таскаешь вещи туда-сюда как подорванный, типа в пятнашки играешь. Да и здоровья как-то жалко. Пьют они уж больно много. Мне столько не выпить.

Потом распространители-расклейщики и прочие гербалайфщики. Ну, тут обсужено-пересужено, работа эта уже известна и тайных мест там не осталось. Наиболее распространенный способ — получаешь задаток в треть зарплаты и весь месяц клеишь по городу разную муть, рискуя налететь на ментов или получить по шеям от возмущенных жителей, чьи подъезды от таких вот обклейщиков стали похожи на бумажную шубу. В конце месяца зарплату откладывают на неделю, а через пять дней фирма исчезла. Банкрот-с. С распространителями у метро тоже не сладко, раздаешь весь день, а оплата тебе только за те листовки, что клиенты принесли в салон-магазин, который ты рекламировал. Негусто получается на круг, а времени потрачено много!

Кто-то в Макдачне работал, благо у нас в городе этой дряни хватает. Тут тоже свои приколы. Чаще всего дают тебе кучу штрафов, по которым ты в конце месяца вместо зарплаты получаешь пшик. Ну, типа клиенту не улыбнулся. Ты говоришь «Улыбнулся»! А менеджер тебе говорит «Нет». И вкатывает ищо штраф за спор с менеджером. И дело не в том, что ты и в самом деле честно улыбался всем клиентам, не исключая даже уродов моральных, а в том, что всем подряд полную зарплату платить никаких денег не хватит.

Что тут сказать, Мак-Долбальдс, так его чтобы.

Да и не только в Макдачне так, если начистоту.

Ну, в таких вот раздумьях и начал я лето. Чё делать-то, братцы? Денег хотца! А денег нет! У родителей не допросишься… Один разговор — «Поехали на дачу, тогда компьютер купим. Потом.» А что на даче-то? Дом строить? Или грядки копать? Ну какой это отдых-то, двоеточие и скобка закрывается.

И тут случайно появился друг один мой. Дядь Петя, как его звали. Петр Сергеевич, еще в счастливом… в кавычках… девяносто первом уволился из органов МВД и открыл свое дело. Частную охранную фирму, во как. У нас их как грибов после дождя, вообще-то. Каждый супермаркет с пивом и чипсами около метро своего охранника держит. У банков посерьезнее стоят, откормленные такие ряхи. Коты жирные, как их Петр Сергеич называл. Еще чуть получше — инкассаторы, у них даже помповики есть. Ремингтон Восемьсот Семьдесят, настоящая американская мечта, только вчера из Турции, там им турки выхлоп верблюдам прочищали, да и друг другу при случае, чтобы не коксовалось.

— Что сидишь-то, болезный? — Спросил Петр Сергеевич.

— Да вот, дело такое… На работу не берут! — Сказал я. Сидели мы на лавочке около подъезда, где я задержался почему-то. Пиво не пил, чипсов не ел — денег мало. Мои на даче.

— А что пробовал?

— Объявы клеить… Потом листовки раздавать. В Макдачне вот неделю…

— А что так мало? — Поразился Петр Сергеевич.

— Да ну, хачи там…

— Понятно. Слушай, парень ты большой и видный. Одеть тебя красиво — вот чудо получится! Пойдешь ко мне работать?

— А что делать надо?

— Да ничего особенного! Вот лицо будешь делать такое же как и сейчас…

Так я и стал охранником. Дали форму, дали резиновую дубинку-тонфу, рацию дали, заставили прочитать пару инструкций и устав фирмы. Пару телефонов наизусть выучить, куда звонить, если что. Ну и закон об охранной деятельности, конечно. Как же без него?

И пошел я в охранники. Вот воскресенье ночью выстоять надо, а с утра домой. Костик работает на дискаче, он заберет по дороге с утра. Ему как раз мимо моего дома проезжать, после смены на «Васильке», а одному на новенькой десяточке неохота. Компания ему нужна обязательно.

Ну, нужна так нужна. Да и человек-то он неплохой, добрый в целом. Энергетика хорошая, как сказано. Хоть я в эти энергетики и не верю.

Работа несложная, но нервная. С одной стороны, при наличии технических средств охранник чувствует себя спокойно. Прав у него по закону немного. Оружия тоже. Силовой контакт… Боже упаси! Потом менты не отвяжутся. Они-то бумаги писать любят, их бумага кормит, а нам работать надо.

Блат у Петра Сергеевича сохранился, и поехал я через не такое уж и большое время на месячные курсы куда-то на юг города, в новостройки. Ну, там авторынок еще, где первые хачики машинами торговали. Ну совсем как помидо ...

Быстрая навигация назад: Ctrl+←, вперед Ctrl+→