Александр Курников

НАЁМНИКИ

Холодное лето

 Глава 1

Младший Ханди ехал на своём коне по южному краю владений своего отца, в сопровождении двоюродной сестры и слуги. Хотя надо бы оговориться, что не сестра его сопровождала, а он её. Эльжбетта Ханди-Даарс для своего брата просто Эли, была на 7 лет его старше и, будучи женщиной всё же руководила братцем вернее он ей это молчаливо позволял так как любил её и глубоко уважал. Южные владения Пратча Ханди богатого лесопромышленника граничили с владениями эсквайра Стенхарда баронета Даго, люди которого частенько занимались вырубкой деревьев ценных пород на землях принадлежащих семье Ханди. В частности воровски вырубалось одна порода это Чёрный Орхус.

Из этого дерева получалась мебель высшего качества способная прослужить не одну сотню лет, и от времени мебель из этого дерева становилось всё темнее, что только добавляло ему цену, а вырастить такого великана можно было лишь за сто лет и сменится не одно поколение прежде чем он войдет в полную силу и станет пригоден для производства. Помимо ценной древесины смола и кора Орхуса обладают целебными свойствами, такие же свойства приписывали и древесине.

Цена одного куба этого дерева варьировалась от 5000 до 7000 талеров серебром или 50–70 эргов золотом. С одного ствола выходило до 100 кубов древесины, годной к переработке и на доход с одного такого деревца можно было безбедно прожить пару лет не маленькой семье да ещё содержать достойный штат прислуги. В общем, своровать такого великана дело весьма не простое, но ох какое доходное.

Потому младший Ханди раз в месяц объезжал южный край владений своего отца. Чаще всего делал он это в сопровождении слуги, но в этот раз сестричка Эли решила составить ему компанию и переубедить её, что это может быть не безопасно, было не возможно. Её не испугали ни ночёвки на свежем воздухе ни "злющие " комары ни возможные браконьеры, в очередной раз пытающиеся украдкой свалить Орхус для своих незаконных нужд.

— Знаешь Росс — начала очередной заход Эли — твой отец до ужаса безалаберно относится к своему капиталу.

— Ты опять? — Закатил глаза Росс, а слуга резко натянул поводья своего коня желая как можно скорее отстать от своих господ.

— Да опять! У Пратча достаточно слуг, что бы охранять свою землю от браконьеров. Вы не представляете, сколько смолы и коры Орхуса продаётся в Дорине! (столица нома) И никто из продавцов не скрывает, что это добывалось на ваших землях! Нам обоим известно, что вы ни тем, ни другим не торгуете. В конце концов, они же выжимают соки из деревьев, срывают с них кору и качество древесины от этого падает.

— Ну и скажи всё это отцу! Мне-то зачем?

— О! Вы Ханди упёртые остолопы!

— Можно подумать, что ты не Ханди. — Хохотнул Росс.

— Я-то Ханди! Но я Ханди-Даарс! А вы могли бы сколотить себе состояние на орхусах, при этом, не увеличивая вырубку. Один болл, сто грамм смолы стоит, пятьдесят эргов. (1эрг золотая монета весом 10 грамм = 100 талерам. 1 талер серебряная монета весом в 10 грамм. 1 таллер=100 гитрифи. 1 гитрифи медная монета весом в 10 грамм. Т. е. за грамм золота дают 100 грамм серебра.) Сколько у вас орхусов?

— Триста девяносто четыре.

— Так. С каждого можно собрать до карта (1 кг) смолы, не причиняя ни какого урона дереву. Это будет почти четыре фурта! (фурт = центнер) Да по пятьдесят эргов за болл выходит двадцать тысяч годового дохода!!! Минус конечно налог и всё такое, всё равно останется семнадцать тысяч эргов Росс!

— И куда столько? — Поморщился он.

— Как куда? Да хоть в кубышку на чёрный день! Лишняя денежка никогда не помешает. Могли хотя бы раз и навсегда Стэнхарду глотку заткнуть. Сколько раз он с судейскими накладывал арест на ваши южные владения? Только на моей памяти раз семь, и после каждого ареста два, три орхуса исчезало.

— Ну, правильно, кто же их охранять будет? — Росс. — Судейские что ли?

— Да сам Даго их и крал!

— Баронет!? Он благородный человек Эли, не думаю, что он станет заниматься подобными вещами.

— Тогда зачем ему через судейских, накладывать арест на ваши земли?

— Ну, там давние притязания какие-то. Он считает эти земли своими.

— Да всем известно, что его притязания и яйца выеденного не стоят! Триста лет назад его непутёвый предок заложил эти земли что бы рассчитаться по долгам. Закладную не выкупили, земля пошла с молотка, вот её и купил наш предок. Всё ЗАКОННО!!! Так нет же, каждый раз арест, каждый раз дядя Пратч везёт купчую в Дорин показывать её новому королевскому эквитору, какому-нибудь крючку из палаты землевладений, или ещё какому проверяющему, и каждый раз пропадают орхусы! Чудеса…!

Росс удивлённо посмотрел на сестру.

— Мне сейчас показалось Эли, но вроде после слова чудеса, ты хотела что-то добавить?

— Очень хотела Росс. Ваша недальновидность и не желание понять, что баронет Даго не успокоится, пока не отберёт у вас землю, просто бесят.

— Как Эли? Он же столько раз пытался…

— Последний раз, когда Пратч возил купчую очередному эквитору и на него напали…

— Ха! Было дело! Тогда с отцом был мой брат Поль и старый Хенк с парнями. Эх, жаль, что меня тогда не было!

— Ты вот скажи, должны ли были в тот раз с ним ехать твой старший брат и капитан Хэнк с охраной?

— Нет, обычно отец и Хэнк ездят вдвоём. Да они всегда в Дорин вдвоём ездят!

— Тогда это просто удача, что Поль и охрана были с ними. Чудеса твою мать Росс!? Не так ли?

— Ты хочешь сказать, что бандиты были подосланы что бы убить моего отца?

— Не знаю Росс, не знаю, но купчую они бы точно уничтожили.

Росс на какое-то время задумался.

— Всё-таки это бред Эли! Баронет Даго не такой человек что бы действовать чужими руками. Вспомни сэра Френча Хакуэя, который нанёс ему оскорбление на празднике Парсидеи.

— Ну.

— Там действительно можно было всё уладить миром, не такие уж непростительные слова произнёс сэр Хакуэй, но Даго оказался щепетильным и настоял на дуэли.

— И что?

— А теперь сравни здоровяка Хакуэя и щуплого Даго. Преимущество было явно не на его стороне, однако как видишь, за место себя он никого не поставил, хотя мог, как оскорблённая сторона.

— Ой, что это Росс? — Где-то впереди явно стучали топоры, и не надо было быть семи пядей во лбу, что бы понять, снова валят очередной орхус.

— Эли останься здесь, Хиги, за мной! — Крикнул он слуге и достав лук пришпорил коня.

Буквально через пару минут рысью Росс уже видел всё происходящее. Двое здоровенных парней, явно опытные лесорубы валили огромный орхус в четыре руки. Ещё трое обрубали сучья с уже срубленного гиганта. Один из людей стоящих к Россу спиной был ещё и знаком по прошлым стычкам. Росс натянул тетиву и послал стрелу ровно между двумя лесорубами в дерево.

— Ну что Красный Эйб, опять взялся за старое? — Прокричал Росс выезжая из-за деревьев.

— А! — Чему-то обрадовался ужасно рыжий верзила в красном поясе. — Малыш Ханди! А что ты тут делаешь?

— Я!? Объезжаю владения своего отца Эйб, тебе ли не знать?

— Ты, кажется, ошибся малыш, это были владения твоего отца. Вот уже несколько дней как эта земля принадлежит сэру Даго.

— Что за чушь Эйб!? Я три дня назад выехал из дома, и ни о какой сделке не шло и речи!

— А я и не говорил о сделке Росс, я просто хотел сказать, что ваше имение сгорело вместе с бумагами на эти земли.

— Как сгорело? Что за лапшу ты мне на уши вешаешь Эйб? — Не понимал Росс, что за игру затеял браконьер. — Такие дела быстро не решаются приятель. Есть свидетели, что эта земля наша. Есть отметки в плане землевладений, и о том, что купчая на эту землю настоящая, да и слово моего отца в этих краях что-то да значит.

— Может и так Росс, а может и не так.

— Объяснись!

— Вот мастер Кирк свидетель, он и расскажет. — Кивнул Эйб на человека стоящего рядом с ним, его Росс сначала принял за подручного.

— Вчера дом твоего отца сгорел парень, в месте со всей твоей семьёй. — Сказал повернувшийся к нему человек.

— Чушь! Отец, Мет и Хэнк с парнями никогда не ночевали в одном доме!

— Конечно, не ночевали. — Ухмыльнулся Кирк и Росс только сейчас обративший на него внимание заметил, что он совсем не похож на лесоруба, из под толстой кожаной куртки с короткими рукавами выглядывал край кольчуги, а на широком поясе украшенном бляхами с изображением волчьих голов, висели два коротких меча. — Мы сначала по-тихому перерезали глотки часовым, потом подпёрли двери кольями, обложили всё сеном и паклей, а затем подожгли. Ну а когда в окошки стали выпрыгивать те, кто не задохнулся от дыма, мы их ласково приняли и без лишних мучений отправили к праотцам. Никто не выжил парень. — Развёл руками Кирк. — Двадцать четыре человека, как с куста! И сдаётся мне, что ты и твой слуга как раз те двое не достающих. Ведь должно было быть двадцать шесть…

Толи у Росса рука с натянутой тетивой не выдержала, то ли сказанное так подействовало на него, но тетива слетела с пальцев и стрела рванув левое плечё Кирка, исчезла где-то в листве. Тут же тенькнуло рядом, это Хиги спустил тетиву, которая угодила Красному Эйбу в бок.

— Бей! — Заорал Кирк, выхватывая свои короткие мечи, больше похожие на здоровенные за сапожные ножи переростки. Слева свистнуло и ожгло бедро. Стрела, пробив седло, достала коня Росса. Конь взбрыкнул и скинул младшего Ханди в кусты.

— Ты куда это собрался щенок!? — Ревел Кирк. — Вас должно быть двадцать шесть и вас будет двадцать шесть! Клянусь лунным волком! — Подходя к Россу говорил убийца.

— Тебе мразь, можно клясться только грязным шакалом! — Прозвучал женский голос и щелчок арбалета. Кирка аж отбросило ...

Быстрая навигация назад: Ctrl+←, вперед Ctrl+→