Таинственная Полинезия

Милослав Стингл

ТАИНСТВЕННАЯ ПОЛИНЕЗИЯ

I. ПОЛИНЕЗИЯ И ПОЛИНЕЗИЙЦЫ

В третий раз - пирамиды и неведомая культура

В самом начале повествования автор книги предоставляет слово себе. Он вспоминает своя путешествия по Полинезии, предпринятые для знакомства с полинезийцами и полинезийской культурой. Когда он впервые побывал на островах Тонга, в единственном еще сохранившемся королевстве Полинезии, ему довелось посетить и бывшую столицу этой страны. Называется она Муа (прежнее название города, вплоть до правления одиннадцатого властителя королевства Тонга[1], звучало иначе - Лапага).

До своего первого путешествия в Муа автор представлял себе Тонга как острова с примитивными хижинами из пальмовых листьев и расщепленного бамбука. Здесь, в Муа, приехав в Полинезию хорошо вооруженным археологическими и этнографическими знаниями, он увидел нечто, от чего у него в буквальном смысле слова перехватило дыхание: это были пирамиды! Настоящие пирамиды, в точности таких же очертаний, какие каждый в своем представлении связывает с данным понятием. Каменные ступенчатые постройки, которые к тому же, точно так же как знаменитые египетские пирамиды в Гизе[2], в своих каменных утробах скрывают гробницы правителей Тонга.

Такие ступенчатые каменные королевские гробницы полинезийцы с островов Тонга называют ланги, что значит "небо". Этих ланги - больших и малых - в местах погребения правителей в Муа несколько, и каждая имеет свое название. Например, одна из пирамид в Муа называется Катоа, другая - Туофефафа, третья - Туотеау. Самая большая - Паепае о Телеа. В величественных каменных ланги - и впрямь в "небесах" - почивают умершие правители древнего Тонга. (Простых жителей королевства, естественно, хоронили совсем иначе: Дж. М. Дэвидсон, открывшая два кургана, явно относящихся к той же древней эпохе, когда воздвигались пирамиды в Муа, в каждом из них обнаружила останки не менее сотни скелетов, захороненных вместе, словно в братской могиле.)

Но для нас теперь важно не то, что одних - простолюдинов - свалили грудами и засыпали землей, точно жертв средневековой эпидемии чумы, а других - высокопоставленных - хоронили каждого в отдельности, воздвигая роскошные гробницы-пирамиды. В данный момент нас интересует не устоявшееся веками, в прямом смысле слова классовое[3] разделение общества, строившего такие великолепные гробницы, а сами по себе пирамиды, казалось бы не имеющие ничего общего с Океанией. Пирамиды, подобные тем, что воздвигались в двух столь отдаленных отсюда областях нашей планеты: в древнем Египте и в древней Америке. Причем в обоих этих регионах именно пирамиды, более чем что-либо иное, всегда были и по сей день остаются символом создавших их высоких культур.

Пирамида - это ступенчатое[4] каменное чудо - и вправду означает нечто большее, чем своеобразную архитектурную форму. Она - воистину символ высокой культуры. Само слово "пирамида" в известной мере является синонимом понятия "высокая культура". О пирамидах в Египте, да и в древней Америке, знает каждый. Кто о них не слышал! Кто не слышал о Гизе в Египте, о Теотиуакане или Паленке и Америке! Но кто, где и когда слышал о пирамидах в Муа, в Лапаге? Увы, их постигла та же участь, что и всю полинезийскую культуру. Кое-кто слышал и о ней... Однако наши познания о столь поразительной автохтонной культуре древних обитателей Полинезии более чем поверхностны. И, как правило, чрезвычайно неточны. Да, полинезийская культура нам знакома и тем не менее - почти неведома.

В современный мир древняя полинезийская культура действительно вступила в совершенно искаженном виде, что произошло, с одной стороны, в результате намеренной дезинформации, с другой - благодаря романтическим, далеким от истины представлениям. Столь же превратные, подчас просто курьезные представления сложились у наших современников и о полинезийцах и Полинезии вообще. На этот счет я мог бы привести множество самых невероятных примеров из собственного опыта. Но лучше процитировать здесь голландско-американского писателя Хендрика Виллема ван Лоона, который в своем повествовании о некоторых тихоокеанских островах приводит слова одной белой женщины, жившей на Оаху[5] (Гавайские острова[6]):

- Полинезия? Да это же остров в заливе Ваикики.

Высказывание элегантной дамы, жившей в Полинезии и умудрившейся не знать, что это такое, безусловно, самым наглядным образом иллюстрирует, как зачастую неточны знания даже тех, кто непосредственно соприкасается с Полинезией и ее культурой. Конечно, наивность прелестной приятельницы ван Лоона выходит за границы обычного неведения. И все же конкретные сведения о полинезийской культуре, как правило, подменяются лишь самыми общими представлениями: о прекрасных женщинах Гавайев и Таити[7], о сладкозвучной полинезийской музыке. Той музыке, которую нам преподносят коммерческие радиостанции. А заодно и представление о сверхэкзальтированной эротической жизни на полинезийских "островах любви"... Словом, представления, представления, представления - ароматные, манящие, великолепные, но, увы, по меньшей мере неточные. Полинезийская музыка, и правда, прелестна; красивы и здешние женщины. Любви, эротике люди в Полинезии действительно предаются с душой, щедро и без излишней показной стыдливости.

Но все это, разумеется, отнюдь не представляет целостной картины полинезийской культуры. Такое мозаичное полотно любой культуры земного шара и любой группы людей, ее создавшей, всегда состоит из множества самых разнообразных "камешков". И лишь десятки и сотни этих составных частиц, взятых вместе, способны воссоздать целостную картину, которую можно было бы назвать "Полинезия, полинезийцы, полинезийская культура".

Моана

 Полинезию по традиции именуют "раем нашей планеты". Но безупречная красота ее островов, которая привлекает, захватывает всякого, кто их увидит, порой мешает заметить полинезийцев, тех, кто в этом раю действительно дома, кому по праву первородства надлежало бы не только населять этот "рай Южных морей", но и владеть им.

Итак, присмотримся к бывшим "властителям рая", "властителям Южных морей", создателям этой "неведомой культуры". Однако прежде осмотрим сам "рай" Южных морей. Официальное его название - Полинезия. На карте ею занята значительная часть самого большого водного пространства нашей планеты - Тихого океана. Некогда полинезийцы вступили на острова этого океана. Да, они пришли сюда из иных мест[8]. Но постепенно завоевали великое море, овладели им, покорили и полюбили так, как мужчина может любить женщину. Даже то звучное имя, которое они ему дали,- Моана - тоже женское. До сих пор в Полинезии оно одно из самых распространенных женских имен.

Моана - Тихий океан - распростерся между берегами Америки, Азии, Австралии и Антарктиды. Он покрывает треть поверхности земного шара. Один этот океан больше всей поверхности Луны. Расстояния на его просторах гигантские. С севера на юг - 15 800 км. С запада на восток - 20 тысяч километров! Это в четыре раза больше, чем путь от берегов Европы до берегов Северной Америки!

В бесконечном океане много воды. Но земли чрезвычайно мало. Причем более девяноста восьми с половиной процентов тихоокеанских земель расположены южнее экватора. И потому испанцы, которые первыми из европейцев в XVI столетии "открыли" Тихий океан, по праву назвали эту часть света "Маг del sur" - "Южное море". Термин "Южное море" до сих пор служит для обозначения островной родины обитателей Океании.

Данные об общей площади Тихого океана расходятся. Например, объемистая и весьма добротная чехословацкая "Всемирная география" определяет его площадь с прилегающими морями в 179 миллионов квадратных километров (для сравнения - площадь Европы без Советского Союза в двадцать раз меньше), а площадь Тихого океана без прилегающих к нему морей - всего в каких-нибудь 165 млн. кв. км.

В других источниках фигурирует лишь та часть Тихого океана, которую ограничивают крайние точки Океании. Самая западная из них - остров Салавати[9] на 130°38' восточной долготы, самая восточная - остров Сала-и-Гомес[10], лежащий восточнее острова Рождества[11] (105°10' западной долготы), самая северная - атолл Куре (28°25' северной широты) и, наконец, самая южная - небольшой остров Кэмпбелл[12] (53°27' южной широты). Площадь Океании, ограниченная ее четырьмя крайними точками, па карте Тихого океана занимает 62 млн. кв. км. Общая площадь суши - то есть островов, лежащих в этих бескрайних водных пространствах, составляет лишь 1232 тыс. кв. км[13]. Это в пятьдесят раз меньше площади океана!

Для существования островов Океании, а следовательно, и для тех, кто их населяет - полинезийцев, микронезийцев и меланезийцев[14],- течения, омывающие берега этих атоллов и островов, и ветры, их овевающие, жизненно важны. Теплые морские течения безостановочно (и беспрепятственно) циркулируют в Тихом океане[15]. К югу от экватора, то есть там, где расположена большая часть островов Полинезии и всей Океании, проходит Южное Экваториальное течение. К северу от экватора, с запада на восток Тихий океан пересекает Северное Экваториальное течение[16]. Между ними движется узкое, но постоянное экваториальное противотечение, сильно воздействующее в особенности на те острова и атоллы Полинезии, которые относятся к группе так называемых Полинезийских Спорад[17]. Вода в морских течениях Тихого океана довольно теплая - от 18° до 28° Цельсия.

Большое значение для жизни Полинезийских островов имеют и океанские ветры, дующие над Тихим океаном постоянно и в одних и тех же направлениях. Кроме нешир ...

Быстрая навигация назад: Ctrl+←, вперед Ctrl+→