Смерть короля или общество полного неадеквата

Сергей Петрович Махов

Смерть короля или общество полного неадеквата

Все проблемы — из-за баб.

Даже проблемы баб — из-за баб.

Все-таки чувствуется какая-то незавершенность, поэтому давайте поговорим о 14 мая 1610 года, да и вообще о том, что происходило во Франции 10 лет (1600-1610 годы). И начнем с конца.

Сразу скажу, что тем, кто хочет по-настоящему проникнуться этим безумным временем, рекомендовал бы почитать книгу Ролана Мунье "Убийство Генриха IV"[1].

Так что кисейные барышни и лица, на которых параллели действуют, как красная тряпка на быка — лучше не читайте.

1. Несостоявшееся вторжение

Итак, весной 1610 года все говорило о начале большой войны. Еще в феврале Франция заключила союз с германскими князьями Германской Евангелической унии о защите герцогств Юлих, Клеве и Берг от Австрийских Габсбургов. Но протестантские князья выговорили условия, что в случае непредвиденного развития событий они пойдут на сепаратные переговоры с императором.

Генрих Наваррский попытался подключить к союзу Англию и Голландию, но Яков Первый проводил политику изоляционизма, а голландцы, только только заключившие перемирие с испанцами на 12 лет, совсем не горели желанием снова влезть в войну без конца и края.

Венеция и Савойя так же совершенно прохладно относились к началу новой войны, и лишь Франция была ее локомотивом.

Если группировка в феврале на границе с Фландрией планировалась в 6000 человек, то в апреле — уже в 9000 человек, а к маю возросла до 30 тысяч человек.

Почему же Франция одна так упорно хотела начать войну?

Генрих безусловно был талантливым администратором и хорошим политиком, но у него была слабость. Слабость эта — женщины. Он относился к той категории мужиков, девизом которых является: "Всех баб не переиметь,но к этому надо стремиться".

И вот в 1609-м году король влюбился в 15-летнюю Шарлоту де Монморанси, которую хотел аж до звона в ушах. Король разорвал помолвку юной красавицы с полковником Франсуа де Бассомпьером, и женил мадемуазель на принце Конде, надеясь, что тот хорошо отыграет роль рогатого мужа. Но Конде такой участи не захотел и в конце мая 1609 года бежал с женой в Брюссель, под крылышко эрцгерцога Альбрехта.

Та самая Шарлотта Конде 

И Генриха замкнуло. В ярости король потребовал от эрцгерцога выдачи принцессы, угрожая оккупацией Брабанта французскими войсками. Ну а тут подоспел и австрийский император, который секвестрировал спорное наследство — герцогство Юлих — под свою руку.

Конечно гораздо проще было бы отдать Генриху Конде с его бабой (вроде даже ходили слухи, что король с ней пару раз имел интим), но тогда было принято защищать своих беглецов.

Итак, 13 мая уже все было готово к войне. Мария Медичи была назначена регентшей при молодом дофине Людовике, армия должна была начать движение 16-го.

Ну а 14-го, на улице Ла Ферроннери карета короля (в которой сидели собственно Генрих, герцог д'Эпернон, с которым король помирился после окончания войны, герцоги Монбазон и Лаварден) попала в прямом смысле слова в сфальсифицированное ДТП. Карету взяли в коробочку на узкой дороге с одной стороны воз с вином, с другой — воз с сеном.

Убийство Генриха IV

Охрана короля спрыгнула с подножек, чтобы отрегулировать движение и разогнать затор, королевская карета начала движение, объезжая возы слева, причем одним колесом (правой стороной) угодила в яму, с той стороны, где сидел д'Эпернон, карета накренилась вниз, а со стороны короля — приподнялась наверх. В этот момент на королевской стороне на подножку вскочил какой-то человек, который три раза ударил короля ножом в грудь. Четвертый удар принял на свою руку герцог де Монбазон. Никто не успел ничего сделать, и убийца вообще мог бы уйти, если бы не замер, выпустив нож из рук, словно пораженный молнией.

Лишь д'Эпернон, хоть и с опозданием, включил разум.

Он выскочил из кареты, встал между убийцей и охраной, которая готовилась сделать славный фарш из молодчика, и приказал взять этого подлеца живым, чтобы выяснить, кто за ним стоит.

Возы столкнули с дороги, короля срочно повезли в Лувр, но по пути он скончался.

16, 17 и 19-го провели допросы задержанного. Им оказался Франсуа Равальяк, уроженец Ангулема, возраст 32 года, без определенных занятий ("редко нанимался писать исковые заявления в суд"), сидевший за долги в тюрьме, и с 1600-го и по настоящее время обучавший молодежь молиться. То есть типичный неудачник.

Далее, своими словами, записи из допросов.

По словам Равальяка светлая мысль пришла ему в туалете, история умалчивает, во время большой нужды или малой. И мысль эта была такова, что протестанты не простят католикам Варфоломеевскую ночь, поэтому надо выпилить всех протестатов. Напрочь.

Мысль оказалась столь гениальной для головы Франсуа, что он пешком пошел в Париж, чтобы пробиться на аудиенцию к королю и сказать ему об этом. Пытался он получить аудиенцию трижды, но каждый раз капитан королевских гвардейцев Ла Форс разворачивал его обратно.

И далее в голову Франсуа приходит не менее гениальная мысль — раз я не могу королю высказать свою мысль №1 — его надо просто убить. Нет, ну логично, чо?

Готовил он убийство с Рождества 1609 года, но потом решил отступиться, однако на Пасху 1610-го передумал, наточил нож, сходил на мессу к фельянам, и на улице Ла Ферроннери настиг короля и убил.

2

Равальяк был казнен 27 мая 1610 года.

Перед этим, 25 мая, он был подвергнут пыткам, в том числе и "испанским сапогом". Следователей интересовал только один вопрос — кто был сообщником и заказчиком убийства? Равальяк говорил, что все им содеянное — это его задумка и его исполнение.

Казнь его была страшной.

Сначала руку, которая убила короля, сожгли горящей серой.

Потом срывали кожу щипцами с груди, рук, бедер, ног, лили на эти раны расплавленный свинец, кипящее масло, горячую смолу, расплавленные воск и серу.

После каждого действа следователи Парламента требовали назвать сообщников, но преступник пел молитвы, плакал и говорил, что он все сделал сам.

Затем его привязали к четырем лошадям, и растягивали, в передышках требуя назвать сообщников. Одна лошадь взбрыкнула, и сломала убийце бедро, разорвав сухожилия. Он попросил привести священника, подумали — вот сейчас он скажет о заказчике преступления, он тот только попросил святого отца прочесть перед ним молитву "Salve Regina", в чем ему было отказано.

Через полтора часа он испустил дух, его тело расчленили, народ бил мертвое уже тело саблями, рукоятками бердышей, руками, ногами. Потом остатки его сожгли и пепел развеяли по ветру.

Несмотря на то, что убийца после страшных пыток так и не сознался, что имел сообщников, по городу пролетел слух, что в убийстве замешаны иезуиты. Обосновывали это тем, что не так давно были выпущены книги Хуана Марианы, в которых "добрых католиков призывали убивать тиранов". Кроме того, народ не верил в совпадения — за недолгих 25 лет фанатиками-католиками были убиты Вильгельм Оранский, Генрих III, а теперь и Генрих IV.

Отстранясь от религии, давайте сами подумаем, кому было выгодно убийство Генриха?

Тот самый Равальяк

И тут ответ окажется парадоксален.

1) Католики. Ибо Генриха считали перевертышем в делах религии, кроме того — как раз в мае 1610 года он собирался начать войну с католическими Испанией и Австрией, а союзниками Франции были протестантские Англия, Голландия, Бранденбург.

2) Протестанты. Причем по той же причине, что и католики. Генриха считали перевертышем в делах религии, и ортодоксальные кальвинисты считали, что Генрих предал их.

3) Политики. Генрих, мучимый спермотоксикозом, собирался развязать войну с неопределенным результатом, и надеялся только лишь на то, что французские успехи склонят сомневающихся на его сторону.

4) Клан Конде. Собственно понятно почему. Вроде как даже в те нетолерантные времена не было принято отнимать силком жену у мужа.

5) Испанцы. Генрих планировал наступать по трем направлениям — 30-тыс. корпус вторгался во Фландрию, 15-тыс. должен был осадить Милан, и еще 15-тыс — вторгнуться в Арагон и Каталонию. Крупномасштабная война была на тот момент для правительства Филиппа III катастрофой.

6) Австрийцы. Кроме того,предполагалось развить наступление 15-тыс. корпусом из района Седана к подконтрольным Св. Римской Империи Клеве и Юлиху. Что начинало на землях германии очередной виток войны между протестантами и католиками.

7) Голландцы. Партия Ольденбарвельта, заключившая с Испанией перемирие на 12 лет, совершенно не горела желанием вступать в новую затяжную войну. Кроме того,начало войны провоцировало в самой Голландии гражданскую войну — подписанным перемирием оказались недовольны купцы ОИК – эти воротилы рассматривали заключенный договор как отсрочку, которую дали испанцам и португальцам для укрепления позиций в своих колониях. Да, эмбарго на коммерцию с Америками закончилось, однако испанские колонисты самочинно ограничили торговлю с Голландией только береговой линией между Каракасом и устьем Амазонки. Акции ОИК упали на 34 процента по сравнению с 1608 годом. Отмена блокады Антверпена позволила Фландрии восстановить свою торговлю, текстильная промышленность Испанских Нидерландов переживала ...

Быстрая навигация назад: Ctrl+←, вперед Ctrl+→