Тайный рейс

Эйсукэ Накадзоно

Тайный рейс

Предисловие

Японский писатель Эйсукэ Накадзоно родился в 1920 году. По окончании средней школы уехал в Китай. Жил в Маньчжурии, Внутренней Монголии. Высшее образование получил в Пекине, здесь же стал журналистом. После второй мировой войны в течение десяти лет работал корреспондентом «Сэкай ниппо». Перу Накадзоно принадлежат романы: «Годы скитаний», «Годы унижения», «Зона смерти», «Секретное послание», «Свинец в пламени», «Тайный рейс», ряд рассказов и множество художественных очерков.

Э. Накадзоно дважды приезжал в Советский Союз для участия в международных писательских встречах (последний раз в сентябре 1966 г.). Невысокого роста, юношески стройный, с молодым лицом и чуть тронутой сединой густой шевелюрой, с внимательными и добрыми глазами, он напоминает застенчивого и мечтательного студента. Меж тем за спиной у писателя богатейший жизненный опыт, длительные поездки по своей стране, заграничные путешествия и встречи со множеством разных людей. Для творчества Э. Накадзоно характерны живой интерес к острым социально-политическим конфликтам времени, сочувствие национально-освободительной борьбе народов колониальных и зависимых стран и борьбе за мир и дружбу народов. К какой бы теме он ни обращался, на первом плане у него всегда человек-борец, упорно сопротивляющийся проискам реакции, жаждущий свободы, мира и социальной справедливости. Произведения Накадзоно проникнуты любовью к человеку. Но эта любовь не имеет ничего общего с абстрактным гуманизмом или либеральным сюсюканьем. Разоблачая коварство, бесчеловечность, цинизм воротил буржуазного мира и их прислужников, писатель противопоставляет им людей с чистой совестью из народа, смелых и решительных борцов за интересы трудящихся.

Э. Накадзоно почти всегда дает четкие социальные и психологические мотивировки характеров и поступков своих героев. При этом каждый из них наделен индивидуальными чертами, благодаря чему социальные и психологические типы обретают плоть и кровь, превращаются в живых, конкретных людей. В обрисовке характеров персонажей своих произведений Э. Накадзоно счастливо избегает всякого схематизма. Социальное и духовное родство представителей той или иной общественной среды, изображаемой писателем, не мешает им оставаться непохожими друг на друга индивидуальностями.

Симпатии писателя явно на стороне обездоленных и угнетенных, на стороне людей труда и мужественных борцов за народное счастье. Однако, верный правде жизни, он отнюдь не склонен рисовать их всех розовой краской. Знание жизни, понимание всей ее сложности и противоречивости, а также художественный вкус, мастерство помогают ему создавать правдивые картины жизни.

Выше уже говорилось, что интерес к актуальным социально-политическим проблемам современности, пожалуй, наиболее характерная черта творчества Э. Накадзоно. С каждым новым его произведением это становится все более очевидным.

В романе «Зона смерти» разоблачаются подрывные действия тайных агентов, засылаемых капиталистическими монополиями в профсоюзы и другие рабочие организации. Писатель не случайно обратился к этой теме. Послевоенная Япония снова становится ареной ожесточенных классовых боев. Идет неуклонный процесс полевения рабочего класса, растет его организованность, ширится борьба трудящихся за свои интересы против наступления капитала, за мир и полную национальную независимость страны. Консолидация демократических сил все больше тревожит господствующий класс и его правящую верхушку. Наряду с мерами, которые принимает для предупреждения и подавления выступлений трудящихся государственный аппарат, свои «частные» меры принимают и монополии. Одним из излюбленных способов борьбы японских капиталистов с рабочим движением является использование тайной агентуры, шпиков и провокаторов для подрыва движения изнутри. Империалистическая буржуазия Японии накопила в этой области немалый опыт и в послевоенные годы обогатила его за счет усвоения новейших американских «образцов». В указанных целях монополии широко прибегают к услугам частных сыскных агентств и специальных подрывных антирабочих организаций, действующих часто под вывесками различного рода «исследовательских», «информационных», «консультационных» и прочих бюро.

Шпионско-провокаторской деятельностью, направленной против рабочего движения, в частности, занималось и так называемое Консультационное бюро по вопросам психологии труда, о котором рассказывается в романе «Тайный рейс».

В послевоенной японской художественной литературе Накадзоно один из первых обратился к теме рабочего движения, и в этом его несомненная заслуга. В этом плане творчество его в какой-то степени перекликается с творчеством известных японских революционных писателей тридцатых годов Кобаяси и Токунага. Однако эти писатели, ставя в своих произведениях актуальные проблемы пролетарской борьбы, рисовали преимущественно сами события, а не характеры отдельных действующих лиц. Накадзоно в значительно большей мере привлекают конкретные человеческие судьбы, социальные и психологические мотивы поведения отдельных людей, участвующих в тех или иных событиях. Анализируя характеры и поступки людей, Накадзоно создает запоминающиеся образы.

Японские литературные критики после появления романа Э. Накадзоно «Секретное послание», посвященного теме международного шпионажа, стали причислять писателя к представителям жанра так называемого шпионско-приключенческого романа. Вместе с тем они отмечают, что писатель стремится использовать этот популярный жанр для постановки «актуальных проблем современности». Тема международного шпионажа затрагивается и в следующем романе Накадзоно — «Свинец в пламени». Однако, как указывает в послесловии и сам автор, здесь он задевает ее лишь косвенно, в связи с другими важными проблемами. Быстро меняющаяся современная действительность, говорит автор, соответственно преобразует характер, формы и методы политического, экономического и военного шпионажа. Поэтому он считает, что прежние, набившие оскомину «шпионские романы» о «рыцарях плаща и кинжала» скоро начнут казаться наивными и смешными даже самым невзыскательным любителям развлекательного чтения. Свой роман «Свинец в пламени» он рассматривает как некую попытку наметить своего рода поворотный пункт в развитии этого жанра в японской литературе.

Роман «Свинец в пламени» заслуживает того, чтобы остановиться на нем подробнее.

В лагерь для нарушителей закона о въезде в страну поступает новый заключенный, прибывший на пароходе из Бангкока. Человек этот, назвавшийся Омурой, ни слова не понимает по-японски и говорит только по-китайски, но настойчиво утверждает, что он японец и потому счел себя вправе вернуться на родину. На допросах он показывает, что жил в Таиланде, а еще раньше в Китае. Больше ни на какие вопросы не отвечает.

Инспектор иммиграционной полиции Куросима, сторонник законного и беспристрастного расследования, принимает меры к объективному выяснению личности нового заключенного. Ему противостоит другой чиновник, Соратани, карьерист и антикоммунист, который угрозами и побоями пытается заставить Омуру признаться в том, что он «коммунистический шпион». На стороне этого чиновника и начальник полиции, который прежде всего заботится о том, чтобы поскорее покончить с докучливым делом. Конфликт между инспекторами Куросимой и Соратани — один из главных конфликтов романа. Угрожая разоблачением в прессе, Куросима добивается у начальства разрешения еще некоторое время «повозиться» с заключенным. С целью выяснения лиц, заинтересованных в судьбе Омуры, о нем дается публикация в газетах. Вокруг этого загадочного человека начинается возня. Некий бывший военный разведчик настаивает на том, что Омура в прошлом его сотрудник, засланный им во время войны на территорию Лаоса. Девушка, по фамилии тоже Омура, старается доказать, что это ее старший брат, без вести пропавший во время войны. Хозяйка китайской харчевни в Токио уверяет, что Омура — китаец, соотечественник ее мужа, и пытается подкупить Куросиму, с тем чтобы он дал Омуре возможность остаться в Японии и поступить на работу в ее харчевню. Обе женщины проявляют особый интерес к вещам Омуры, у которого, кстати, кроме буддийского молитвенника и нескольких больших брусков мыла, ничего с собой не было. Домогательства трех лиц, заинтересовавшихся Омурой, лишь больше запутывают дело. За делом Омуры наблюдает и некий японец, родившийся в Америке и состоящий на службе у американцев в Японии. Поведение Омуры внушает все большее сомнение в нормальности его психики. Инспектор Куросима решает подвергнуть его тщательной психиатрической и антропологической экспертизе. Одновременно он передает на анализ мыло, найденное у заключенного. Куросима везет Омуру на очередную экспертизу в университет и приглашает с собой его мнимую сестру (инспектор Соратани считает, что она коммунистка и принадлежит к «международной коммунистической шпионской организации»; постепенно к этой мысли начинает склоняться и сам Куросима). Во время нахождения в университете Омуру неожиданно похищают неизвестные лица. Куросима подозревает в причастности к этому свою спутницу, но та советует ему искать похищенного в китайской харчевне. Он звонит по телефону на службу, просит прислать ему в помощь людей и кстати узнает результаты анализа мыла, изъятого у заключенного: оно целиком состоит из наркотиков. Мнимая сестра Омуры признается Куросиме, что она инспектор полиции по борьбе с торговлей наркотиками и этим объясняется ее интерес к делу Омуры, которого она подозревает в том, что он агент контрабандистов. Она же сооб ...

Быстрая навигация назад: Ctrl+←, вперед Ctrl+→