Антикиллер-6. Справедливость точно не отмеришь

Данил Аркадьевич Корецкий,

Справедливость точно не отмеришь

© Корецкий Д.А.

© ООО «Издательство АСТ», 2016

Глава 1

Похлебка из отходов жизни

Жизнь – это котел, в котором кипит варево, желанное для одних, противное для других и несъедобное для третьих. Впрочем, для некоторых готовят в отдельной кастрюле.

(Умозаключение автора)

Рядовое происшествие

История совершенно обычная, рядовая. На «Золотой Миле» подобные вещи творятся сплошь и рядом. И если бы не глупая случайность, никто, кроме Цыги и Ахмета, о ней не узнал, да и они сами забыли бы спустя недельку-другую.

Но случилось то, что случилось.

Девчонке было лет восемнадцать-двадцать, родом откуда-то из Степнянска. Детдомовская. Приехала в Тиходонск с компанией таких же оторв, как сама – в медучилище поступать. Кто-то поступил, кто-то нет. Ей повезло. Жила в общаге, даже первый курс худо-бедно закончила. Потом познакомилась с парнем-наркотом. Села на героин. Отоваривались у Цыги-старшего, поскольку Цыга открывает «кредиты» и рожа у него вполне благообразная. Когда долг перевалил за двадцать тыр[1], парень куда-то исчез, телефон его перестал отвечать. А девчонке было предложено отработать. Как Цыга делает: не орет, не пугает, говорит спокойно – в доме, мол, приберись, во дворе подметись, ничего особенного. Часть долга, говорит, тебе за это прощу, и можешь топать домой. А там коттедж трехэтажный, и пристройка, и двор десять соток. Весь день в мыле, и все равно не успеть. И ручки-ножки уже дрожат, организм требует вливания. Цыга все понимает: он и в дозе не откажет, и даже в баньке позволит помыться, да еще спинку потрет, и в пристройку переночевать пустит. А если кто из цыгиных друзей, знакомых или случайных гостей захочет – может пользовать ее по женской линии, как пожелает, а оплату опять же, хозяину… Она и не против: «винт»[2] возбуждает, да и человеческое общение как-никак… Вот только это ей в зачет не идет: завтра опять придется отрабатывать. Уже с учетом новой дозы. А завтра повторится то же самое. И послезавтра. А потом из пристройки придется перебраться в сарай – «летний домик», так называет его Цыга. «Воздух свежий, приятный, много здоровья будешь иметь!»… Уговоры, обещания – все пустое. Даже в баньку с ней не пойдет, пусть не просит, уже товарный вид потеряла. Цыге-старшему она уже не интересна. Ему интересны деньги, прибыль. Работа. Да и остальные мужчины на нее уже не смотрят – подурнела девчонка, опустилась, перешла в другую категорию, для утех негожую…

Так она перекантовалась у Цыги четыре месяца. Вместо шампуня – хозяйственное мыло. Объедки. Одежда пачкается, рвется от работы. А доза бывает не всегда – «ленишься часто, нехорошо!» – говорит Цыга. Пыталась убежать. Избили. Что-то сломали – погорячились. И однажды утром нашли ее в летнем домике мертвой. То ли от побоев, то ли от абстинухи окочурилась – неизвестно. Что ж, бывает и такое… Никто не удивился.

Здесь алгоритм простой, все наработано. Водитель Ахмет ночью вывозит труп за город, в лесопитомник, он знает хорошие места, и там закапывает, присыпав хлоркой, чтобы животные не раскопали – собаки там бродячие, а то и дикие кабаны…

В этот раз он был слегка «датый», но все равно поехал. Цыга не любит, когда в доме трупы. Когда поворачивал на Восточный объезд, не рассчитал скорость – машина вылетела в кювет и перевернулась. Ахмет кое-как выбрался из салона, успел набрать Цыгу:

– Я на объезде в аварию попал…

И вырубился. А когда пришел в себя, вокруг уже суетились гайцы.

– Пил?

– Чуть-чуть совсэм…

– А девушка твоя?

Он сперва не сообразил. Потом увидел – крышка багажника отлетела, девчонка лежит на обочине.

– Какой девушка? Не знаю, не помню!

– Колись, урюк, что с ней сделал?

– Ничего не делал, такой и был! Чэсный слово!

Вовремя подъехал капитан Теслюк – он крышует «Золотую Милю». Переговорил с «гайцами», с врачами «скорой», которая появилась почти одновременно с ним, сделал несколько звонков. Быстро и профессионально все утоптал, эта схема тоже отработана.

Ахмет сам по себе – фигура мелкая, конечно. Но за ним стоит Цыга, а за Цыгой стоит тиходонский криминал и половина всего наркотрафика в городе, там серьезные связи и огромные, огромные деньги. Благодаря Цыгиным деньгам немало тиходонских ментов знает, что такое Хургада и Анталия. Поэтому топить Цыгу никому не надо.

Из угрозыска соколом прилетел капитан Глушаков, «Глушак». Он тоже в «теме». И тоже профессионал, без пяти минут начальник городского угрозыска – как Лиса уберут – так сразу! К тому времени, когда на место прибыла дежурная по городу СОГ[3], предварительная версия случившегося была готова. Девушку сбил на дороге неизвестный автомобиль, виновник скрылся. Ахмет появился здесь спустя какое-то время. При повороте на Северный объезд он заметил тело на краю проезжей части, хотел припарковать машину рядом, чтобы оказать помощь, но слишком резко вывернул руль и улетел в кювет. Девчонку он точно не сбивал, поскольку на машине отсутствуют характерные повреждения (бампер, капот, лобовое стекло). Где-то так…

Проблем не возникло. В протоколе осмотра было записано то, что устраивало всех. Ахмет за свой косяк поплатился тем, что на него гайцы составили протокол – за превышение скоростного режима и создание аварийной ситуации. Штраф пятьсот рублей.

Но когда рапорт лег на стол к действующему, вопреки сплетням и слухам, начальнику ОУР Кореневу, тому сразу что-то не понравилось.

– Подожди, Глушаков. А ты что, дежурил в эту ночь? Как ты там вообще оказался? – сдержанно спросил он у своего заместителя.

Считалось, что именно Глушаков с Гнединым раскрыли убийство Гусара и вывели розыск на банду Ящика, а значит, и медали, и звания, и повышения в должности они получили заслуженно. Во всяком случае, по документам выходило именно так. Правда, Гнедин действительно вывел розыскников на след Севера, а Глушаков им руководил, но след-то оказался ложным… Впрочем, об этом никто не вспоминал. Тем более, что покончил с бандой сам Лис, за что и получил Орден Мужества, так что обижаться ему было не на что. Впрочем, он никогда и не обижался, так как знал зэковскую поговорку: «Обиженных… под шконку загоняют»… Как и многие специфически осведомленные люди, он вообще не употреблял этого слова – говорил не «обиделся», а «огорчился».

Вот и сейчас он огорчился, увидев, что новоиспеченный заместитель вновь заварил дурно пахнущую кашу.

– Зачем ты туда полез?

– Да просто проезжал мимо, увидел патрульные машины на обочине, решил поинтересоваться…

– И что, интересно было?

– Ну, как, Филипп Михайлович… Рядовое ДТП, что там интересного?

Глушаков развел руками, пожал плечами: мол, мы всю жизнь в говне копаемся, а что там интересного? Просто наш долг такой!

– А по-моему, очень интересно, – сказал Лис. – Смотри: машина записана на Михаила Морозова, который в миру зовется Цыгой-старшим… За рулем его личный водитель Ахмет Гасанов, тоже фрукт известный… И почему-то именно ему попадается на дороге бесхозный труп. С этими…

Лис заглянул в рапорт.

– Сочетанными травмами различной степени тяжести. Ехал, ехал, никого не трогал, и вдруг – труп. Гасанов по доброте душевной даже помочь ему пытался, так сильно пытался, что в кювет улетел. Что за хрень собачья?

– Ну, почему хрень, Филипп Михайлович…

– Потому что хрень, Глушаков! Потому что все это – «Золотая Миля»! А тамошние барыги не находят случайно трупы – они их производят в промышленных количествах! Цыга, Ахмет, труп – это как водка, стакан и селедка, звенья одной цепи. Ты меня понял?

– Понял.

– А раз понял, то прокачивай это дело по новой. Труп на повторную экспертизу, отдельно выделить вопросы: есть ли следы приема наркотиков и соотносятся ли имеющиеся травмы с наездом транспортного средства. Трассолога и автоэксперта подключай, пусть восстановит, что там произошло с машиной Гасанова на дороге. И главное – личность погибшей. Кто, откуда, была ли в розыске. Может, родственники заявляли, а может, по какому-нибудь делу проходит. Перетряхните всех шлюх и девочек легкого поведения… Разошлите ориентировки по райотделам, по наркодиспансерам. Короче, действуй, Глушаков!

После разговора с Лисом капитан вернулся в свой кабинет, озадаченно хмуря брови. Тут же набрал какой-то номер на мобильном.

– Я по поводу того случая на Восточном объезде… Есть неприятные новости… Опять этот Лис все дело портит…

Лис

Машина стояла на обзорной площадке, с которой хорошо был виден вокзал, центр Тиходонска, с построенными в последнее время однотипными, как кости домино, многоэтажками; золотые купола центрального храма, стоящего с незапамятных времен посередине Старого базара, двойной торговый центр из голубого стекла, который назвали «Купеческим двором», с учетом исторического прошлого города… Справа шумел круто идущий вверх проспект, названный в честь всенародной стачки, состоявшейся в начале прошлого века: по нему с утра до позднего вечера шли потоки машин: в Западный микрорайон вечером и в город утром. Сейчас было утро, и поток в город был плотнее, чем обратный. С этого места город был виден, как на ладони, по вечерам здесь собирались машины с молодежью – то ли парни и девушки любовались огнями ночного Тиходонска, то ли пили шампанское, то ли занимались сексом на задних или передних сиденьях своих авто, а скорей всего, совмещали и то, и другое, и третье…

Но сейчас тут стояла маш ...

Быстрая навигация назад: Ctrl+←, вперед Ctrl+→