Отступница

Данная книга предназначена только для предварительного ознакомления! Просим Вас удалить этот файл с жесткого диска после прочтения. Спасибо.

Сюзанна Виннэкер

Отступница

Изменения — 2

Оригинальное название: Susanne Winnacker «Defector» 2014

Сюзанна Виннэкер «Отступница» 2016

Переводчик: Кристина Никитенко

Редактор: Mjauchelo, Анастасия Антонова

Оформитель: Анастасия Антонова

Обложка: Ксения Левченко

Переведено для группы: http://vk.com/e_books_vk

Любое копирование без ссылки

на переводчика и группу ЗАПРЕЩЕНО!

Пожалуйста, уважайте чужой труд!

Тесса, наконец, смирилась со своей жизнью Иной. Она и ее давняя любовь Алек официальная пара, и впервые у нее есть все, что она желала.

Но атмосфера в штаб-квартире ОЭС напряжена. Агент исчез, и, похоже, за этим стоит группа изгоев Иных - Армия Абеля.

Когда Тессу призывают для второй миссии, она неожиданно оказывается в центре массового заговора. Ее лучшую подругу Холли похищают, но Тесса знает, что целью была она. Но кому она нужна? И более важно, зачем?

Когда усилия ОЭС для спасения Холли оказываются напрасными, Тесса берет дело в свои руки. Отчаянно пытаясь спасти подругу и раскрыть тайну Армии Абеля, Тесса начинает свое собственное расследование, но ничто не могло подготовить ее к тому, что она узнает. Все в её жизни таят секреты: Алек, ее отчужденная мать, даже отец, которого она никогда не знала.

Правда выведет ее на дорогу, где повсюду скрывается опасность. Призвав все свое мужество и силу, Тесса должна решить, кому можно доверять и за что стоит бороться – даже если это значит отказаться от жизни, о которой ей казалось, она мечтала. Ее окончательное решение заставит читателей затаить дыхание.

Моей матери, всегда оберегающей меня от скептиков

ПРОЛОГ

Пол вертолета вибрировал под моими балетками. Я чувствовала постоянную дрожь, пробегающую по моему телу. Вдали горы Национального парка «Глейшер» розовели на фоне темнеющего неба. Их вершины окрасились в малиновый, как кроваво утекающий день. Майор уже ждет нас? Мы заслужили взбучку после того что сделали. Может, небо - не единственное, что сегодня вечером истечет кровью.

Алек сжал мою руку, и взгляд его серых глаз резко устремился на меня, будто он мог чувствовать волны беспокойства, исходящие от меня. Это был трудный день для нас обоих. Никто не понимал меня так, как он. Я посмотрела на него. Его темные брови были сведены вместе на загорелом лице. Мой взгляд скользнул ниже, туда, где из-под одежды выглядывала рычащая голова дракона. Алек расстегнул верхние пуговицы своей черной рубашки, и она сползла, оголив его правую ключицу и сильное плечо с верхней частью тату. Он был сосредоточен на управлении вертолета, но ободряюще улыбался. Я хотела прислониться к нему и вдохнуть его запах — корица и что-то острое — убедить себя, что это реальность.

Всего два часа назад Алек признался, что хочет быть со мной, что, наконец, закончил свои отношения с Кейт. Но теперь, когда новость успела остыть, я не могла не задаваться вопросом: «Как она отреагирует, когда мы вернемся в штаб-квартиру?» Алек подчеркнул, что в их отношениях не было любви, но я была уверена, что Кейт не отпустит его без боя.

Черные волосы парня были в беспорядке от того, что ранее он запускал в них руки. Я любила, что они были немного длиннее, чем он обычно носил — или, как Кейт хотела, чтобы он носил. Алек выглядел так более брутальным.

Наконец, он нарушил тишину:

— Ты такая тихая. О чем думаешь?

Тепло охватило мое горло. Будто он мог читать мои мысли.

— Просто о миссии.

— Хочешь поговорить об этом?

События последних нескольких недель все еще тяготили меня. Я завершила свою первую миссию, как агент ОЭС, и она не была простой. В конечном итоге, я хорошо справилась, но также успешно могла умереть.

Моя ладонь коснулась груди, где серийный убийца вырезал А на моей коже — метку, которую он оставлял на всех своих жертвах. Полученная, когда я притворялась кем-то другим, она не исчезла, когда я вернулась в свое тело. Я оставлю А навсегда, как постоянное напоминание о миссии, почти сломавшей меня. Несмотря на слои одежды, мне казалось, что я могла чувствовать шероховатость шрама. Моя грудь вибрировала под моей ладонью; я не была уверена - от движения вертолета или от того, что я начала дрожать. Я опустила руку прежде, чем Алек заметил.

Я не сомневалась, что после нашего возвращения Майор будет в ярости. Являясь руководителем ОЭС — Отдела Экстраординарных Способностей — он был нашим боссом и лицом, ответственным за надзор над всеми нашими действиями. Мы нарушили его приказ, вернувшись к месту моей миссии. Но это было тем, что я должна была совершить, чтобы покончить с ней. Я была благодарна, что, по крайне мере, Алек понял это.

Он опустил руль вниз, и мы начали снижаться. Полозья вертолета почти задевали верхушки деревьев. Стало видно огромное серое здание ОЭС в окружении маленьких коттеджей, леса, стеклянного купола бассейна и наших тренировочных площадок.

Это, напомнила я себе, мой дом.

Алек направил вертолет к взлетно-посадочной полосе в задней части имения, освещенной красными противотуманными огнями. И, как только я позволила своему взгляду скользнуть дальше на север, то действительно увидела стену белого тумана, надвигающегося на нас. Я резко вздрогнула. Алек повернулся ко мне, отвлекшись от посадочной полосы.

Я заставила свое тело расслабиться, напоминая, что возвращение в штаб означало также и хорошие вещи, например, встречу с моей лучшей подругой Холли. Всякий раз, когда мы расставались, я чувствовала, что маленькая частичка меня остается с ней.

Через мгновенье Алек снова переключил внимание на нашу посадку. Было бесполезно скрываться: свист лопастей пропеллера предупредил Майора и всех остальных о нашем возвращении. Вот он, момент истины...

Полозья коснулись земли, толчок - и мы остановились. Я по-прежнему чувствовала вибрацию по всему телу. В сочетании с моей дрожью, она создавала странную рябь, похожую на ту, что я чувствовала, изменяясь.

Лопасти замедлились, их свист затих.

Тяжесть беспокойства поселилась в моем животе.

Алек убрал прядь волос с моего лба. Золотисто-каштановый локон прилип к взмокшей коже.

— Все будет хорошо. Я на твоей стороне, — мягко сказал он.

От прикосновения Алека моя дрожь прекратилась. Я расстегнула пряжку ремня безопасности, открыла дверь и выскочила наружу. Дыхание вырывалось из моего рта маленькими облачками, а холод просачивался сквозь тонкие подошвы балеток в каждую клеточку моего тела. Был апрель, но в этом году в Монтане зима была особенно суровой. Алек обогнул вертолет и взял меня за руку. В течение двух лет я ждала этого момента его прикосновений, и теперь у меня было все, о чем я тогда мечтала. Я пыталась смаковать момент, несмотря на обстоятельства.

— Давай, пойдем, — сказала я, дернув Алека за руку. — Я хочу разобраться с этим как можно быстрее.

И, пока длится моя новая храбрость, — подумала я.

Мы торопливо зашагали по скользкому тротуару — должно быть, недавно прошел дождь, и вода замерзла тонким слоем. Мой взгляд метнулся в сторону здания, угрожающе нависшего над нами.

Тот, кто строил штаб ОЭС, должно быть, являлся поклонником архитектуры Баухауза с его квадратными формами, четкими и простыми, безо всяких прикрас. Если бы я не знала, что штаб был построен в 1948, задолго до рождения Майора, то поклялась бы, что сам Майор его заказал. Когда, более двух лет назад, Алек и Майор забрали меня, я была разочарована, впервые увидев штаб. Я ожидала увидеть старинную усадьбу с кирпичными дымоходами, оплетенными плющом стенами и каменными горгульями на карнизах крыш. Вместо этого я получила типичное офисное здание. Но, увидев огромные окна от пола до потолка и широкие коридоры, помогающие не потеряться, я передумала. Это было лучше, чем все, что я представляла себе ранее. Однако на этот раз интерьер здания не принесет мне утешения.

Я уже могла видеть Майора, стоящего у панорамного окна в своем кабинете. Скрестив руки на груди, он ожидал нас.

ГЛАВА 1

Ночь свидания. Моя любимая ночь недели — наравне с вечерами, потраченными на «девчачьи штучки» с Холли (ее слова). Иногда мне было еще слишком тяжело поверить, что я и Алек встречаемся уже несколько недель, с тех пор как я вернулась со своей первой миссии. Время ощущалось, как в тумане.

Хотя мы с Алеком не могли сходить в кино или модный ресторан (или даже покинуть штаб) для свидания, ночи были лучшим доказательством, что между нами все реально. Холли пыталась убедить меня приодеться и даже подобрала четыре наряда для меня, чтобы можно было выбрать. Мне казалось, что она относится к этому слишком серьезно. Я пыталась объяснить ей, мягко подбирая слова, что наряжаться ощущалось для меня, как нечто неправильное. Алек видел меня в худших состояниях: плачущую и рыдающ ...

Быстрая навигация назад: Ctrl+←, вперед Ctrl+→