Проклятая связь

Хлоя Нейл

Проклятая связь

От автора

Для SHB, потому что иногда находишь важнейшие вещи тогда, когда меньше всего ждешь.

“Бриллианты вечны. Магия - нет”.

- Скаут Грин

Глава 1

Я стояла совершенно неподвижно, закрыв глаза и наслаждаясь теплом. Если не двигаться, то полуденное солнце пригревало достаточно сильно, чтобы не так чувствовался холодный октябрьский ветерок, который дул в нашей части Чикаго.

Думаю, не зря Чикаго называют городом ветров.

Сегодня воскресенье и мы с моей подругой Скаут разместились на лужайке школы Св. Софии, выбрав небольшой участок залитый солнцем. Скаут сидела возле меня, с вытянутыми вдоль тела руками, закрытыми глазами и поднятым к небу лицом.

Я сидела, скрестив ноги, а книга истории искусства лежала на моих коленях. Каждые несколько минут мы сдвигались на несколько дюймов влево, стараясь подольше насладится теплом.

- Так намного круче, чем сидеть в классе, - сказала Скаут, - и носить форменную одежду.

Скаут была одета в черную юбку и рубашку, которую она сшила из двух рубашек Уайт Сокс Т[1]. И это было необычно, ведь в частной школе мы носили строгую форму в желто-голубую клетку. А ещё обувь (заговоренная на золотой блеск), волосы (короткий светлый боб с темным верхом), и серебряное кольцо в носу. Скаут Грин даже в форме тяжело было принять за среднестатистическую “Софийскую девушку”.

- Ты сегодня в рокерском стиле.

Скаут открыла глаза и взглянула на свою юбку-джерси.

- Я ценю твою оценку моего очевидного хорошего вкуса. Кроме того, кто-то должен потрясать. Это место, как мрачное болото.

Я положил руку на сердце.

- Слава богу, ты здесь, чтобы спасти нас, Святая Скаут.

Скаут фыркнула и скрестила лодыжки, ее ботинки сверкали в солнечных лучах.

- Теперь я понимаю, откуда берутся блестки на полу в моей спальне.

- Бездоказательно. Мои туфли не оставляют следов.

Я посмотрела на нее с сомнением.

- Действительно. Вот только.... эм.... пыль рога единорога, которую ты наносишь на волосы перед сном.

Мы со Скаут посмотрели друг на друга. К сожалению, я не была уверена, что причиной великолепного вида ее волос является именно волшебная пыль, но и исключать этого не стоит.

О-о, я разве не упоминала, что Скаут владеет магией?

Да, вы не ослышались. И я знаю, что вы подумали: Лили Паркер, магии не существует. Тофу ударило тебе в голову.

Можете мне поверить. Так получилось, что Чикаго является домом для таинственного мира мистических существ и магов, сражающихся в то время, пока город спит. И в число магов входит девушка, которая сидит рядом со мной и напевает песню из Классного мюзикла 3[2].

Жуть, правда?

Миллисента Грин, она же Скаут, адепт магии и член третьего анклава.

И вторая неожиданность - я тоже.

Я родом из северной части штата Нью-Йорк, но когда мои родители решили отправиться в Германию для творческих исследований , они решили, что расположенная в самом центре Чикаго, школа Св. Софии, наилучшее место для меня, чтобы получить образование младших и старших классов.

Они так решили, им виднее. Моего мнения никто не спрашивал.

До приезда в Чикаго никаких волшебных сил у меня не было, по крайней мере, я о них не знала. И родители, конечно, ничем таким не занимались.

Опять же, я ничего не знала о их работе. Что за тайная поездка в Германию? Кто знает? Марселин Фолли, директор Св. Софии, сказала мне, что их работа имеет какое-то отношение к генетике. Позже она стала петь по-другому, и не ясно, правда или нет то, что европейская деятельность родителей связана со Стерлингским Исследовательским фондом. Для их безопасности я дала себе обещание молчать и решила все тайные дела родителей таковыми и оставить.

В общем, я оказалась в подвале Св. Софии и меня ударил магией плохой парень, что послужило активации моей собственной магии.

Магии огня.

Честно говоря, я адепт всего несколько недель и по-прежнему многого не знаю. Но Магия огня имеет какое-то отношение к свету и управлению силой, и я использовала ее против плохих парней.

Ясное одно, все началось с Магии огня, и выстрелил им в меня Себастьян Борн. Каким бы высоким, темноволосым и красивым он не был, но он Жнец. Подростком, когда пришло время отпустить магию, он отказался и теперь он питается магией других детей.

Как оказалось, магия - всего лишь временный подарок. Мы получаем ее на несколько лет,

в период полового созревания и лет до двадцати пяти или около того. После этого магия начинает деградировать и пожирать душу.

Становясь адептами, мы даем клятву отпустить свою магию, когда придет время, чтобы сохранить свою душу. Жнецы – нет. И чтобы удовлетворить магию, превратившуюся в монстра и пожирающую их изнутри, они должны питаться душами адептов.

Вот так. Жнецы, или как они сами себя называют темная элита, не собираются выигрывать приз по дружелюбию.

Такое положение дел сделало нас непримиримыми врагами. Поэтому, днем мы были обычными учениками средней школы, носили клетчатую униформу, делали домашнее задание и игнорировали более наглых одноклассников.

А ночью начиналось сражение.

Внезапно Скаут тяжело вздохнула, длинный, изможденный вздох заставил содрогнуться все ее тело. Она все еще выглядела бледной, а под глазами были синие круги.

Раненый адепт.

У нее имелись шрамы, свидетельство встречи со Жнецами. Подруга была похищена, а ее комната разграблена. Я и несколько младших адептов из третьего анклава, с небольшой помощью Старших адептов, сделали все, чтобы вырвать Скаут из святилища жнецов, где Иеремия, самый главный злодей, собирался поглотить ее душу.

После этого, ей постоянно снились кошмары, а для того, чтобы вернутся к нормальной жизни, ей понадобилось пара недель. До сих пор, время от времени, я вижу, как Скаут уходит в себя, замыкается, прячется, как будто пытается восполнить пустоту внутри себя, которую проделал в ней Жнец.

Но, не смотря ни на что, она здесь, мы смогли вернуть ее.

Не всем так везло. Иногда мы обнаруживали адепта, попавшего в ловушку Жнецов слишком поздно, и уже никто не мог помочь ему стать нормальным, вернутся к жизни.

Не всегда битва заканчивалась нашей победой.

Жестокий урок в шестнадцать лет.

- Лилз, как тебе мысль сбежать и податься в цирк?

Я улыбнулась Скаут.

- Будем косить под клоуна и розового пуделя, умеющего ездить на автомобиле, или станем жуткими фриками?

Скаут фыркнула.

- Вероятнее всего, станем фриками. Будем колесить из города в город, ставить огромную цирковую красно-белую палатку, спать в серебристом трейлере, - она подмигнула мне. – Мы могли бы показывать в шоу твоего фрика.

Мои щеки стали еще розовее, и солнце тут было не причем.

- Он не мой фрик.

- Но он хотел бы им быть.

- Не важно. И он не фрик!

Я оглянулась по сторонам, чтобы убедиться, что мы были одни.

- Он оборотень.

- Не большая разница. Суть в том, что он стал бы твоим оборотнем, если бы ты захотела.

Все не так просто. Джейсон Шепард, скрывающий свою сущность оборотень третьего анклава, без сомнения был интересным экземпляром. Ему шестнадцать лет и он, как и Майкл Гарсия, еще один адепт, имеющий виды на Скаут, был студентом в Академии Монтклар – мужском варианте Св. Софии. Я узнала, что Джейсон родился в Нейпервилле, пригороде к западу от Чикаго, слушал любую музыку и являлся преданным поклонником Уайт Сокс. Он не любил футбол и обожал пиццу с пепперони. И, конечно, был оборотнем.

Я была бы не против узнать еще много чего о нем, но борьба со злом по ночам не облегчали эту задачу.

- Все слишком быстро, - сказала я, стараясь, чтобы голос был максимально равнодушным, - И не ты ли советовала мне быть осторожной с ним?

- Я не это имела в виду, - тихо ответила Скаут. - Я просто не хочу, чтобы ты пострадала.

Проблема была в том, что она не говорит, что ее беспокоит, и лишь твердит, что мне нужно это услышать от него. А это не способствует сближению и росту доверия между мной и Джейсоном.

- Всегда есть что-то, - прошептала я.

Словно по команде, облако закрыло солнце, а темная полоса на небе говорила о скором дожде. Ветер стал холоднее, руки покрылись гусиной кожей.

Скаут и я обменялись взглядами.

- Внутрь? - спросил я.

Она кивнула, потом указала на ее туфли.

- Клей не водонепроницаемый.

Решение принято, мы собрали свои книги и пошли по лужайке вокруг главного здания. Школа располагалась в здании бывшего монастыря и имела мрачный, готический фасад, не типичный для центра Чикаго.

Вот об этом я думала, когда посмотрев через улицу, … увидела его.

Себастьян Борн.

Он стоял на тротуаре в джинсах и темной рубашке, руки в карманах. Его голубые глаза сверкали, но не так, как у Джейсона. У оборотня сияние теплое, а у Себастьяна темнее, глубже и холоднее.

И эти глаза смотрели на меня. Я замерла.

Жнецы, очевидно, знали Скаут и не раз посещали Св.Софию, поскольку подругу похитили из ее комнаты. А Жнец Алекс, видел всех нас однажды в бетонном саду терновника позади школы. Но это не подготовило меня к тому факту, что через улицу может стоять Себастьян и пристально следить за нами.

- Лили?

Услышав свое имя, я посмотрела на Скаут. Нахмурившись, она подошла ко мне.

- Что случилось?

- Я задумалась и мне показалось, что увидела Себастьяна. Посмотри…

Я показала рукой в том направлении, где стоял пар ...

Быстрая навигация назад: Ctrl+←, вперед Ctrl+→