Дождливая осень

Наёмники

Дождливая Осень

Глава 1.

Первое, что понял Росс, когда открыл глаза, так это не понял, что их открыл. В обоих случаях темно было одинаково. Голова гудела как растревоженный пчелиный улей, а тело ныло так, как обычно бывало после часового спарринга с Хэнком, то есть, живого места на нём не оставалось вообще. Всё болело, всё было не так, и не там. Росс ощупал лицо, нашёл пару свежих ссадин и, судя по резкой боли, хороший фингал под правым глазом.

— Эй. — Тихонько позвал он. — Чего так темно-то?

— Чего эй, — отозвался кто-то рядом — лежи спокойно, темно ему.

— Бизон?

— Нет, это Кемет второй, Комуник, король Таваско блин.

— Бизон. А чего так темно?

— А как, по-твоему, должно быть ещё под землёй?

— Под землёй? Мы же в донжоне, или…, да! Ох, ма-а-а!

— Да не ори ты так ради неба! — Полушёпотом просипел Бизон. — Тут и так всё время что-нибудь рушится! — И где-то не далеко, что-то гулко грохнуло. — Во! Говорил же.

— Как такое могло произойти?

— Ничего удивительного, тут же сплошной карст, да ещё говорили, по крепости последователь Норея погулял, так?

— Так.

— Ну вот.

— А что за карст?

— Совокупность процессов и явлений, связанных с деятельностью воды, которая растворяет горную породу, тем самым обогащая самоё себя.

— Вот это да!

— А ты думал, что Бизон неряха и пропойца? Я, мил друг, в Гамале горное дело изучал, пока историей не увлёкся.

— Погоди, какие горы? Вся Боулекская марвелла сплошные долины да леса и…, снова долины.

— Вот тут ты не прав, если внимательно присмотреться, то остатки небольших гор тут всё-таки можно увидеть. От Бреги до Боулека тянется гряда небольших холмов, среди этих холмов попадаются небольшие скалы, вот на одной такой из них и построили в своё время Бреги. Вернее, Бреги это Джезарийское название, Валлук, вот как это место называлось раньше. Древние горы тут были когда-то, лазили козы по горам рогаты, тих и задумчив, суров был сей край, но пришёл цверг и построил сарай. И сарай этот Валлуком назвал.

— Тебе не кажется, что сейчас не самое удачное время для истории со стихами?

— А что ещё делать?

— Выбираться, конечно, что ещё!

— Я вроде как бы ранен, если ты не забыл, конечно, и сам передвигаться не могу.

— Но я-то могу. — Росс попытался приподняться, но смог пошевелить только руками. — Что такое?

— Наверное, привалило чем-то.

Ханди ощупал себя и понял, что его от груди и ниже засыпало землёй и камнями. Просто при обрушении часть земли съехала внутрь башни.

— Это хорошо, что я головой не к стене лежу, а то бы мы с тобой не разговаривали.

— Откуда ты знаешь, как ты лежишь?

— Наверно глаза к темноте немного привыкли, кое-чего сумел разглядеть, вон ты, вот комната, вон выход, завален правда, но не сильно, откопаться думаю, можно будет.

— Я уже час тут таращусь и ничего у меня не привыкло.

— Я всегда в темноте неплохо видел. — Росс стал откидывать мелкие камни и отгребать землю. Как только начал восстанавливаться кровоток, тело заломило, колючки забегали по кровеносным сосудам, заставляя Росса периодически останавливаться.

— Чего ты там возишься?

— Я целый час был придавлен, эх, должно быть рожа у меня сейчас синюшная, как у покойника. Да, кстати, ты никого больше не слышал? Я к тебе не один шёл.

— Я знаю, ты первым сюда вошёл, когда всё случилось, а Бык с Хумом, похоже, не успели.

— Они там с кем-то из знакомых Хума на первом ярусе задержались. — Росс потихоньку стал сгибать и разгибать ноги. — Потом бросились сюда, кричали что-то. Теперь я понял, чего они орали. Вообще удивительно, что башня выстояла.

— Не думаю, что вся она уцелела, ведь от третьего яруса башню строили люди.

— А нижние кто?

— Полагаю цверги, лет восемьсот назад это были их земли. Потом небольшая их часть ушла на север за Валар, а остальные подались на Сегетский отрог.

— Это тот, что входит в хребет Коннор?

— Да, северная его часть.

— Валлук, это цвергское название?

— Нет, неужели тебе Сандр ничего не рассказывал?

— Он как-то не любит на тему цвергов распространяться, один раз правда рассказал про бор Конама. — Росс поднялся. — О, совсем ноги не держат.

— Ты покачайся с пятки на носок, кровь скорее по жилам побежит. Бор Конама, говоришь? Слышал я эту историю, говорят, в самом его центре есть город полный сокровищ.

— Угу, ещё говорят, что многие пытались их добыть, вот только никому это не удалось. Никто не оттуда живым не вернулся, а если и вернулся, то полным психом, который даже своей тени боится. Слышал про монстров? Сандр мне всего лишь одного жука-оленя показал, так меня чуть не вывернуло. Страшный уродец.

— Слышал, но думаю всё это сказки.

— Сказки. — Хмыкнул Росс. — Ты, кстати, как сам?

— Тряхнуло немного, когда башня провалилась, а так ничего, ноге даже получше стало.

— Значит надо откапываться. Интересно, на какой мы глубине? — Росс попробовал руками ковырять землю, но она была такая холодная, и в ней было столько острых камней, что он быстро бросил эту затею. Да и камни какие-то были странные, похожи на вытянутые и плоские треугольники, или на наконечники стрел. Росс взвесил один из них, поднял второй, тот по форме и по весу точно совпадал с первым. — Странно.

— Что такое?

— Тут, похоже, запас наконечников для стрел с землёй и камнями вперемежку, вот значит что кололось. Может сверху какой ящик свалился а?

— Может быть, хотя…. Тут нет по близости никакого факела?

— Сейчас посмотрю. — Росс еле отыскал не большой масляный светильник и запалил его.

— Посвети-ка. — Наконечники выглядели странно, они были так отполированы, что Бизон и Росс отчётливо отражались в них.

— Зачем было это делать? — Не понял Росс.

— Это не полировка, это металл такой, шкарбенд называется, редкая вещь. В огне он становится жидким и может даже испариться, а если швырнуть его в стену, так бабахнет, что только держись. Удивляюсь, как это они при обвале не взорвались.

— Если у Фотия было такое оружие, чего он его не использовал?

— Скорее всего, он и не знал о них, кто-то тут их припрятал и, похоже, очень давно.

— Опять цверги?

— Нет, хотя шкарбенд их придумка, нечто похожее они применяют при штрековых работах.

— Каких?

— Горных. Вы с Сандром точно общаетесь?

— И этот туда же. Дай-ка я лучше твою рану осмотрю. — Росс не стал менять повязку на бедре, не кровило, гнилостного запаха не было, значит всё в порядке.

— Ты когда откапываться будешь, складывай их отдельно на что-нибудь мягкое, на землю там, опасные эти штуки всё-таки.

— Ладно.

— Эй! Ты куда светильник поволок!?

- А вдруг я один из наконечников сослепу уроню?

— Так ты же и так всё видишь.

— Я же не кошка, всё видеть не могу.

На первом ярусе разрушений было меньше, только через весь монолит, на котором стояла башня, проходила здоровенная трещина, да кое-где выпали камни из кладки. Из полусотни раненых после обвала выжило сорок два человека и пятеро лекарей, с Хумом и Быком выходило семеро здоровых. Раненые нуждались в воде, но взять её было негде, и один из лекарей со звучным прозвищем Келем-Три Тесака, наехал на Быка на счёт этой самой воды. Пришлось Бычаре с Хумом и двумя лекарями искать способ как её добыть.

— Единственный выход закрыт скалой. — Страдал очевидностью Хум.

— А что если сделать пролом в стене? — Предложил один из санитаров. Буй Бык молча, взял беднягу за шкирку и подвёл к оной, огромные блоки весом в десятки фуртов (центнеров) подогнанные так, что даже ножичек не просунешь, нерушимо стояли от пола до потолка.

— Ты когда-нибудь ломал здания созданные цвергами?

— Нет.

— Не стоит и начинать. По моему мнению, это самое бестолковое занятие на свете.

— Но ведь есть места, где камни из кладки выпали.

— Знаешь, какая тут толщина стен?

— Нет.

— Два стама, костоправ, два стама сплошного монолита, по-другому эту клаку и не назовёшь.

— Веркель знает, как эти цверги умудряются делать подобное без всякого раствора. — Посетовал Хум.

— Шип-паз, и точная подгонка. — Блеснул познаниями Бык и, увидев недоумённые взгляды людей, пояснил. — Сандр рассказывал.

— А ещё я рассказывал, что в самой нижней кладке один камень всегда стоит без шипов, и потому легко сдвигается. — Раздался голос цверга.

— Сандр! Ты как сюда попал!? — Он сгрёб цверга в охапку и от переизбытка чувств, треснул ему кулаком по спине.

— Росс, где? — Сандр и не заметил этого удара.

— Он ещё до обрушения успел забежать на второй ярус, мы ему кричали, но…

— Понятно, надеюсь, что ему повезло.

— А где остальные? Ты что один!?

— Один. Остальные давно свалили из крепости, посчитав вас покойниками.

— Но мы-то живы!?

— Я и сам, честно сказать, так считал, хоть этот ярус и построен моим народом, но после такого обвала…. — Сандр покачал головой. — Даже я не рассчитывал увидеть вас живыми, знали бы, какая картина там наверху, сами в свою смерть поверили.

— Ага, но всё же решил проверить.

— Что за «ага», такое?

— Да так…

— Нет уж, ты договаривай Хомпа Даал.

— Ты хотел, что бы все Хоны считали Росса погибшим.

— Ну, положим, что это так. — И хмуро уставился на Хума. Всё-таки Бычара иногда бывает не к месту сообразительным.

— Э — э! Не дурите, мужики! — Вскочил тот. Бык расхохотался.

— Если будешь помалкивать, считай, договорились.

— Не переживай, я идеями Мори не страдаю, хотя надо признать таких как я среди Хонов, не так уж и много.

— То-то и оно. Ну как тут у в ...

Быстрая навигация назад: Ctrl+←, вперед Ctrl+→