Школа обольщения

Алена Медведева

ШКОЛА ОБОЛЬЩЕНИЯ

ПРОЛОГ

В сумраке на границе загробного мира и мира живых неподвижно застыли две тени.

— Заклинатель, — гулким шепотом, от которого душу мгновенно охватывало ледяной изморозью, нарушила тишину та, что пришла из мира мертвых. — Запомни их!

Ее собеседник тут же увидел в окружавшей густой мгле неожиданно яркий и четкий образ.

Лесная, залитая ярким дневным светом поляна. Небольшая группа нелюдей, в которых он безошибочно опознал оборотня, вампиршу, гнома, сирену и… ведьму! Поразительно женственная хрупкая фигурка последней в ярком желтом сарафане смотрелась неуместно в дремучей чаще. Она держалась позади, за спинами своих спутниц, внимательно рассматривая поджидавшего их оборотня.

Торгфрид! Заклинатель безошибочно распознал в нем давнего врага.

Вер расслабленно, с нарочито безразличным видом подпирал своей мощной фигурой исполинское дерево. И тоже пристально изучал острым звериным взглядом девушку в желтом. Было что-то такое в этом взгляде… Непримиримость? Насмешка? Недоверие?..

— Ваше решение не изменилось? — сдержанно задала вопрос вампирша, застыв на безопасном расстоянии от вера.

— Нет, я подтверждаю свой выбор, — с толикой иронии в голосе негромко отозвался оборотень. — И готов принять необходимые семейные обязательства. Полагаю, этот господин находится сейчас среди нас не просто так?

Тут же гном передал ему свиток. Нетрудно было догадаться, что в нем. Брачный договор. Особый брачный договор ведьм.

Вампирша — патронесса Школы обольщения, а ведьма, получается, выпускница? И то, что мне сейчас показали, не что иное, как часть стандартной брачной церемонии, принятой у них! Потрясённый заклинатель понял, что наблюдает за серьезными переменами в личной жизни врага. Его пара. И кто? Ведьма!

Он с любопытством, захватившим всю его сущность, наблюдал за происходящим.

— Что это значит? — Стоило мужчине пробежать глазами текст, как он, яростно оскалившись, поднял на вампиршу жуткий взгляд. Грозный, обещающий кару за обман. — Этого недостаточно! Она не из веров, значит, обязуйте ее хранить верность своей паре. И почему в ее условиях не оговорен срок?

— Ведьмы не оборотни, как вы верно заметили, — сухо и монотонно забормотал в ответ гном. — Они не заводят пожизненных связей.

— Это надо понимать как возможность для моей пары в перспективе сменить меня на другого спутника жизни? — Медлительность тона и скупые фразы оборотня не обманули наблюдателя. Гнев зверя пробудили.

— Именно так, — размеренным тоном, не дрогнув, подтвердил гном.

— Я не согласен! — Взбешенный рык предназначался уже вампирше.

Образ развеялся, сменившись вновь обступившей со всех сторон серой мглой.

— Ты увидел? — Шепот той, кому заклинатель не мог не подчиняться.

— Да.

— Помоги им. Любой ценой. — С этими едва различимыми словами его собеседница исчезла, словно растворившись в бесконечном мареве безжизненного тумана.

Несколько напряженных минут заклинатель пытался постичь смысл ее последних слов. И пусть голос его невероятной собеседницы прозвучал мягко, даже увещевательно, он знал, что не имеет возможности ослушаться.

Как бы он ни ненавидел Торгфрида, как бы ни мечтал ему отомстить…

Но теперь он сделает все возможное и невозможное ради оборотня и его пары, спасая тем самым себя.

И не только.

ГЛАВА 1

Мы жили на островах в старом рыбацком поселке. Здесь все было подчинено одной задаче — рыбному промыслу. Я была старшей из пяти детей, и как раз сегодня мне исполнилось двенадцать. И стоило, вернувшись из школы, увидеть родителей, как стало понятно: сейчас состоится мой первый, по-настоящему взрослый разговор.

Оба родителя с какой-то нервной настороженностью ждали на кухне. И вряд ли с такими серьезными лицами они собирались всего лишь поздравить меня. Застыв на миг в дверном проеме, оценила непривычную картину: мать и отец вдвоем в это время дома и ожидают меня.

— Лина, проходи. — Мама суетливо переплела пальцы рук и бросила быстрый взгляд на отца. — Мы хотим рассказать тебе кое-что важное.

«Так и знала!» — с испугом подумала я, но подчинилась и тоже присела за стол.

— Дочка, — обветренное лицо отца было строгим, — ты же знаешь, всех девочек с глазами разного цвета, как у тебя, после рождения проверяют на наличие гена адаптивности.

Я кивнула. Это знали все. Откуда и почему он взялся, никто толком не помнил. Ген позволял своей обладательнице прожить гораздо более долгую жизнь. И его носительницы очень ценились. Вплоть до того, что большинство мужчин почитали за счастье заполучить в жены девушку, отмеченную этим геном. Вот только носительницы встречались крайне редко. Никто не знал, откуда взялась эта странность, но отменное долголетие заметили давно.

— Тебя тоже проверяли, — это тихо сказала мама.

Я снова спокойно кивнула, — так всех же проверяют. А у моих глаз радужка действительно немного разная. Один глаз серый, другой голубоватый. Впрочем, не такое уж это и приметное отличие, поэтому мне и в голову не приходило считать себя особенной. Гетерохромия не всегда гарантировала наличие странного гена. Мне и так повезло в жизни — с семьей. Я знала, что являюсь приемным ребенком.

— И ты носитель этого гена, — пояснил суть разговора отец, сразив меня наповал.

— Я? — невольно вскрикнула, не веря своим ушам.

Родители синхронно кивнули.

— И что теперь? — уже настороженно спросила я.

— Ты можешь стать ученицей Школы обольщения. А затем и выпускницей, получив отличное образование и возможность удачно выйти замуж. Ты устроишь свою судьбу.

Ну да, чтобы иметь такие перспективы, девушка должна быть хорошо образованной. Поэтому и существует этот закрытый «пансион для благородных девиц».

— Точно супругой? — В наше время дети рано взрослеют, так что мои совсем не детские скептицизм и подозрительность родителей не удивили.

— Именно! — уверенно подтвердил отец. — По-другому не было ни разу. Ты согласна? Обучение там начинают с двенадцати лет, сначала пять лет общего образования, а потом еще два года специализированная, более углубленная подготовка. Это то, что известно всем.

Я была старшей из детей, помощницей матери и хорошо представляла себе жизнь в поселке. Если есть шанс на лучшую долю, я была согласна. Тем более до девятнадцати лет только обучение.

А муж… Ну посмотрим. Насильно замуж в наше время не выдают.

Сейчас будущее замужество не казалось чем-то важным. И я кивнула:

— Согласна.

Родители испытали настолько явное облегчение, что я поняла: возможности отказаться попросту не было.

Определенно, уверилась я, со Школой обольщения связана какая-то тайна!

В личной гостиной патронессы Школы

— Госпожа уверяет меня, что никаких нареканий с моей стороны не будет? — Крупный, как и все оборотни, племянник их Владыки насмешливо уставился на властную вампиршу сверкающими зеленоватыми глазами, ехидно скалясь и словно невзначай поводя носом.

Но последняя ни на миг не была обманута этой внешней бесшабашностью и нарочитой шутливостью. Оборотни, при всей своей порывистости, вспыльчивости и несдержанности, не так просты. И патронесса не занимала бы своего места, если бы не понимала этого. Тем более в случае, когда перед ней представитель клана Сильнейших. Тем более когда он посетил ее по вопросу выбора супруги (а веры выбирают себе единственную подругу на всю жизнь). Поэтому все сейчас сказанное и особенно не сказанное было архиважным.

— У нашего заведения репутация, и мы ею не рискуем, — сухо отозвалась вампирша, выдержав незначительную паузу. — По всем своим воспитанницам мы даем гарантии. Они именно те жены, которые требуются нашим клиентам. За всю историю существования Школы не было ни одного негативного результата. Ни один из обратившихся к нам мужчин не остался разочарованным.

Четкий и бесстрастный ответ патронессы повис в воздухе. Во взгляде вера мелькнула тень задумчивости. Он несколько раз молча, с неизменной животной грацией прошелся по комнате, наверняка подмечая острым звериным взглядом малейшие детали. Взлохматив широкой пятерней и без того пребывающие в беспорядке темные, довольно длинные волосы, все с тем же простоватым видом насмешливо спросил:

— Раз у вас все так таинственно и познакомиться с воспитанницами нельзя… — Мужчина бросил острый взгляд на чинно восседающую в кресле патронессу, вампирша согласно кивнула. — Прежде я хотел бы услышать о процессе дифференциации воспитанниц. На основании чего их распределяют по различным потокам, как выявляют, какая из них подходит, к примеру, оборотню, какая тому же демону?

Патронесса в полной мере отдавала себе отчет, что эта внешняя несерьезность мужчины напускная и одно неверное или неискреннее слово, произнесенное ею, заставит его повернуться и уйти. Оборотень услышит фальшь, и именно это может иметь для него решающее значение в вопросе выбора.

— После выявления гена адаптивности мы обязуем родителей девочек растить их и воспитывать под строжайшим контролем. Данные о таких девочках охраняются магически, что не позволяет кому-то причинить им вред. По достижении двенадцати лет будущие воспитанницы попадают в Школу, где в последующие семь лет получают глубокое и всестороннее образование. Вы можете быть уверены, что вам никогда не придется стыдиться поведения своей супруги, что она будет подготовлена к реальности существования мира Пришедших. По прибытии в Школу каждая девушка проходит комплексное тестирование и магическое обследова ...

Быстрая навигация назад: Ctrl+←, вперед Ctrl+→