Москва патриаршая

Москва патриаршая

К ЧИТАТЕЛЯМ

Настоящая книга состоит из нескольких самостоятельных работ, связанных общей тематикой и общими идеями. Это не только и даже не столько хладнокровные научно-исторические исследования, сколько попытка раскрыть современникам глаза на истоки и причины того, что происходит с нами сейчас и к чему это может привести в будущем. В го же время здесь повесть о Москве и Московии XVII века, о том, какой сложной противоречивой действительностью того времени являло собой то, что называется Святой Русью, как шла (не на жизнь, а на смерть) борьба Московской Руси с Западом.

В наши дни с поразительной легкостью и под самыми благовидными предлогами «темному Западу» (богослужебное выражение) добровольно, без боя у нас отдается то, за что на протяжении веков были пролиты потоки русской крови, - и земля с ее богатствами, и культура, и даже православная вера и церковная жизнь - душа народа. Чего не могли достичь в древности мечом и огнем, интригами и заговорами недруги России, то самое теперь без труда достигается ими путем экономического, культурного, «духовного» обмена... Инвалюта и вообще - деньги все больше становятся в нашей жизни «богом», перед которым склоняются и раболепствуют высшие и низшие.

Для того ли больше тысячи лет назад, принимая святое православие, повергали в прах языческих кумиров, чтобы ныне поклониться кумиру «золотого тельца»?!

Можно выгодно, с пользой для себя продавать лен, пеньку, соболя или нефть, газ, уголь, но нельзя продавать Родину и веру! Эти «вещи» не продаются и не обмениваются. Можно идти на уступки и компромиссы даже с недругами, но до определенного предела. До какого? На это отвечает содержание данной книги, особенно описание деяний московских патриархов Гермогена и Никона.

Получается так, что чуть не тысячу лет мы находились в некоем кошмарном сне, борясь с враждебными силами за свою землю и душу, а в последние несколько лет вдруг проснулись, протерли глаза и с радостью обнаружили, что врагов-то нет! Вокруг - все милые, культурные люди! Все люди - братья! Всем вместе дружно нужно строить, всему человечеству нужно объединяться! А что строить? Новую Вавилонскую башню? Под чьим началом объединяться? Под началом Антихриста - этого нового и уже теперь действительно всемирного «вождя и учителя»? Так что не выглядит ли все как раз наоборот: тысячу лег мы бодрствовали, а теперь под воздействием злого экстрасенса погружаемся в гипнотический сон, где нам внушают, что никаких враждебных сил не существует?

В глубокой сущностной основе все люди - действительно братья (или по Ветхому - Адама, или по Новому - Христа). Но в реальности земного бытия подавляющее большинство людей этого не чувствуют и не сознают. Независимо от личных и национальных качеств люди в этой самой земной эмпирической реальности часто руководятся, вдохновляются не только Божьими и ангельскими силами, но и силами дьявольскими и демоническими. Мир сей - еще не Царство Небесное! Таким образом речь идет не о вражде с людьми других вер, других государств, других национальностей, а о борьбе с теми незримыми силами, которые враждебны и губительны для нашей православной веры, нашей Родины, нашей русской национальности. «Наша брань не против крови и плоти, но против начальств, против властей, против мироправителей тьмы века сего, против духов злобы поднебесных» (Еф. 6, 12), как говорит апостол Павел.

Однако трагический аспект такой борьбы состоит в том, что в земных условиях бытия она ведется не только в чисто духовном плане, но и в плане борьбы именно с людьми - носителями «тьмы века, орудиями духов злобы поднебесных». И не нужно лицемерить в этом деле, а не то оказывается, сплошь и рядом что под видом братания с людьми происходит братание с «тьмой века сего» и «духами злобы».

В русской древности все это умели очень четко и отчетливо видеть; особенно отличались духовной прозорливостью московские патриархи первого периода патриаршества (с 1589 по 1700 г.). Москва XVII века без малейшего преувеличения стала центром мировой борьбы за правду Божию. Тем и интересны московские дела трехсотлетней давности для нас, ныне живущих. Ибо эта борьба не окончена, она продолжается, и, какими бы огромными ни казались наши поражения и потери, нужно помнить, что «не в силе Бог, а в правде», как любил говорить Александр Невский.

Протоиерей Лев Лебедев

ДЕСЯТЬ МОСКОВСКИХ ПАТРИАРХОВ

26 января 1589 года в Успенском соборе Кремля в блеске золота, серебра и драгоценных каменьев, в сиянии множества светильников, при огромном стечении народа во главе с самодержцем единственного в мире могучего православного Русского царства совершалось поставление первого русского патриарха и тем самым учреждалось патриаршество в России... Тогда это представлялось как закономерный и глубоко символичный акт наследия Русской землей церковного значения и славы древней Византии, подпавшего под османское владычество «второго Рима», на смену которому приходит «третий Рим» во всем великолепии и могуществе православного Московского государства. Так оно и было, но только - с одной стороны! Другая сторона открывается ретроспективно. Теперь мы знаем, что весь первый период русского патриаршества продолжался до 1700 года, то есть объемлет собою целиком семнадцатый век... А семнадцатый век в истории России - это эпоха того глубинного коренного перелома русской жизни, который с поразительно прямой логикой приводит к «семнадцатому году», а через него к настоящему и возможному будущему русского народа и Русской Православной Церкви.

Духовно-смысловым центром XVII столетия является эсхатологический 1666 год, совпадающий с числовым шифром «имени зверя» - 666 (Откр. 13, 17-18), год начала Большого Московского собора, осудившего как патриарха Никона, так и его противников - старообрядцев, то есть всех, кто по-разному ревновал об одном и том же - об укреплении Церкви, о Святой Руси как норме жизни для всего российского общества в целом. До этого Россия пережила великую смуту и феномен самозванства, явление «лжецарей» - этих прообразов последнего лжецаря и лжемессии - антихриста. После этого Россия переживала великий раскол между Церковью и государством, раскол внутри Церкви и начало царствования Петра I, человека, который в концепции «третьего Рима» навсегда покончил с идеей «Нового Иерусалима» как духовного содержания этой концепции и явно предпочел идеи, укладывающиеся в понятие «Вавилон»1, навсегда расколов русское общество на две почти несовместимые части.

В XVII веке происходил и более глубинный, не столь заметный внешне, но не менее важный раскол, отмеченный зарождением капитализма в народном хозяйстве, «созданием связей буржуазных»2. Это значит, что где-то в самых корнях народной жизни происходила потеря сакрального восприятия труда как богоделания, служения Богу и возникало рационалистическое восприятие его только как средства существования или обогащения, где богом становится прибыль.

Таким образом, в XVII столетии на Руси действительно произошло нечто вроде конца мира: кончился мир русской жизни, в котором общепризнанным, общечтимым, интегрирующим началом для всего общества являлась (с 988 года) Святая Русь как образ жизни, устремленной в земных условиях к горнему миру, к «Иерусалиму Новому» (Откр. 21, 2) из чистой любви ко Христу. Половина русского общества открыто пошла в противоположном направлении секуляризации жизни и культуры. В XVII веке в России были как бы прообразованы или промоделированы те обстоятельства, в каких окажется и все человечество, когда явится тот, число имени которого 666. Подобные прообразования случались и раньше, и не только в России. Случались и позже, в том числе и прежде всего в России. Но то, что произошло у нас в XVII веке, является самым основополагающим для дальнейших судеб нашего отечества.

Отсюда очевидной оказывается провиденциальная сторона учреждения патриаршества в России. По крайней мере в первом своем периоде (1589-1700) оно явилось промыслительно устроенным средством или орудием руководства Русской церковью в чрезвычайных обстоятельствах XVII столетия, орудием борьбы Церкви за душу русского народа, и кажется, не только русского.

Как шла эта борьба? Как действовало это орудие?

ПАТРИАРХ ИОВ (1589-1605)*

(* В скобках после имени патриарха в заглавии раздела здесь и в дальнейшем - даты его правления Церковью.)

Родом из посадских людей

г. Старицы, он рано стал подвизаться в старицком Успенском монастыре. Как первый чтец и певец, понравился в 1556 году Ивану Грозному и был возведен в сан архимандрита. В 1571 году архимандрит Иов - настоятель Симонова, а в 1575 году - царского Ново-спасского монастыря в Москве.

В 1581 году он - епископ Коломенский, в 1586 году - архиепископ Ростовский и в том же году - митрополит Московский и всея Руси. С 26 января 1589 года - патриарх.

Как явствовало из многих заявлений константинопольского патриарха Иеремии - главного участника учреждения патриаршества в России, «так как ветхий Рим пал от аполлинариевой ереси, а второй Рим - Константинополь - находится в обладании у безбожных турок, то... великое Российское царство - третий Рим - превзошло благочестием все прежние царства, они соединились в одно... царство (Московское) и один (русский царь) теперь именуется христианским царем во всей все ...

Быстрая навигация назад: Ctrl+←, вперед Ctrl+→