Старые сказки на новый лад

Петр Романенко

Старые сказки на новый лад

www.napisanoperom.ru

Все права защищены. Никакая часть данной книги не может быть воспроизведена в какой бы то ни было форме без письменного разрешения правообладателя.

© Петр Романенко, 2016

© Издательство «Написано пером», 2016

Курочка Ряба

Жили-были дед да баба, и была у них курочка Ряба. Снесла курочка яичко – не простое. Это правда. Но вот, что оно было золотое, – врут. Просто оно было жёлто-коричневого цвета, поэтому и казалось золотым. Глупо думать, что курица снесла золотой слиток. Курица и сама была не простая – породы кохинхин. Ряба – это её кличка, девичья фамилия же её была Рябова. Странности в поведении курицы баба заметила весной. Курица кукарекала по-петушиному. Такое случалось, и таких кур отправляли в суп. И всё же баба отправила деда к ветеринару на консультацию. Ветеринар Валера объяснил:

– Так иногда бывает: курица нетрадиционной сексуальной ориентации; ничего серьёзного, просто нестись она, скорее всего, не будет. Одна польза: будет вырабатывать много куриного помёта.

– А может быть, она по петуху тоскует: у нас петуха нет, – засомневался дед, – надо её с петухом свести.

Дед по пьяни нечаянно зарезал петуха, и теперь все куры оказались без мужского внимания и ласки. Они довольствовались редкими встречами с соседским петухом. Дед держал кур во дворе, за ворота не выпускал, поэтому свидания с петухом были нечасты. На этот раз дед решил выпустить кур на улицу – в пространство досягаемости петуха. А курочку Рябу баба велела зарезать; толку с неё мало – нестись не будет. Мало того: она будет дурно влиять на других кур, склонять их к нетрадиционному поведению. Тогда и остальные куры перестанут нестись.

По характеру Ряба была флегматична, нерасторопна, ходила и бегала медленно – крупная была.

И вот петух, увидев свежих кур, набросился на них – начал гоняться за ними. Поскольку Ряба бегала не быстро, он постоянно догонял её; другие успевали убежать.

Усевшись вечером на насест, куры обсуждали события дня и всегда предъявляли претензии Рябе.

– Почему он догоняет всегда только тебя?

– А вы, дуры, быстро не бегите; видите – петух старенький, ноги болят – артроз, одышка. Ему хочется собрать нас всем кагалом, быстренько всех перетоптать и потом отдыхать, греться на солнышке.

– Старенький то старенький, но сексуально озабоченный, – говорили другие куры, – видели, он часто ходит в мясной магазин, чтобы посмотреть на голых кур.

И вот курочка Ряба, на удивление деда с бабой, снесла яичко. Яичко было странным: тяжёлым и очень крепким. Дед потряс его возле уха и заметил – жидкая субстанция внутри отсутствует. Монолит.

– Что за невидаль! – сказала баба. – Давай его разобьём.

– Давай.

Дед стукнул яйцом о деревянную лавку – яйцо как ни в чём не бывало. Стукнул сильнее – только вмятина в дереве.

– Дай я, – сказала баба.

Баба била, била – не разбила.

– Дед, – сказала баба, – сходи к Валере-ветеринару, покажи яйцо, спроси, что это за диво.

Пошёл дед к ветеринару.

– Валера, глянь, что за яйцо снесла курочка Ряба? Ты же говорил, что она нестись не будет; мы хотели её уже зарезать.

– Ты его бил, бил?

– Да, – сказал дед.

– Не разбил?

– Не разбил.

– А баба била, била?

– Да, – сказал дед.

– Не разбила?

– Не разбила.

Ветеринар взял яйцо, долго рассматривал, стучал по нему и, наконец, спросил:

– Ты знаешь, что едят куры?

– Знаю – всё, что им дают: зерно, всякие пищевые отходы, жучков, червячков, траву.

– Правильно, – сказал Валера, – они ещё едят песок и мелкие камешки, в основном, известковые. От этого содержание желудка у них пористое. Это облегчает пищеварение. Кроме того, камешки, растворяясь, участвуют в образовании скорлупки яйца. Я думаю, что этот феномен получился так: Ряба где-то нашла какие-то необыкновенные камешки и наклевалась их. Петух хорошо постарался – добавил свои катализаторы. Произошла химическая реакция, в результате которой камешки растворились и образовали такую прочную скорлупу.

Между тем приближался праздник святого воскресения – Пасха. Главным и очень азартным развлечением на Пасху в деревне были игры с крашеными куриными яйцами. Мужики к ним готовились: отбирали крепкие яйца, некоторые даже подделывали – изготавливали искусственные.

Игра заключалась в следующем. Один игрок подставлял яйцо, другой бил яйцом. Сначала он долго думал, сомневался, колебался, стоял с занесённым яйцом в нерешительной задумчивости и, наконец, приняв решение, крякнув, и с боевым кличем «Эх!» ударял. Разбитое яйцо поворачивалось другой стороной. Снова наносился удар. Проигрывал тот, у кого яйцо оказывалось разбитым с обеих сторон. Победитель забирал разбитое яйцо.

Вокруг играющих всегда было много болельщиков, советчиков; стояли шум, крики, смех, делались прогнозы, заключались пари.

Парни, дядьки, старики серьёзно относились к этому мероприятию: долго торговались с соперником, менялись, не глядя, яйцами, договаривались о том, чтобы «покуштать» яйцо. Покуштать – значит, проверить его на прочность. Проверить крепость яйца просто – нужно легонько постучать его носиком по своим зубам. По звуку, по ощущениям зубов легко определить, крепкое яйцо или нет.

Дед покрасил к Пасхе вместе с другими и яйцо, снесённое Рябой. Этим яйцом он переколотил все яйца в деревне и окрест. Добычу он приносил домой корзинами. Яичко на деле оказалось золотым. Дед с бабой были очень довольны.

И вот на второй день Пасхи дед, злоупотребив алкоголем, потерял яйцо. А может быть, украли.

Дед и баба были очень расстроены. Плакали. Плакали не потому, что яичко уже где-то разбилось – они сами хотели его разбить. Плакали потому, что яичко пропало. Баба плакала, потому что женщина: они часто плачут, когда возникает сложная ситуация. Дед плакал по пьяни. Он, напившись, всегда плакал, вспоминая свою загубленную бабкой молодость.

Баба из-за этого яйца извела деда, душу вымотала.

Дед защищался:

– Да это, наверное, мышка бежала, хвостиком махнула, яичко упало и разбилось, – говорил дед. – Это знает каждый ребёнок.

– Не говори глупости, – возражала баба. – Это сказка для взрослых. Расскажи взрослому, что яйцо, которое дед бил, бил – не разбил, баба била, била – не разбила, упало и разбилось, скажут, что это бред, засмеют.

Курочка Ряба при подведении итогов дня на насесте говорила:

– Вы видели: наши выжившие из ума старики ревут. Яичко пропало. Когда я им снесла это яичко, они тоже сильно расстроились. Сперва разбить его хотели. Били, били – не разбили; потом всё-таки догадались, нашли ему применение. Рады были. Ну ладно, я им снесу другое такое же яичко.

– Но им теперь нужно не золотое яичко, а простое, – сказала Хохлушка.

– Простое у меня не получится, – возразила Ряба, – простое пусть снесёт Пеструшка.

– Да, – подтвердили куры, – она мечтает нанести яиц и вывести цыплят.

– Как же она выведет цыплят, если убегает от петуха, как чёрт от ладана? – возразили другие.

– Пеструшка, почему ты убегаешь от петуха? – спросили куры. – Ты слышала, у людей есть старая байка про это.

– Какая?

– Что должна думать курица, убегая от петуха?

– Не знаю. Что?

– «Не слишком ли быстро я бегу?» А что думает петух, догоняя курицу?

– Что?

– «Не догоню, так согреюсь».

– Да она убегает от петуха, потому что боится потерять девичью честь.

– Всё равно это когда-нибудь произойдёт, – говорили опытные куры.

– И вовсе я не этого боюсь, – возражала Пеструшка. – Я вообще не знаю, зачем бежит за мной петух – вдруг он маньяк какой-нибудь, изнасилует и убьёт. И потом, я не хочу заниматься этим принародно. Это порнография. Я стараюсь быстрее забежать куда-нибудь за угол или в ботву, чтобы без свидетелей. Это вон Ряба, шлюха, никого не стесняется. Бесстыжая.

– Дура ты, – рассердилась Ряба, – я старая и толстая, быстро бегать не могу; вот петух меня сразу и догоняет. Он же не знает, что я нетрадиционная. А ты меня в проститутки записала. Вот сейчас подойду и настучу клювом по твоей дурной башке, – пригрозила Ряба.

– Только попробуй! Завтра дед узнает – мало тебе не покажется.

– Да я и так знаю, что рано или поздно дед зарежет меня: баба ему велела, – сказала с грустью Ряба.

– Да как же можно резать курицу, которая несёт золотые яйца? – сказала Хохлушка.

Хохлушка тоже была толстая и нерасторопная, бегала не быстро, поэтому она больше, чем другие, получала удовольствия. Зато остальные преуспели в другом.

Когда петух находил в навозе зерно и звал кур, раньше всех на угощение поспевала Пеструшка. Но однажды на зов петуха первой успела Ряба. Петух в это время нашёл в навозе зёрна конопли. Ряба наклевалась конопли, обалдела, весь день приставала к петуху с сексуальными домогательствами и распевала матерные частушки.

– А наша Пеструшка, дурочка, хочет убежать на птицеферму.

– Зачем ей это надо? Пеструшка, зачем это тебе?

– А затем, что там большой коллектив, много кур, много петухов, там хорошая тусовка, есть, наверное, и заграничные петухи, – ответила Пеструшка.

– Она хочет там встретить заграничного петуха и уехать с ним за границу.

– Дурочка, – сказала Хохлушка, – если он и увезёт тебя за границу, то продаст в какой-нибудь бордель. И потом, на птицеферме выращивают кур не только для яиц, но и на мясо. Так что там ты можешь раньше попасть в суп, чем здесь, у деда.

– Девочки, хватит базарить, давайте уже спать, – сказала Ряба, – ...

Быстрая навигация назад: Ctrl+←, вперед Ctrl+→