Сборник БОНУСОВ к серии «Непристойное»

Сборник БОНУСОВ к серии «Непристойное»

Меган Д. Мартин

Переводчик – Олеся Левина

Оформление – Наталия Павлова

Перевод осуществлен для – http://vk.com/beautiful_translation

Самое начало.

Тейлор.

Это просто прогулка по торговому центру. Я просто собирался купить своей подружке, Марисе, новые духи на ее день рождение. Не то, чтобы она в них нуждалась. Не то, чтобы, я, действительно, хотел, чтобы она была счастлива. Все это женские штучки, особенно, тех женщин, с которыми я встречался. Они все были на приличные десять или пятнадцать лет младше меня, и все они были суками, которые на все жаловались.

Мариса хотела праздника на свой день рождения. Она хотела, чтобы я потратил тысячи долларов на нее. Смешно, блять. Но я собирался сделать это. Я знал, что могу – не из-за какой-то галантности, не потому что я любил ее. Нет, блять. Это было далеко от истины. Я собирался купить ей какие-то дорогие духи, отвезти ее в какое-нибудь чертовски дорогое место на ужин, а потом провести некоторое время в пентхаусе. Я делаю все это, потому что могу себе позволить.

А также, потому что мне нравилось, когда мой член сосали, и Мариса, со всеми своими сучьими недостатками, могла сосать член, как чемпион, хотя, это, наверняка, из-за того, что с членом во рту она не могла ныть и жаловаться. Таким образом, она будет давиться моим членом до конца ночи, и принимать мою разрядку на свое лицо. С днем рождения, Мариса.

Духи, которыми она пользовалась, пахли ужасно и стоили слишком дорого, но я вытянул свою кредитку и купил их все равно. Девушка за кассовой стойкой захлопала ресницами. Она была милой, темная кожа и короткие, вьющиеся волосы. Она, должно быть, не старше возраста Ретта, немного старше восемнадцати.

- Ваша жена – счастливица, - она вложила пакет в мою руку.

- У меня нет жены, - я представил, как мой член зарывается глубоко в ее киску, и он ожил в моих штанах, ударяясь о молнию.

Она приподняла бровь.

- Нет?

И меньше, чем через пять минут, мы были в подсобке магазина, а ее черное платье было задрано на бедрах.

- Без трусиков?

Я расстегнул молнию, освобождая свой твердый член.

- Не сегодня, - заскулила она.

Я выдернул презерватив из кармана и скользнул им по своей жесткой длине. А потом я трахал ее, - эту продавщицу, у которой купил духи для своей подружки-сучки. Я трахал ее до небольших вагинальных спазмов вокруг моего члена, и разбрызгивал сперму в презервативе.

Я не взял ее номер. Но я вернусь снова за духами, по крайней мере, это то, что я пообещал ей.

Некоторые подумали бы, что такое происходит только в кино, но со мной, такое случается постоянно. Я источал то, чего хотели женщины. Особенно, молоденькие. Мне было за тридцать, но у меня был вид опытного мужчины. Вид, который говорил, что я могу заставлять женщин кончать снова и снова. И это не ложь. Я мог.

Дорога на выход из торгового центра была приятнее, чем в обратном направлении. Может, из-за того, что я только что жестко кончил в тугую киску, может, из-за того, что я уже думал о том, как позже Мариса обхватит своими губками мой член.

Сначала я услышал его. Голос. Мягкий, ритмичный шум. Часть меня утверждала продолжать идти. Это была меньшая часть моего мозга. Я не послушал ее.

Я повернулся и увидел ее. Она стояла перед витриной зоомагазина. Ее длинные, темные волосы были заплетены в косу. Она прижималась кончиками пальцев к стеклу. Они были розовые, маленькие ноготки. Светлый оттенок розового. Это напомнило мне о помаде, которой они накрасили губы моей сестры, после ее смерти. Они были таким бледными, такими прозрачными. Тошнотворно милыми.

- Я буду хорошо заботиться о котенке, мамочка. Я буду пользоваться совком и чистить его лоток. Котенок будет так сильно меня любить. Я буду проверять, чтобы у него была вода и еда, - она щебетала, прижавшись носом к витрине. Мое сердце заколотилось в груди, казалось, оно грохотало в грудной клетке.

- Нет, Фей. Я уже говорила, что это не обсуждается.

Фей. Имя заскользило в моей голове, как змея, охватывая здравомыслящую часть моего мозга и удушая ее, пока больше ничего не осталось.

Впервые я заметил, что кое-кто еще был с этой маленькой девочкой. Мой взгляд сосредоточился на женщине с дешево обесцвеченными волосами, когда она обхватила крепко своими пальцами ручку девочки. Что-то угрожало мне, что движения превратятся в агрессивные.

- Но мамочка, - девочка повернулась и посмотрела ей в лицо в первый раз. У нее были круглые, карие глазки, переполненные тысячами эмоций, настолько много, что я не мог ухватиться за одну, они проносились слишком быстро. – Я буду делать для него все, что он захочет. Я сделаю его счастливым!

Что-то внутри меня пробудилось. Это было тем, чувством, которого я никогда не испытывал. Что-то между желанием и защитой. Что-то зарытое глубоко между словами «нуждаться» и «хотеть». Все женщины, которые когда-либо у меня были, заботились только о себе. Они хотели меня только из-за моих денег и моего большого члена. Но маленькая девочка с ясными, карими глазками, - она хотела любви и заботы от кого-то, чего не было у нее, и это призывало меня больше, чем что-либо другое.

- Нет! И на этом точка.

Злость извивалась во мне. Кем была эта женщина, чтобы отказывать невинной, милой, маленькой девочке? Кем она себя считала?

Мои ноги понесли меня к ним. Девочка подняла на меня глаза. Фей. Секунду назад, я собирался наорать на дрянную блондинку-мамочку. Я собирался разорвать ее. Но когда эти круглые, карие глазки встретились с моими – глаза Фей, - злые слова покинули мой рот.

Я нуждался в ней. В этой маленькой девочке. Внезапно, она стала мне необходима больше, чем я когда-либо нуждался в чем-то в своей жизни. Эти карие глаза, казалось, уставились прямо мне в душу. Как будто она могла видеть все то, что я сделал. Все те хреновые вещи из моего прошлого. Она разрушила все мои стены, и смотрела прямо на меня. Она сбросила груз старых ошибок своей невинностью. Только от одного взгляда, я стал кем-то новым. Кем-то другим, чем был всю свою жизнь. Ощущение потрясло меня до глубины души.

Я мог бы наорать на ее мать. Я мог бы сделать это и дать узнать об этом Фей. Маленькой девочке, которая станет моей. Я чувствовал это нутром. Я мог ощутить это каждой клеточкой своего существа. Фей предназначена мне. И она будет моей.

Я улыбнулся ее матери. Уродливой женщине, которая кричала на нее. Я стиснул зубы, когда она заметила меня. Ее слова стали мягче, когда она снова заговорила. Я наблюдал за тем, как она оглядела меня своим грязным взглядом, именно так, как и все остальные женщины. Я слушал ее болтовню несколько минут – эту женщину, с которой бы никогда не стал встречаться.

- … а это моя дочь Фе…

- Фей.

Ее имя ощущалось хорошо на моих губах. И она смотрела на меня в изумлении, своими глазками, которые очистили меня своей добротой. Я не хотел ничего так сильно, чем похоронить себя в этой невинности. Погружаться, пока не останется ничего от нас обоих.

Я улыбнулся ей. Она будет моей – только моей. Моей малышкой.

Моей малышкой Фей.

Первый Джон Фей.

Фей, 16 лет.

Я дрожала на холодном ветру. Шорты и сандалии, которые я надела, когда уходила два дня назад, тогда ничего не значили. Я даже не думала о них, когда уходила из дома. Из того, который делила со своей матерью и Тейлором. Из дома, в котором был зачат мой ребенок в крови и ненависти. Из дома, в котором я едва не истекла кровью, пока Тейлор трахал меня.

Но все изменится. Я со всем покончила. Покончила с Тейлором. Покончила со своей матерью. Я не знала, куда иду. Попутка, которую я поймала, привезла меня сюда. Я подняла глаза на желтую вывеску «Отель Сэнди». Она криво висела, и несколько букв больше не горели. У меня было не достаточно денег на ночевку, - нет, все деньги, которые у меня были, я потратила на еду, на другие дешевые мотели, на билет на автобус, который потеряла.

Когда Тейлор ушел на работу два дня назад, я сбежала. Я, наконец-то, почувствовала подобие себя, снова, - хотя больше не была полностью уверена, кто я вообще. Но я была живой. Я была собой. Фей Тернер. И я не собиралась жить в том доме с теми монстрами. Больше нет.

- Не могу дождаться, когда ты поправишься, малышка Фей. Мы сможем начать сначала.

Его слова ночью, за день до того, как я ушла, заставили меня задрожать. Он пробрался в мою кровать в первый раз, после того как поимел мое окровавленное, умирающее тело. Он был повсюду, нависал надо мной, но никогда много не разговаривал, после неотложной поездки в больницу, где он, несомненно, отсчитал тысячи долларов, чтобы спасти мою жизнь и заткнуть им рты.

Я лежала там и смотрела в его глаза. Голубые глаза, которые я знала. Глаза, в которые я смотрела миллионы раз. Глаза, которые любили меня, - или раньше любили. Он казался таким искренним, таким внимательным, что все действительно могло стать прежним. Что мы сможем, на самом деле, начать все заново.

На мгновение, я задумалась об этом. Я подумала о том, как бы это было. О том, что мы делали бы. Места, которые посетили бы. Я представляла его любящие руки на мне, те, которые были лучшими. Добрыми и нежными. Прошло много времени с тех пор, как он прикасался ко мне так.

- Все будет хорошо, как и был ...

Быстрая навигация назад: Ctrl+←, вперед Ctrl+→