Пузожители

Анастасия Масягина

Пузожители

Все права защищены. Никакая часть данной книги не может быть воспроизведена в какой бы то ни было форме без письменного разрешения правообладателя.

© Анастасия Масягина, 2015

© ООО «Написано пером», 2015

Глава 1

Серж Протвинский, известный бизнесмен, отец двоих взрослых детей, счастливый обладатель пентхауса в Москве, дома на Рублево-Успенском шоссе и ещё одного – в пригороде Лондона, бежал по берегу Андаманского моря и чувствовал себя так, словно двадцать пять было ему, а не его молодой жене.

Странное дело, Серж летал в Таиланд раз пятнадцать, но никогда прежде не был здесь так счастлив. Невероятно, смешно и, безусловно, наивно, но, похоже, в сорок шесть его угораздило по-настоящему влюбиться. А как ещё объяснить женитьбу на девчонке на двадцать один год моложе через два месяца после знакомства, да ещё без всякого подобия брачного договора? Пожалуй, только любовью.

Обожаемые, но алчные дети отказались с ним разговаривать. Конечно, кому понравится мачеха, способная существенно увеличить число наследников. Тем более, что Серж уже мечтал о ребёнке. Ведь если у них будет ребёнок, жена уж точно никуда не денется. А то вдруг лет через пять решит сбежать от старого мужа, пусть и богатого.

Быстрей бы закончить ремонт нового дома! Надо будет по возвращении пропесочить прораба! Его беременная Ксюшка (а очень скоро она забеременеет, уж он постарается) должна дышать свежим воздухом! Старый дом Серж при разводе оставил бывшей жене и дочери-школьнице. За что ему сказали «большое человеческое спасибо» и обещали в суд на раздел имущества не подавать. Ещё неизвестно, кто оказался богаче после этого развода. Зато теперь он женат на любимой женщине. Приятели и бизнес-партнеры крутили пальцем у виска. Сержу, как всегда, было на это плевать.

Ксюша проснулась от того, что по пальцам ног пробежал легкий, едва ощутимый холодок. Ноябрь! Вот сейчас. Последние пять секунд, и на постель запрыгнет Шарль, начнет тереться и требовать ласки, а потом и еды. Она станет стряхивать с носа его серую шёрстку и потихонечку проснется. И понесется – дежурство, белый халат, дребезжащая скорая, серозный менингит, запущенная скарлатина, двустороннее воспаление легких… С этим серым будильником проспать просто невозможно. Три секунды, две, одна. И… где он?

Ксения нехотя приоткрыла левый глаз и сразу все вспомнила. Незнакомые снежно-белые простыни тончайшего шелка, мебель из гевеи и серебряный поднос с фруктами. А холодит вовсе не ноябрьское московское утро, а высококлассный кондиционер.

Шарля рядом не было – остался в Москве под присмотром соседки. Серёжи тоже – должно быть, бегает.

Она потянулась и соскочила с кровати. На диване роскошного номера без всяких проблем нашёлся так небрежно сброшенный вчера купальник. А другой одежды в Тае и не надо! Ну, разве что легкое цветастое парео или джинсовые шортики для выхода в город.

Ксюша легко выскочила из ледяного номера на террасу и всей кожей ощутила Таиланд.

Прямо перед ней простиралась узкая полоска пляжа, а дальше – бескрайнее Андаманское море. Она зажмурилась от удовольствия, вспоминая вчерашнюю ночь. Вот уже несколько часов Ксюша официально была замужней женщиной. Регистрация состоялась вчера, в московском загсе. А потом Протвинские вместе со своими немногочисленными гостями сели на самолет и спустя каких-то восемь часов приземлились в экзотическом Таиланде.

Здесь сегодня состоится их свадебная церемония по местным обычаям. Будут и восточные цветы, и буддийские монахи. Это была идея Сержа.

Месяц назад они объявили друзьям, что собираются пожениться.

– А свадьба? Вы уже знаете, чего хотите? – моментально поинтересовалась Маша, лучшая Ксюшина подруга. Каких-то семь месяцев назад Ксения была свидетельницей на её свадьбе. И, по правде говоря, после роскошного торжества на триста гостей с пароходом, фейерверком и платьем, которое шила жена арабского посла ей самой хотелось чего-то очень скромного.

– Свадьба? – Серж обернулся к молодой невесте и притворно нахмурился. – Ты хочешь свадьбу?

Сам он пережил уже две. И столько же разводов.

– Ну… Если честно, я хотела бы пригласить человек десять. – Он уже не хмурился, а смотрел на неё насмешливо-снисходительно. – И платье…

– Ксюша заслуживает самого лучшего свадебного платья, которое только есть! – поспешила внести свою лепту Маша.

Серж вздохнул и обвел взглядом Ксюшу и её молодых друзей, которые, надо сказать, уже успели завоевать его симпатию.

– Ладно. Пятнадцать человек…

– Платье! – опять напомнила Маша, не жалавшая оставлять подругу без достойного подвенечного наряда.

– Платье, – снова согласился Сергей. – И в Таиланд!

– Ты серьезно??? – опешили все разом.

– Серьезно. Уж если устраивать праздник, так для всех.

Оставалось обзвонить самых близких и сообщить потрясающую новость: она выходит замуж. И не где-нибудь, а в Таиланде. Все расходы за счет жениха.

Ближе к обеду гостей пригласили в чайную комнату. Крошечные бессловесные тайки украшали петлички мужчин цветами, а женщины с удовольствием вплетали их в волосы.

В воздухе витал волшебный аромат цветка тиаре.

Мама Ксюши, Людмила Ивановна, пребывала в полной уверенности, что ей это снится.

– Как вы считаете, есть шанс, что будут жить? – обратилась к ней симпатичная, чуть полноватая женщина, которую Ксюша вчера представила как старшую сестру новоиспеченного зятя. Несмотря на жару, дама куталась в красивую, но слегка старомодную серебристую шаль.

Родителей жениха, как и отца Ксюши, в живых давно не было.

– Надеюсь на это. Хотя для меня всё уж очень неожиданно. Она же ни с кем меня не знакомила, ничего не рассказывала. Я была уверена, что дочь вся в работе. Ну, вы только представьте: молодой врач на скорой. Сплошные дежурства. Полночи на колесах. Когда ж тут о личной жизни думать?

– Как же они будут жить?.. – снова вздохнула сестра жениха. – Он-то привык, что жена все время дома. Лиза вовсе не работала. Да и когда? За ним же как за ребенком. С его характером…

Римма Владимировна осеклась. Ни к чему сдавать родного брата со всеми потрохами. Ведь человек он в сущности неплохой.

– Ну, может, детки пойдут, и наша дома будет сидеть, – пожала плечами Людмила Ивановна, но в её голосе чувствовалась напряжение. – Ксюша детей очень любит, потому и стала педиатром.

– Ну, может и будут жить, – снова вздохнула Римма и сильнее закуталась в шаль.

Дверь на террасу была распахнута, кондиционер отключен, и огромный номер наконец-то прогрелся. Ксюша никак не могла смириться с привычкой Сержа спать в холоде. В её крохотной квартирке на окраине обогреватель работал всегда, даже летом. Впрочем, теперь всё это было в прошлом. И съемная халупа на окраине, и прежние привычки.

Верная Маша хлопотала над её прической. От влажного морского воздуха локоны тут же распадались.

– Ничего не получается, – резюмировала Маша. – Но знаешь, по-моему, тебе и так неплохо. Даже, может быть, лучше. Естественнее.

Ксения со вздохом посмотрела в зеркало. А что, может, и впрямь ничего. Длинные, блестящие тёмно-каштановые волосы ничем не испортить. А зелёные глаза сейчас сияют ярче любых украшений.

– Всё ясно, Машка. Меняем тактику. Тащи сюда воды, масло это их кокосовое и фен.

– Зачем? Пятнадцать минут ведь осталось! Мы не успеем! Это я виновата, надо было тащить тебя в салон!

– Ты же знаешь, как всё тут дорого!

– Да на кой черт тебе его деньги экономить, Ксюха? У него их много и для тебя не жалко, а то бы он нас сюда не привез, это точно.

– Тащи воду! Волосы сейчас просто выпрямим, это пять минут!

Двенадцать минут спустя дверь номера распахнулась и на пороге появилась русская сотрудница отеля Юля, которой предстояло стать распорядителем свадьбы, маленькая тайка-помощница в национальном одеянии и тёмно-шоколадный таец фотограф, который тут же защёлкал фотоаппаратом и что-то довольно защебетал на своем языке.

– Ему очень нравится, – лучезарно улыбнувшись, сообщила Юля.

«Ничего удивительного», – довольно подумала Маша. На подругу нельзя смотреть без восхищения. В этот момент Ксюша позировала, меняя ракурсы, у стойки кровати с балдахином. Пожалуй, сейчас она похожа даже не на настоящую невесту, а на знаменитую модель, которая снимается для свадебного каталога или даже специального номера какого-нибудь женского журнала. Во время учебы в меде Ксения действительно успела поработать моделью. И для каталогов снималась, и в показах участвовала, но всерьёз этим делом не увлеклась. И на все Машины уговоры отвечала, что лечить детей можно хоть до восьмидесяти пяти, а ходить по подиуму – максимум до двадцати двух. С этим, конечно, не поспоришь. И всё же жалко, когда красота пропадает!

Впрочем, не пропала Ксюшкина красота. Нашелся ценитель. Да какой! Муж подруги Маше нравился, хотя поначалу разница в возрасте смутила и её, и мужа Игоря. Ведь им троим – по двадцать пять, а Сергею – сорок шесть, почти вдвое больше. Но это только сначала. Уже через час общения с Сержем Маша напрочь забыла, сколько ему лет, как, наверное, не помнит об этом и Ксюша. Ну что ж, дай Бог.

– А теперь сфотографируйтесь с подружкой невесты, – скомандовала Юля.

Свадебная процессия поражала яркостью национальных нарядов. Маленькие тайки танцевали. Мужчины, все как один напоминавшие Джеки Чана в молодости, били в барабаны. А завершал шествие жених в белой марлевке, таких же брюках и мокасинах тончайшей кожи. Белый цвет изумительно оттенял загар.

Людмила Ивановна подумала, что в этот момент зятю можно дать тридцать пять, не б ...

Быстрая навигация назад: Ctrl+←, вперед Ctrl+→