Четырнадцатая дочь 2

Екатерина Федорова

Четырнадцатая дочь 2

Обреченный род. Последний герцог.

Глава первая. Как демоны становятся богами

Очнулся Рут от несильного, но чувствительного пинка. Тело ответило само, не дожидаясь приказа от сознания - он перекатился на другой бок, рывком взмыл на одно колено…

И тут же ощутил, как заходятся мелкой дрожью камни под ногами. Словно сила, державшая их в воздухе, была уже на исходе.

Зеленоватый диск Элсила успел выбраться из черной тени, которая поглотила его перед этим. Небо посветлело, башни восставшего из небытия замка вновь купались в лучах, ловя свет на грани щербатых камней остывающее в зелени золото.

- Пора уходить. - Сказал кто-то голосом, звенящим, как добрая сталь под ударом. - Время выбора прошло. Время мести настало.

Рут повернул голову на звук голоса и увидел Триру, закованную в багровоалое платье. Мать-Прародительница эрни стояла по левую руку от него, как раз в той стороне, откуда перед этим прилетел пинок.

На складках шелка сияли острые искры драгоценных камней, ястреб на плече застыл, склонив голову набок. Не отворачивая лица от демона, Рут скосил глаза, быстро обежав взглядом замок. Других богов и демонов во дворе не было - равно как и людей.

- Где все? - Коротко спросил он. Ощутив при этом некоторое смущение позволительно ли расспрашивать Прародительницу, как какую-то смертную?

Несколько мгновений Трира смотрела на него, не шевелясь. Наконец ответила протяжно:

- Все ушли. Потому что свершилось.

- Что свершилось?

В ожидании ответа правая рука Рута опустилась вниз, пальцы привычно сложились, готовясь принять подвешенный в рукаве далт, эрнийский кастет с жалом. Острие далта уже высунулось из-под манжеты, когда Рут осознал, что делает.

Он тянется к оружию перед лицом самой Триры-Прародительницы!

Рут стиснул зубы и дернул рукой, заставляя жало втянуться назад.

Подумал - я чувствую то, что люди называют страхом. И отвечаю на страх, как эрни, рукой, протянутой к оружию. Но делать подобное в присутствии демона смешно…

- Свершился выбор. - Голос Триры опять зазвенел сталью. - Случилось небывалое. Девица, которую притащил мой собрат, Коэни Милосердный, толкнула тебя в момент Выбора. По её милости ты коснулся мерила вместе с моим избранником, Таркифом бал Вакрифом. Впервые за все время до мерила вместе с избранником дотронулось существо, избранное не богом и не демоном - а человеком. И выбор пал на него! Думаю, глупец Таркиф уже начал мечтать о победе, и это все испортило. О чем думал ты, когда тебя толкнули?

- О мести. - Хрипло ответил Рут. - Кайрес убил двух моих друзей. Он заплатит.

Углы грубо очерченного рта Триры чуть приподнялись, обозначая улыбку.

- Мысли о мести самые сильные. Куда до них предчувствиям и сладким надеждам на победу… Теперь я понимаю, почему мой избранник проиграл.

Более того, я принимаю этот проигрыш.

Ястреб на плече хлопнул крыльями. Голос демона взмыл, на Рута знакомо пахнуло грозой.

- С течением времени мы, боги и демоны, начали забывать смысл Выбора.

Когда-то не мы давали людям нашу силу взаймы - наоборот, это они приносили нам свою. Что же до того, кому ты хочешь отомстить, можешь успокоиться. Кайрес из Аретца, избранник моего милосердного братца, тоже потерпел неудачу. Он так и не стал посланником бога.

- Это хорошо. - Рут чуть склонил голову. - Потому что перед тем, как я его убью, он должен потерять все, что имеет. И жаждать смерти…

Как жаждали её Гарт и Алвин, умирая в домике Увира, подумал он.

Губы Триры раздвинулись, улыбка стала истинной, блеснули крупные белые зубы.

- Дитя предателей, в тебе ещё жив дух первых эрни. Скоро ты сможешь сделать с этим Кайресом все, что захочешь. Ты посланник бога!

- Какого? - Осторожно спросил Рут. Хотя он уже предполагал, каким будет ответ - и это его почему-то не радовало…

- Меня! - Голос Триры прокатился меж башен грохотом горной лавины, рассыпая над замком гулкое эхо.

Камни под ногами, отвечая на возглас богини, дрогнули ещё сильней. Рут пошатнулся, ухватился одной рукой за осколок плиты возле колена, на которое опирался. Вторую руку пришлось вскинуть, чтобы удержать равновесие.

- Грядут перемены! - С яростным весельем закричала Мстительная, поднимая лицо к небу. Улыбка стала оскалом. - Даже камни, поднятые из праха ради смены эпох, чувствуют мою силу! Я - хозяйка нового времени!

Складки платья расплелись и поплыли назад, обтекая мощные бедра.

Засияла рукоять меча в багровых камнях. Ястреб на обнаженном плече переступил с ноги на ногу, свистнул. Из-под вонзившихся в кожу серповидных когтей кровь не выступила - когти, поменяв положение, просто срослись с телом. Словно ястреб и демон мести были одним целым.

- А где сейчас та девица, княжна Тарланьская? - Спросил Рут. Быстро встал на ноги, потер надсадно нывшую грудь одним быстрым движением - и приказал себе не думать об этом.

Мысль о княжне вызывало у него смутное беспокойство. Из всех существ, собравшихся в этом замке, Татьяна была самой уязвимой. Долг мстящих заботится о слабых, о тех, кто беззащитен перед чужой яростью.

К тому же княжна, по своему обыкновению, натворила дел. Сделала его посланником Триры и испортила богам Выбор. И кто-то должен сообщить об этом Арлене Тарланьской…

- Девицу мой собрат Коэни куда-то отправил. - Небрежно бросила Трира. - Последние слова его были - чтоб тебя наша земля никогда не носила. Даже

я, богиня Возмездия, не могу знать, куда она попала. В толщу земли? В одно из морей? Но довольно об этом. Рут Бореск, ты стал моим посланником. Тебе досталась великая честь. Начинай думать, какой дар ты хочешь получить от меня. Но помни - магия, которую ты выберешь, должна быть истинно великой!

Она сделала паузу, глянула выжидающе. Рут спросил - ещё и потому, что воспитанный кавалер не должен заставлять женщину ждать. Даже если по сути она демон.

- Вы сказали - богиня Возмездия?

Ястреб на плече Триры присел, нацелился клювом на Рута, словно готовился атаковать. Закричал пронзительно и насмешливо. Высоко вскинутые брови Триры не дрогнули.

- Да, с того момента, как победил тот, в ком моя сила, я - богиня! А мой милосердный братец отныне станет зваться демоном. И имя ему будет…

Она смолкла, потом сказала звенящим голосом:

- Коэни Забывчивый, демон Забвения! Да, это станет справедливым возмездием моему милосердному братцу за его мелкие пакости. Подставить мне ложного избранника! Так обмануть - и кого? Меня, Триру! Я просто выделю ту часть его сущности, которую он всегда прячет. Ведь тот, кто оказывает милосердие, прощает и забывает. А забытое зло вновь повторяется - и все по вине милосердия, обратной стороны забвения!

- Люди в Анадее думают иначе. - Пробормотал Рут.

- Это ненадолго. - Отозвалась Трира.

Новоявленная богиня стояла в тени крепостной стены, лучи Элсила до неё не долетали. На грубом лице, словно вырубленным мечом из дерева, разгорались понемногу бледно-синие сполохи. Очерчивая раздутые ноздри и яростно расширенные глаза с багровыми зрачками.

- Скоро все изменится. Открою тебе одну тайну, божий посланник - смена эпох наступает не потому, что этого хотят боги. Или демоны. Смена эпох наступает только тогда, когда этого хотят сами люди. Когда они больше не живут по-старому. Мир жаждет перемен, и он их получит. А теперь запомни одно - ты, как посланник, имеешь право получить от своего бога дар. И я, как

положено, даю тебе год на размышление. Выбери свой дар сам. Но предупреждаю…

Она вдруг шагнула вперед, оказавшись совсем рядом. Ястреб на плече заклекотал, распуская крылья.

- Мой братец Ръяг когда-то звался богом Страсти, богом Желаний. В

Ненасытного Рьяга превратил его собственный посланник, попросивший магических амулетов великой силы. Ръяг дал ему олеконы. И то, что их порождало. Но чтобы наполнить олеконы мощью, требовались желания огромной силы. Сколько ни искал Ръяг, но он не смог найти ничего сильнее, чем желание страдающего утишить боль… или желание умирающего спастись. Да и вызывать такие желания проще, чем другие, они появляются сразу, едва нож касается кожи. Последние желания всегда сильны, их легко вызвать, легко напоить ими олекон. Ты понял? То, что ты попросишь у меня, изменит не только эпоху - но и мою суть. …

- Я понял. - Прохрипел Рут.

Грудь ныла все сильней, словно хотела отплатить за то время, что он провел в беспамятстве, не ощущая боли. Тело тоже умело мстить.

В довершение к этому в уме крутилась мысль о том, что княжна прямо сейчас могла задыхаться где-то под его ногами. Погребенная заживо. Или тонуть в далеком море…

- А что именно попросил у своей богини Дар Тарлань? - Прохрипел он, пытаясь отогнать от себя страшные картины.

- Он пожелал постоянный источник магической силы, который смог бы передать своим детям. - Трира чуть скривила губы. - И чтобы капли магии из этого источника можно было раздаривать людям. Велата, сделав это, обнаружила, что постоянный источник силы лучше магических амулетов.

Потому что источник свою силу собирает постоянно, денно и нощно, от каждого сострадающего человека. А отдает, когда надо. Я ещё раз повторяю - постоянный источник лучше…

Она смолкла, и Рут понял, что должен что-то сказать.

- Каждое слово моей богини я сохраню в своем сердце…

Он попытался отвесить поклон, но грудь отозвалась вспышкой боли - и

Рут застыл, скрюченный, пытаясь отдышаться. Трира стерла с лица улыбку, сказала спокойно:

- И последнее.

Она сделала ещё один крохотный шажок, протянула руку, коснулась его щеки. Пальцы у богини оказались на удивление т ...

Быстрая навигация назад: Ctrl+←, вперед Ctrl+→