Ночь на острове

Холли Престон

Ночь на острове

1

Перекатившись по измятой постели к краю кровати, Мэтью взглянул из-под тяжелых век на часы на тумбочке. Господи! Он удрученно вздохнул: перевалило за полдень. Не удивительно, что голова так гудит. Это и от голода, и от жажды — целые сутки у него во рту маковой росинки не было.

Головная боль и кисловатый привкус во рту напоминали ему о том, сколько было выпито накануне. Но не все ли равно, в конце концов? Никого не касается, отправился он спать трезвым или упился до бесчувствия. Он вольная птица. Всякие женские капризы ему нипочем. Он может жить в свое удовольствие — что и делает. А если это пока не приносит ему слишком много радости — ну что же, со временем привыкаешь ко всему.

Сев в кровати, он выжидал, пока затихнет металлический звон в голове, мысленно пытаясь найти себе оправдание. Вчера он работал допоздна и лег за полночь. Новая компьютерная программа, кажется, превзойдет все предыдущие. Не страшно, если он немного выпил, чтобы взбодриться. Мэтью предпочитал не вспоминать о том, что прежде не нуждался в допинге — до тех пор, пока Мелисса не бросила его. Время наверняка залечит рану, нанесенную Мелиссой, как оно лечит все на свете. Как-никак у него есть работа, которая заменяет ему все.

Он встал и, пошатываясь, побрел в ванную. Перегнувшись через раковину, Мэтью с отвращением рассматривал себя в зеркале. Воспаленные глаза, нездоровый, землистый цвет лица и, в довершение ко всему, двухдневная щетина делали его похожим на бездомного бродягу, просящего на улице подаяние.

Нет, пожалуй, даже это сравнение не в его пользу, подумал Мэтью, потирая рукой колючий подбородок. Бродяг на их образ жизни обрекает нищета. У него же — прекрасный дом, любимая работа и, благодаря деловой хватке деда с материнской стороны, больше денег, чем он успеет потратить. Казалось бы, нет никаких причин стать алкоголиком, и тем более так выглядеть.

Мэтью отвернулся от зеркала и шагнул под холодный душ. Черт! От холода у него перехватило дыхание. Вздрагивая и поеживаясь, он начал энергично растирать свое протестующее тело под струями воды.

Выйдя из душа и завернувшись в банную простыню, Мэтью почувствовал себя немного лучше. Голова все еще гудела, но отупляющая сонливость рассеялась. Он был уверен, что скоро и это пройдет. Ведь он окончательно пришел в себя, был бодр и энергичен. А за компьютером он забудет обо всем…

Процедура бритья была закончена без особых потерь. Мэтью бросил полотенце на пол ванной и вернулся в спальню, морщась от запаха перегара. Когда в дверь постучали, Мэтью рылся в гардеробе в поисках чистой рубашки. Обернувшись, он какое-то время молча смотрел на дверь и наконец, сдерживая раздражение, отозвался:

— Ну? Чего тебе?

Дверь, щелкнув замком, открылась, и в проеме возникла лысая голова камердинера.

— Ox, — произнес он, увидев Мэтью. — Вы уже встали, сэр. Завтракать будете? — Мэтью поджал губы.

— Завтрак в половине первого, Дживз? Не смею надеяться. А вот сандвич я бы, пожалуй, съел. И сяду работать.

Вошел верзила, массивные плечи и брюшко которого были обтянуты безупречно белой сорочкой и втиснуты в дорогой шерстяной костюм цвета морской волны. Одежда изысканного денди нелепо смотрелась на мускулистом увальне, но Мэтью не приходило в голову посоветовать ему изменить свой стиль. Вошедший чрезвычайно гордился своим внешним видом.

— Вы поедете в офис, сэр? — полюбопытствовал он, острым взглядом окидывая беспорядок в комнате и открытый балкон. — Кстати, я бы вас попросил не называть меня Дживзом, мистер Патнем. Вы же знаете, что мне это не нравится.

Мэтью покорно кивнул и, потерпев неудачу в поисках чистой рубашки, схватился за вчерашнюю.

— Нет, сегодня я в офис не собираюсь, — начал он; камердинер тем временем пытался вырвать у него из рук рубашку. — Какого черта, Виктор, что ты делаешь?

— Судя по всему, сэр, вы только что приняли душ, — мягко настаивал Виктор, — и, я уверен, не наденете вот эту гадость, с таким запахом. В нижнем ящике у вас полно свежих рубашек. Скажите только, какая вам нужна, и я тотчас достану.

— Благодарю, Крейтон, я могу одеться сам. Почему бы тебе не убраться отсюда, пока я не закончил? Пойди приготовь кофе или что-нибудь поесть. Нянька мне не нужна.

— А я разве что говорю? — Виктор наконец овладел грязной рубашкой и смял ее в комок, настояв таким образом на своем. — Вид у вас такой, словно вам нужна помощь. Вашей маме это не понравится. Совсем не понравится, вот увидите.

— Моей маме? А при чем тут моя мать?

— Разве вы забыли? Через полчаса у вас с ней назначена встреча. Вы вместе обедаете.

— О Боже! — Мэтью натянул черную спортивную рубашку, которая только подчеркнула землистый оттенок кожи. Перспектива обеда с матерью и необходимость выслушивать, как она будет клеймить и обличать его образ жизни, заставила Мэтью пожалеть о том, что он встал с постели.

— Значит, вы говорите, сандвич, сэр? — пробормотал Виктор, очевидно, сочтя более благоразумным дать хозяину передышку. Мэтью бросил на него угрожающий взгляд.

— Ничего съестного, — прорычал он. — Быстро принеси мне пива, и без возражений. Ах да, и вызови такси. Вдруг мне повезет, и свободного такси не окажется.

Виктор, направившийся было к двери, остановился на полпути; на его широком лице появилась озабоченность.

— Я могу вас отвезти, мистер Патнем, — предложил он.

— Я же сказал, что поеду на такси, — ответил Мэтью. — Иди и закажи его, Виктор. И поторопись с пивом!

Три четверти часа спустя Мэтью вошел в фешенебельный отель «Ритц». Вход в ресторан находился в дальнем конце вестибюля, но напитки гости могли заказать в зимний сад с пальмами в кадках. Мэтью знал, что именно здесь он найдет свою мать, и не ошибся.

Она ждала его, потихоньку потягивая минеральную воду — единственный напиток, который позволяла себе в течение дня. Каролина Патнем, урожденная Аполлониус, так же благоговела перед собственной внешностью, как ее сын пренебрегал своей, и гордилась, что свадебное платье до сих пор сидело на ней точно так же, как и тридцать лет назад.

При этом она не акцентировала внимания на том, что ее брак просуществовал недолго. Она вышла за Джозефа Патнема, когда ей было восемнадцать, вопреки воле родителей, и вскоре поняла, что они были правы. Англичанин без гроша за душой, хорошего происхождения, но лишенный деловой хватки, Джозеф Патнем продержался рядом с ней ровно столько времени, сколько потребовалось для появления на свет их единственного отпрыска, а затем отправился на яхте в кругосветное путешествие, которое окончилось кораблекрушением у мыса Доброй Надежды.

Узнав страшную новость, Каролина его оплакивала. Однако, в конце концов, она благополучно пережила трагедию, которая избавила ее от шумихи, а заодно и расходов, связанных с разводом. А Аристотель Аполлониус, предпочитавший называться просто Аполлоном, с распростертыми объятиями принял назад в Грецию свою блудную дочь и маленького внука.

Однако Мэтью это совсем не устраивало. Несмотря на то, что Каролина была у Аполлона единственным ребенком, а Мэтью единственным внуком и наследником гигантского состояния, скопленного судовладельцем за долгие годы, мальчик обнаруживал прискорбное нежелание пойти по стопам деда. Мэтью не любил силовых методов и не видел заслуги в том, чтобы использовать людей лишь для личного обогащения.

Поскольку отец оставил ему хоть и мало, но достаточно средств, чтобы учиться в Англии в тех же школах, которые некогда посещал сам, Мэтью не преминул этим воспользоваться, именно в этих учебных заведениях, сочетавших спартанский дух с интеллектуальной средой, он приобрел циничное отвращение к богатству во всех его формах, Это было извечным камнем преткновения между ним и остальными членами семьи, а тот факт, что он после учебы поселился в Англии, послужил еще одним звеном в цепи разлада.

Поэтому Мэтью без энтузиазма смотрел на обеденные посиделки в обществе своей матери. После их разрыва с Мелиссой мать не раз пыталась, хотя и безуспешно, уговорить его вернуться в Афины. Несмотря на то, что теперь у него была собственная компания, специализирующаяся на программном обеспечении для компьютеров, и он неоднократно заявлял о своем нежелании занять место в судоходной корпорации Аполлониуса, Каролина настойчиво добивалась своей цели.

Проблема состояла в том, что Мэтью опасался, как бы мать рано или поздно не добилась своего. Пока жив дед, он способен ей противостоять, но Аполлону уже за семьдесят. Кто знает, сколько ему осталось, а какой предлог найдет тогда Мэтью, чтобы уклониться от исполнения семейного долга? Тысячи людей связывали свою жизнь с «Аполлониус Корпорейшн», и он не сможет равнодушно наблюдать, как родня растаскивает по кусочкам то, что было создано дедом.

Старший официант узнал его, едва он вошел в ярко освещенный атрий. Хотя снаружи был унылый серый день начала апреля, в зимнем саду отеля «Ритц» все сияло и блестело.

— Доброе утро, мистер Патнем, — сказал официант и указал взглядом на элегантную женщину, — ваша мать ожидает вас.

— Благодарю. — Мэтью едва заметно улыбнулся и пошел через зал. — Да, принесите мне, пожалуйста, шотландское виски с содовой. Я вижу, мама настроена благодушно.

Официант отошел, а Мэтью направился к матери, сидевшей на полосатой кушетке.

— Здравствуй, мама, — наклонившись, он привычно чмокнул ее, — извини, что опоздал.

Каролина Патнем взглянула на сына с укором, но ее глаза выдавали сдержанную гордость. Высокий и темноволосый, Мэтью повсюду привлекал внимание. Особенно женщин. Мэтью был гораздо больше похож на отца, чем хотелось бы Каролине. Он был заносчив, упрям и до абсу ...

Быстрая навигация назад: Ctrl+←, вперед Ctrl+→