Лукавый сексуальный лжец

«Лукавый сексуальный лжец»

Кристины Лорен

Серия «Дикие времена» #4

Переводчик/сверщик/редактор – Ruby_Miller

Оформление – Наталия Павлова, Елена Малахова

Обложка – Анастасия Токарева

Перевод выполнен для – https://vk.com/beautiful_bastard_club

Аннотация:

Когда три лучшие подруги знакомятся в Вегасе с тремя горячими парнями, что-то вот-вот произойдет – и происходит. Встречайте четвертую книгу серии «Дикие времена», начавшуюся со «Сладкого Развратного Мальчика» и продолжившуюся «Грязной Буйной Штучкой» и «Темной Дикой Ночью». Для двух человек, имеющих настолько разные взгляды на любовь и отношения, они уверены, что оставаться в обществе друг друга без одежды – это совершенно излишне… Лондон Хьюз каждый день занимается серфингом, работает в баре, встречается с друзьями и не торопится с самоопределением спустя годы после окончания колледжа. Все замечательно и согласно полному отсутствию планов. Но когда однажды утром ее сбивает с ног волна, а тем же вечером игривая улыбка Люка Саттера, это ее слегка сбивает с курса… в сторону его объятий. Конечно же, он стопроцентный плейбой, но в ее ушах звенит: «Почему бы и нет, это же всего на одну ночь!» А Люк между тем так долго жил на автопилоте, что редко делал паузу оглянуться и посмотреть, что же на самом деле делает. Но после потрясающего времени, проведенного с Лондон, понимает: он настолько не начал двигаться вперед после того опустошительного и разбившего сердце случая, что где его только – и с кем только – не носило. А с Лондон он хочет большего. В каждых отношениях, помимо самой пары, участвует еще и их прошлое. Но как бы не наслаждалась Лондон их романом с Люком, она узнает о его прошлом – о той, кто была в его прошлом, если точнее – и все настолько осложнится, что ей захочется этого избежать. Это станет поводом для Люка измениться и попробовать убедить ее, что его не стоит избегать.

Лондон

Если у вас давно не было секса, ждите примерно следующее: вы будете машинально вздыхать во время сцен поцелуев в фильмах – этот звук нечто среднее между фырканьем и почти слышным закатыванием глаз, и из-за него непременно схлопочете в лоб подушкой, летящей с противоположного конца дивана. Еще сможете назвать по памяти не меньше трех онлайн секс-шопов, точно назвав тарифы доставки, скорость и надежность. Как минимум два из них вам выдаст поисковик, едва вы введете первую букву их названия.

И будьте готовы к тому, что ваша соседка всегда будет попрошайничать у вас батарейки для пульта от телевизора, ручного пылесоса или фонарика, думая, что они у вас есть. Что просто нелепо, потому что все ведь знают: лучшие игрушки – от сети либо на аккумуляторах.

Дилетанты.

Еще с мастурбацией все станет просто замечательно. Я имею в виду, по-настоящему замечательно, как у олимпийской чемпионки, если бы существовал такой вид спорта. И секс с самой собой станет единственно возможным вариантом, потому что какой мужчина сможет конкурировать с вашей рукой или мощным вибратором с семнадцатью скоростями?

Побочные эффекты синдрома необщительной вагины становятся особенно заметными, если вас постоянно окружают три самые отвратительно счастливые парочки. Моя соседка Лола и ее лучшие подруги Миа и Харлоу познакомились со своими половинками во время совершенно безумного и разгульного уикенда в Лас-Вегасе. Миа с Анселем женаты и едва появляются на людях. Харлоу с Финном, похоже, преуспели в сексе посредством зрительного контакта. А Лола со своим парнем Оливером сейчас на таком этапе отношений, когда не могут оторваться друг от друга, а секс у них происходит практически спонтанно. Приготовление ужина превращается в секс. Просмотр «Ходячих Мертвецов» – кажется, сериал их тоже возбуждает. Какой-то круглосуточный секс! Иногда они просто приходят домой, спокойно болтая о какой-нибудь ерунде, потом внезапно замолкают, глядя друг на друга, – и понеслась.

Хотите чуток излишней информации? Оливер шумный, и я понятия не имела, что в Австралии так популярно то самое словечко на букву «в». Хорошо еще, что я их обоих очень люблю.

И, боже мой, люблю всем сердцем. Мы с Лолой познакомились, изучая изобразительное искусство в UCSD, и хотя, прежде чем она переехала ко мне прошлым летом, пересекались редко, у меня стойкое ощущение, что я знаю ее всю свою жизнь.

Услышав ее вялое шарканье, я расплываюсь в улыбке. Она появляется со спутанными волосами и все еще раскрасневшимся лицом.

– Оливер только что ушел, – с полным ртом хлопьев с изюмом, говорю я. Спотыкаясь, он нарисовался минут десять назад, лохматый и растрепанный, щеголяя ошалелой улыбкой. – Я дала ему «пять» и бутылку Гаторейда на дорожку, потому что после всего этого у него явное обезвоживание. Честное слово, Лола, я впечатлена.

До этого момента было трудно представить, что щеки Лолы могут порозоветь еще сильнее. Хорошо, что я не поспорила на это, – проигрыш был бы обеспечен.

– Извини, – смущенно улыбается она, выглядывая из-под открытой дверцы кухонного шкафа. – Мы, наверное, тебе до смерти надоели, но я уезжаю в Л-А…

– Даже не вздумай извиняться из-за того, что милый и потрясающий австралиец оттрахал тебя до бесчувствия, – отвечаю я и встаю помыть свою тарелку. – Я бы испереживалась, будь этот перфоманс не каждый день.

– Просто иногда кажется, что до его дома ехать целую вечность, – Лола закрывает шкаф и, размышляя, смотрит в никуда. – Безумие какое-то. Или это мы безумные.

– Я попыталась убедить его остаться, – говорю я. – Кстати, я уйду на весь день, а вечером работаю. Так что останетесь тут за хозяев.

– Сегодня опять работаешь? – налив себе воды, Лола стоит, облокотившись бедром о стол. – Ты каждый вечер на этой неделе занята.

Я пожимаю плечами.

– Фреду нужны люди, а дополнительные рабочие часы еще никого не убили, – вытерев тарелку, я убираю ее. – А тебе разве не нужно доделать панно?

– Нужно, но я бы с удовольствием поболтала с тобой… Ты ведь постоянно то на пляже, то работаешь…

– А у тебя офигенный парень и стремительно растущая карьера, – отвечаю я. Лола, наверное, самый занятой человек на свете. Когда не погружена в редактуру своего нового графического романа «Майский Жук» или не ездит на съемочную площадку, где экранизируют ее первую книгу, «Рыбу Рэйзор», она летает то в Лос-Анджелес, то в Нью-Йорк, то еще куда-нибудь, куда вздумается студии или издательству ее отправить. – Я знала, что ты сегодня весь день проработаешь, а вечер, наверное, захочешь провести с Оливером, – сжав ее плечо, я добавляю: – И потом, чем еще заняться в такой замечательный день, если не серфингом?

Он ухмыляется, держа чашку у губ.

– Даже не знаю… Ну там, сходить на свидание, не?

Фыркнув, я закрываю шкаф.

– Очень смешно.

­– Лондон, – она толкает меня в бок с серьезным выражением лица.

Лола, – вторю ей я.

– Оливер упоминал о друге, который скоро приезжает из Австралии. Может, нам встретиться всем вместе? – она не поднимает взгляд, изображая повышенный интерес к собственным ногтям. – Сходим в кино или что-то в этом духе.

– Без вариантов, – говорю я. – Моя дорогая и любимая, мы говорили с тобой на эту тему не меньше десятка раз.

Лола снова смущенно улыбается, и я со смехом выхожу из кухни. Но она идет за мной по пятам.

– Ты не можешь винить меня за легкое беспокойство о тебе, – замечает она. – Ты все время одна и…

Я беспечно отмахиваюсь от нее.

– И вообще-то, быть одной не значит быть одинокой, – потому что как бы ни была привлекательна идея заняться с кем-нибудь сексом, вместе с ним неизбежно приходит и куча проблем. У меня и без того достаточно людей вокруг, что я еле успеваю общаться с Лолой и ее дружной и постоянно увеличивающейся компанией, а также их половинками. Я еле выучила их фамилии. – Тебе что, Харлоу шлет мысленные послания?

Лола хмурится, когда я наклоняюсь поцеловать ее в щеку.

– Не беспокойся обо мне, – говорю я и смотрю на часы. – Пойду, а то через двадцать минут прилив.

***

После долго дня, проведенного в воде, я встаю за стойку бара у Фреда – в местечке, практически всеми любовно прозванного «Царской Гончей», владелец которого Фред Фёрли – и повязываю фартук.

Банка с чаевыми наполнена чуть больше чем наполовину, и это означает, что день в целом неплох, но и не настолько безумен, чтобы Фред взял еще кого-нибудь в помощь. У одного конца стойки тихо сидит парочка с полупустыми стаканами перед каждым. Они настолько погружены в разговор, что едва поднимают головы, когда я подхожу ближе; и им достаточно их напитков. Четыре женщины в возрасте сидят у другого конца. Замечаю хорошую одежду, сумочки. Они смеются и, наверное, пришли сюда что-то отпраздновать, что вероятнее всего означает забавное зрелище и отличные чаевые. Делаю себе мысленную заметку подойти к ним через несколько минут.

Мое внимание привлекают доносящиеся с дальнего конца бара хриплый смех и ликование, и я замечаю Фреда, несущего несколько стаканов пива группе парней у бильярдного стола. Поняв, что моей помощи тут не нужно, решаю перепроверить свой инвентарь.

Я работаю у Фреда всего месяц, и тут, впрочем, как и в люб ...

Быстрая навигация назад: Ctrl+←, вперед Ctrl+→