Семь чудес и временной разлом

Питер Леранжис

Семь чудес и временной разлом

Seven Wonders: Book 5. The Legend of the Rift

Copyright 2016 by Peter Lerangis

Published by arrangement with HarperCollins Children's Books, a division of HarperCollins Publishers

© Демина А. В., перевод на русский язык, 2016

© Издание на русском языке, оформление. ООО «Издательство «Эксмо», 2016

* * *

Эта книга посвящается читателям серии «Семь чудес» во всем мире.

Для меня вы все Избранные.

Глава 1

Первый день конца света

Ты понимаешь, что достиг самого дна, когда стоишь на пляже, смотришь на горизонт и не замечаешь, что утопаешь по щиколотки в мертвой рыбе.

Окажись я здесь минут на десять раньше – и вода доходила бы мне до плеч. Сейчас же я стоял на влажной пологой равнине, усыпанной камнями, обрывками веревок, бутылками, крабами, рыбами, одной огромной, но неподвижной акулой и сгнившими останками затонувшего когда-то давно старого корабля.

Наш тропический остров взметнулся вверх, точно на скоростном лифте. Десять минут назад король Атлантиды Ула’ар открыл временной разлом, что, согласно легенде, должно было привести к подъему континента со дна морского. Но прямо сейчас мне не было особого дела до легенд. Потому что, когда он прыгнул в тот разлом, он забрал с собой Эли Блек. В одну минуту они были здесь, в следующую – та-дам! – прыжок, и все. Вернулись в прошлое. Назад в Атлантиду.

Лишившись Эли, я точно лишился части себя самого.

Так что в первый день конца света я, Джек Маккинли, чувствовал себя так, будто кто-то сунул руку мне в горло и вырвал из моей груди сердце.

– Джек! Марко! Касс! Элоиза!

Мама.

Я развернулся на ее голос. Она стояла на песчаной части пляжа и поглядывала себе за спину. Позади нас из джунглей выбежала группа перепуганных солдат Масса. Марко Рамсей, Касс Уильямс и его сестра Элоиза стояли по бокам от меня. И лишь тогда я впервые заметил рыб. Когда одна, особенно страшная, хлестнула меня по левой щиколотке плавником.

– Выглядят мерзко, – сказала Элоиза.

– А они очень высоко о тебе отзывались, – заметил Касс.

Элоиза воззрилась на него в крайнем недоумении:

– Кто, Масса?

– Нет, рыбы, – ответил Касс. – Разве ты говорила не о…

– Я говорила о них! – Элоиза указала на мечущихся солдат. – Слышали, что сказала сестра Нэнси? Она предупреждала нас держаться от них подальше.

Откуда-то из-за деревьев донесся пронзительный крик плюющегося ядом виззита, за ним последовал гортанный вопль какого-то солдата. Штаб Масса находился по ту сторону джунглей, и солдаты и ученые бежали сюда узнать, что случилось.

Они ощутили землетрясение, но понятия не имели о разломе. И обо всех чудовищах, что успели через него пройти.

– Ох, блин, ну и засада, – сказал Марко. – Видали этих зубастиков? Они сейчас прямо вау – греческий обед, бесплатная доставка!

Кто-то из Масса устраивал раненых товарищей на песке. Другие в растерянности и панике бежали по мокрому, засыпанному рыбой пляжу к нам. Третьих, чьи желудки не выдержали жуткой тряски земли под ногами, выворачивало наизнанку в тростниках. Мама пыталась всех их успокоить, объясняла, что произошло в кальдере. На ней была коричневая, напоминающая монашескую рясу форма Масса – как из каталога одежды 1643 года. Солдаты относились к ней с уважением, но они не знали, что она была а) моей мамой и б) шпионом повстанцев. А Торквин, наш любимый семифутовый телохранитель, стоял прямо позади нас и ковырял в носу, как он всегда делал, когда нервничал.

– Мы видели, как исчезла Эли, Джек, – сказал Касс. – Что будем делать?

Думать было тяжело. Была еще одна огромная проблема, о которой никто из нас не хотел говорить, – Ула’ар забрал с собой локулус силы. А если мы не найдем все семь магических атлантийских локули, наш ген 7ЧС совершенно точно убьет нас перед нашим четырнадцатым днем рождения. То есть если хотя бы один локулус окажется утрачен – нам крышка.

Рыбы здорово меня отвлекали, поэтому я повел нашу группу на твердую землю. Стоило нам сдвинуться с места, как ребята из Масса стали что-то орать друг другу, преимущественно на греческом. Они толкались и пихались, не отрывая возбужденных взглядов от останков корабля, который, словно скелет динозавра, торчал, наклонившись вбок, из грязного склона ярдах в пятидесяти от пляжа. Его мачта сломалась и покосилась, с рей, точно давно забытое постиранное белье, свисали водоросли, а деревянный корпус облепили раковины. Удивительно, но даже после более чем столетнего пребывания под водой название корабля все еще можно было различить.

«Энигма».

– Чуваки, считайте меня чокнутым, – сказал Марко, отпихнув пару оказавшихся у нас на пути солдат, – но вам не кажется, что ответ может быть там, на корабле?

– Ты чокнутый, – отозвался Касс.

Лапищи Марко, размера этак сорок седьмого, с чавкающим звуком двинулись в сторону корабля.

– Ладно, послушайте меня немного… Этот корабль того парня с портрета, так? Ну того, что открыл этот остров в восемнадцатом веке. Марвин или Берман.

– Герман Вендерс, – подсказал Касс.

– Точно, – не смутился Марко. – Вот я и думаю, что нам стоит пойти и исследовать останки. Вендерс же вроде как был гением, так? Что, если он оставил нечто важное, не знаю – карты, записи, тайны? Я хочу сказать, это же он открыл разлом, так? Может, он знает и как справиться со всем этим без неприятных последствий?

– Побудем пиратами! – Элоиза, театрально прихрамывая, заковыляла к кораблю. – Аррргх! Йо-хо-хо, тысяча чертей! Отдраить палубу! А то задницу порву на щупальца осьминога!

Судя по выражению лица Касса, он хотел, чтобы его давно пропавшая сестра так и оставалась потерянной.

Зато мрачное настроение Торквина улучшилось, и он шумно фыркнул своим свежевычищенным носом-картошкой. И при обычных обстоятельствах это было то еще зрелище, но сейчас это выглядело особенно жутко. В последние дни Торквин напоминал окунувшегося в ванну с кислотой Халка. Его лицо все еще было черным и в ожогах после взрыва автомобиля в Греции, а от его когда-то рыжей гривы осталось лишь несколько обгоревших клочков.

– Ха. Она сказала «задница». Смешная девчонка.

– Может, вернемся к разлому и предложим королю обмен? – пробормотал Касс. – Мы забираем Эли, а он – Элоизу.

Услышав это, Элоиза подобрала мертвого угря и швырнула его в брата. Тот, хихикнув, увернулся. Они вели себя как любые другие братья и сестры, ссорившиеся сколько себя помнили. Что было странно, так как до недавнего времени Касс и знать не знал, что у него есть сестра. Их родители были в тюрьме, а они всю жизнь переезжали из одной приемной семьи в другую, так что, наверное, сейчас им обоим хотелось восполнить недостававшее.

– Вообще-то я пытаюсь быть серьезным, – раздраженно заметил Марко, – и вот что получаю.

– Они спускают пар, – пояснил я. – Пытаются вести себя нормально.

Сложно было их винить. Если бы старик Герман Вендерс не прибыл на этот богом забытый остров, может, последователи Караи никогда бы не построили здесь свой институт. И тогда никто бы не открыл атлантийский ген 7ЧС, который во много раз усиливает твой талант, но убивает тебя по достижении четырнадцати лет. И я был бы самым обычным тринадцатилетним мальчиком из Индианы, беспокоящимся о контрольной по математике и периодически терпящим нападки Барри Риза. Да, вскоре я бы умер, но по крайней мере я бы пребывал в счастливом неведении касаемо своей участи. И я бы не потратил последние несколько недель на поиски семи локули, которые должны нас исцелить – и, как стало ясно теперь, – которые нам не суждено было найти. И Эли все еще была бы здесь.

Но он прибыл, и они построили, и я не был самым обычным мальчиком, и мы искали локули, и ее здесь не было. И через четыре месяца я стану экс-Джеком, мальчиком с геном 7ЧС и Без Таланта.

Интересно, подумалось мне, выпадет мне шанс хотя бы попрощаться с папой? Где он сейчас – все еще в греческом аэропорту, где мы его оставили? Сумею ли я когда-нибудь поговорить с ним еще раз?

– Земля вызывает Джека! – повысил голос Касс.

Я оглянулся на царящую вокруг нас неразбериху.

– Ладно, если мы ничего не будем делать, мы трупы, – заговорил я. – Из-за землетрясения и корабля Масса растеряны, но это не навсегда. Их внимание вновь переключится на нас. Марко, пойти на корабль – это классная идея. Но я считаю, сейчас мы должны попытаться вернуть Эли.

– И где наша армия, чтобы провернуть это? – спросил Касс, обернувшись в сторону джунглей.

Марко выпятил грудь:

– Кому нужна армия, когда у вас есть Марко Великолепный?

– Ты видел ту… штуку, что застряла в разломе? – спросил Касс. – Она была огромной. И… И… зеленой. И куда великолепнее тебя!

– Ты про ту штуку, которую я заколол? Не стоит благодарности, – сказал Марко.

– Да, но что насчет всех остальных жутких тварей, успевших сбежать? Прислушайтесь. Просто послушайте! – Касс повернулся к джунглям, которые гудели от топота и криков перепуганных животных. – Видите, что стало с Масса? Там виззиты, и грифоны, и вромаски… их сотни!

Марко задумчиво кивнул:

– Ну да, пределы возможностей есть даже у совершенного человеческого создания.

– Еще никогда я не слышал от тебя более скромного заявления, – съязвил Касс.

– Значит, мы воспользуемся локулусом невидимости и локулусом полета. Просто пролетим над ними. ...

Быстрая навигация назад: Ctrl+←, вперед Ctrl+→