Сильнее растворяясь в нас

Кейт Дауэс

Сильнее растворяясь в нас

1

Медленно поднимаясь из тумана глубокого сна, я почувствовала руку Макса на своем плече.

— Тебе нужно обезболивающее? — прошептал он мне на ухо.

Я лежала на правом боку, а Макс прижимался ко мне. Так мы спали последние несколько недель. Это была идея Макса — удерживать меня от переворачивания на мой левый бок, где было сломано ребро.

Мои глаза медленно приоткрылись, фокусируясь на прикроватной тумбочке и часах, которые показывали 5:42 утра.

— Нет, все в порядке.

— Ты стонала, — сказал он. — Больно? — Не так сильно.

Он уткнулся лицом в изгиб моей шеи, оставляя мягкий поцелуй прямо под моим ухом. Я вжалась сильнее в него настолько, насколько могла, не раздражая мое поврежденное, все еще медленно заживающее ребро. Его теплое, обнаженное тело обволакивало меня, контрастируя с прохладными простынями. Несмотря на небольшой укол боли, который я почувствовала, когда мы переместились на кровати, я не могла представить себе более уютного места.

Или более безопасного.

Дыхание Макса стало медленным и размеренным, и я поняла, что он снова уснул. А я, вероятно, буду не способна уснуть.

Я действительно стонала во сне, но только отчасти от боли в ребрах. По словам врачей, у меня все еще впереди несколько недель, пока боль не стихнет, и каждый раз на протяжении времени я чувствовала острую, резкую, стреляющую боль в этой области.

Если я не спала, это рефлексивно вызывало учащенное дыхание. Когда я засыпала, это иногда будило меня, но в остальное время провоцировало сны.

В эту ночь, мне приснилось нападение, четвертый подобный кошмар за последние несколько недель.

Это просто сны. Ничего больше. Крис в тюрьме без права на досрочное освобождение, потому что он проживает в Огайо и власти Лос-Анджелеса утверждают, что он опасный человек. Дело было уже закрыто. Не было суда, благодаря тому, что Крис признал свою вину. Я не была в восторге от этого, но у меня в действительности не было выбора. Хотя с хорошей стороны, это спасло нас с Кристал от дачи показаний и встречи с этим монстром снова.

Более того Макс выражал свою вину по поводу того, что его не было в ту ночь, чтобы защитить меня от Криса. Он был в пути, но не приехал вовремя.

Я сглаживаю его чувство вины, говоря ему не думать об этом. Что сделано, то сделано, и Крис больше не угрожает мне. Каждый раз Макс оставлял эту тему.

Не желая добавлять ему вины, я скрываю сны от него.

* * *

Я проснулась около 10 утра, удивленная тому, что смогла уснуть снова. Лежа лицом к окну от пола до потолка в спальне, я наблюдала, как солнце отблескивало от вод Тихого океана, а верхушки пальм раскачивались на ветру. Макс открыл раздвижные стеклянные двери, чтобы впустить немного свежего воздуха.

Я услышала, как заработал душ, и на секунду подумала присоединиться к Максу, но решила вместо этого сделать что-то с сухостью во рту, с которой я проснулась.

Я встала с кровати, не позаботившись о какой-либо одежде, и спустилась вниз в кухню Макса.

Вообще-то, в нашу кухню, теперь я жила с ним в Малибу. Это дальше от ЛА и Голливуда, чем была моя квартира. В зависимости от пробок, добраться до города занимало от двадцати минут до часа.

Это современный дом, расположенный на холме, с видом на Тихий океан. Почти 3000 квадратных футов на одиннадцати акрах земли, с пятью спальнями наверху, — большое пространство, чем кому-либо действительно необходимо, но как и во всем в его жизни, Макс не жалел денег на роскошь и удовольствие.

Полы были из темного мрамора, и большая часть дома была застеклена, от чего пространство практически сияло в течение дня. Первый этаж был одним большим, открытым пространством с камином, разделяющим кухню и кабинет.

Я бы сказала, что вид на океан из дома с высоты холма был захватывающим, но так чересчур банально, чтобы выразить это. К тому же, мои недавно поврежденные ребра достаточно перехватывали мое дыхание.

Я открыла холодильник из нержавеющей стали и схватила бутылку апельсинового сока. Я не побеспокоилась взять стакан. Я открутила крышку, откинула голову назад и с жадностью поглощала сок прямо из бутылки, как будто я не пила ничего несколько дней.

— Это таблетки.

Я опустила бутылку и обернулась, чтобы увидеть Макса, стоящего там, с полотенцем, обернутым вокруг его талии, и огромной улыбкой на лице. Его средней длины волосы были зачесаны назад с несколькими завитками на концах.

Проглотив сок, я спросила: — Чего? — Болеутоляющее. Они вызывают жажду. Это редкий побочный эффект.

Я закрыла дверцу холодильника, повернулась и облокотилась на кухонный островок.

— Спасибо, док.

Макс подошел ко мне, разглядывая мое обнаженное тело.

— Я был вынужден принимать их однажды. У меня была ужасная жажда. Вот откуда я знаю.

Я сделала еще глоток.

Он стоял в дюйме от меня, наклонившись ближе, положив руку на островок рядом со мной. От него пахло одеколоном, мылом и шампунем. Весь идеально чистый, и мне захотелось испачкать его.

Лицо Макса придвинулось ближе к моему. Боковым зрением, я заметила, как его другая рука тянется вверх, и ожидала, что его пальцы утонут в моих волосах.

Но он просто смотрел на меня мгновение, потом потянулся рукой и взял стакан.

— Не стесняйся использовать это. Они теперь тоже твои, — он усмехнулся и поцеловал меня в лоб.

Я взяла стакан у него, кода он открыл холодильник, взял бутылку воды и направился к раздвижным дверям, которые вели на задний двор, пока я наполняла стакан соком.

— Идешь? — спросил он, глядя через плечо, когда отпирал дверь.

— Дай мне надеть свой халат.

Его рука упала туда, где полотенце прикрывало его бедра, и освободил их, позволив упасть полотенцу на пол, дразня меня видом своего безупречного тела.

— Тебе не нужно надевать ничего.

Прямо на улице был внутренний дворик, который огибал ширину дома. Дюжина откидывающихся шезлонгов стояли на большей части пола, вместе с несколькими столами, и двумя керосиновыми обогревателями, с которыми проводили прохладные вечера на улице.

Задний двор был окружен десятифутовыми стенами справа и слева. Только сторона океана была открыта. Все пространство — от стен до земли — было покрыто камнем, с несколькими выемками, в которых росли и тянулись пальмы к небу.

Там был прямоугольный бассейн в конце двора, согласно тому, что говорил Макс, он находился на тридцатифутовом утесе, нависающем над береговой линией, с деревянной лестницей, ведущей к пляжу.

Уровень воды в бассейне был вровень с землей, и если вы будете сидеть на кресле в патио рядом с дверью, вы увидите оптическую иллюзию: бассейн будет казаться продолжением океана, единственным отличием будет грубый прибой океана и зеркальная поверхность бассейна.

Мне только изредка доставался хороший вид на заднем дворе. До переезда к Максу, мы все время в основном проводили внутри, и даже находясь здесь постоянно, мне казалось, что я не достаточно была на улице. Возможно я бы не насладилась этим в любом случае, благодаря обезболивающим, которые принимала.

— Никто не увидит нас, правда? — спросила я.

Макс взял меня за руку, и мы подошли к краю бассейна.

— Дома достаточно далеко.

— Что насчет того, что внизу? — я указала на пляж рукой, в которой был стакан.

— Расслабься, Оливия, — он повернулся лицом ко мне, склонив свою шею и поцеловав меня в губы. — Давай насладимся утром.

— Кажется, что ты уже, — сказала я, посмотрев вниз и увидев его растущую эрекцию между нами.

Он медленно покачал головой.

— Ты нахрен сводишь меня с ума. А теперь, иди сюда ко мне.

Я последовала за ним по четырем ступенькам вниз в бассейн. Вода была освежающей, слишком освежающей.

— Полагаю, это также хорошо, как и холодный душ, — я поставила стакан на край бассейна.

Макс держал меня в своих объятиях, когда я обхватила его ногами за талию. Он целовал меня с любовью, не с вожделением, кое-что, что он иногда делал, но чаще, когда мы просто валялись вместе. Никогда, когда она был возбужден, полностью твердым, готовым к действию, таким, каким он был в этот момент.

Я не говорила ничего. Я позволила себе насладиться его мягкими, идеальными поцелуями.

После того как его губы переместились на мою шею, он поцеловал меня в плечо, потом положил свою голову на него.

— Что случилось? — спросила я.

Он сделал глубокий вдох и выдохнул, создавая несколько пузырьков, где линия воды встречалась с моим плечом.

Я положила руки на его затылок и нежно сомкнула пальцы вокруг горсти его волос и потянула его голову назад, взглянув в его печальные глаза.

— Что такое? Поговори со мной, Макс.

— Я должен был быть там.

— Где? Он перекатил свою голову на бок и посмотрел мимо меня на океан.

— Ты знаешь где. Я не могу отпустить это.

Пока я восстанавливалась физически и эмоционально после нападения, похоже у Макса было еще труднее время — справляться со его эмоциональными шрамами от той ночи.

С моей стороны, физическое восстановление стало труднее, чем психологическое. Крис мучил меня длительное время до той ночи, когда он заявился в мою квартиру, чтобы сделать…чем бы ни было то, что он собирался сделать со мной, после похищения моей соседки Кристал.

Тот факт, что я оттолкнула его сама — довольно таки жестко, я могла бы добавить — привело к длительному пути исцеления душевных ран, которые он оставлял на мне довольно долго. Я обнаружила в себе сторону, о которой не имела представления. Ст ...

Быстрая навигация назад: Ctrl+←, вперед Ctrl+→