Обыкновенный фашизм: военные преступления украинских силовиков

Максим Григорьев

Обыкновенный фашизм: военные преступления украинских силовиков (2014–2016)

Вступление

Название книги Максима Григорьева — «Обыкновенный фашизм». Это не случайно: в 1967 году с таким названием вышел документальный фильм Михаила Ромма. Ничего лишнего — только кадры исторической кинохроники, фотографии и документы с момента возникновения фашизма в Германии и до его конца.

Каждое слово книги «Обыкновенный фашизм: военные преступления украинских силовиков (2014–2016)» точно также подтверждено историческими свидетельствами: сотнями интервью жертв пыток и обстрелов на Донбассе, документами органов власти, докладами и расследованиями международных организаций, сотнями фотографий, материалами средств массовой информации.

Нет сомнения, что реальные возможности нынешнего президента Украины бесконечно далеки от возможностей Гитлера, а места, в которых украинская власть организовала пыточные (аэропорты Мариуполя, Краматорска, база роты МВД Украины «Торнадо» в пригороде Лисичанска Луганской области, базы Национальной гвардии, отделения Службы безопасности Украины и т. д.) по своему размаху во много раз меньше, чем фашистские концентрационные лагеря. Нет сомнения и в том, что так же, как и в случае немецкого народа, вина за описанные в этой книге ужасные преступления лежит не на украинском народе, а на его руководстве.

Но, с поправкой на масштаб, во время выхода этой книги слишком многое между гитлеровским и киевским режимами стало схоже. Даже сейчас, после изучения тысяч и тысяч свидетельств, автор задается вопросом, как люди, пришедшие к власти под лозунгами европейских ценностей, уважения прав человека и свободы слова, развязали гражданскую войну и начали уничтожать жителей Донбасса, включая женщин и детей, лишь за то, что они не признали новую власть. Как, не прекращая говорить о своем европейском выборе, новые власти стали запрещать политические партии и устраивать травлю своих оппонентов, создали машину пропаганды и начали кампанию ненависти по отношению к жителям Юго-Восточной Украины, фактически объявили их людьми второго сорта, стали подвергать тысячи людей на Донбассе самым зверским пыткам лишь за то, что они были заподозрены в симпатии к ополченцам или хорошем отношении к России, как дали оружие и гарантии безнаказанности карательным батальонам из неонацистов и уголовников, как бросили в тюрьмы тысячи инакомыслящих.

С другой стороны, основу всего этого можно было явственно увидеть еще на Майдане 2014 г. В написанную в 2014 г. автором этого издания книгу «Евромайдан»[1] вошли свидетельства того, что именно фашистский агент Степан Бандера был основным героем майдановцев, как на территории Майдана читали лекции, превозносившие дивизию СС «Галичина», батальон «Нахтигаль» и участвовавших в уничтожении мирного населения Украины и Польши членов Организации украинских националистов (ОУН), как под одобрение большинства украинских журналистов группы неонацистов жгли «коктейлями Молотова» и расстреливали 18-летних бойцов украинских внутренних войск, как давили украинскую милицию бульдозером. Именно на Евромайдане наиболее популярными лозунгами были «Украина понад усе» — прямая калька с фашистского «Дойчланд юбер аллес», «Москоляку на гиляку» («русских на виселицу») и приветствие бандеровских отрядов времен Третьего рейха «Слава Украине! Героям слава!». Именно на Евромайдане впервые начали пытать захваченных милиционеров, инакомыслящих политических деятелей, организовывать нападения и убийства правоохранителей. Именно активные участники Евромайдана — Денис Полищук и Андрей Медведько — стали убийцами оппозиционного журналиста Олеся Бузины. Именно из участников Евромайдана практически полностью были сформированы карательные добровольческие батальоны, которые через несколько месяцев после переворота стали массово участвовать в убийствах и пытках мирных граждан Донбасса.

Подобно Михаилу Ромму, который в своем фильме говорит о фашизме: «Откуда-то выползли эти живые трупы в гитлеровских орденах, эти бывшие эсэсовцы… Раковая опухоль вырезана, а метастазы остались», автор этой книги может сказать: «Откуда-то повылезали ветераны войск СС с фашистскими наградами и герои бандеровской ОУН, которых согласно новым украинским законам и под страхом уголовного преследования предписано считать героями, а президент Украины стал фотографироваться в камуфляжной форме с надписью «Циничный Бандера»… не вырезанные вовремя метастазы привели к масштабному рецидиву».

Описанию симптомов рецидива болезни под названием «фашизм» на Украине и посвящена книга Максима Григорьева «Обыкновенный фашизм: военные преступления украинских силовиков (2014–2016)».

Об авторе

Максим Сергеевич Григорьев.

Родился 18 августа 1975 г. в Ленинграде.

Закончил Ленинградский государственный университет, Российскую академию государственной службы при Президенте РФ, Дипломатическую академию при Министерстве иностранных дел РФ.

Работал в федеральных и регио — нальных органах власти, средствах массовой информации, общественно-политических организациях.

Является автором более 200 на — учных и публицистических статей в федеральной прессе, а также книг: «Кондопога: что это было?», «Формы государственной поддержки машиностроительного комплекса: иностранный и советский опыт», «Финал новгородского Чикаго», «Нелегальные мигранты в Москве», «Межэтническая интеграция в Эстонии», «Россия — 2020 глазами молодежи», «Режим М. Саакашвили: что это было», «Евромайдан», «Крым: история возращения» и других.

Директор Фонда исследования проблем демократии — негосударственной некоммерческой аналитической структуры; кандидат политических наук, член Общественной палаты Российской Федерации.

Глава I. Факты, свидетельства жертв, расследования международных организаций против украинской пропаганды

В материалах Нюрнбергского процесса значительное место занимают свидетельства жертв пыток и бесчеловечного отношения со стороны фашистских войск и специальных служб гитлеровской Германии. Сейчас, более чем через 70 лет, мы вынуждены констатировать, что эти чудовищные преступления не остались частью трагической истории человечества, но явились частью трагической реальности нашего времени.

Представим на суд читателя три свидетельства пострадавших от пыток. Свидетельство первое: «Меня избивали с кульком на голове, избивали трубами, по двое, по трое, били по голове, по спине, по ногам, по почкам. Душили кульком, то есть перекрывали мне кислород, дальше били меня электрошокером. Били прикладами автоматов и ногами, обутыми в армейские сапоги. При этом они мне сломали ребра. На голове у меня было после избиения шесть рассечений от трубы. Били молотком. Повреждены пальцы, руки, кость на кисти. Два раза терял сознание. Они меня начали резать ножом, задавая вопросы, которые их интересовали. Они мне вставляли нож в ногу, потом выворачивали, потом еще глубже, глубже вставляли, еще проворачивали и еще глубже. Потом пытались отрезать пальцы».

Свидетельство второе: «Жертву сгибали, руки привязывались к правой ноге, потом бросали на землю и в течение 30 минут били палкой. Если жертва теряла сознание, ей на лицо выливали ведро воды… подвергался таким избиениям в течение четырех дней из шести. В других случаях жертву помещали в специальную исправительную камеру. Руки привязывали к железной решетке над головой. В таком положении пытали. Пытки электричеством: один конец электрического провода прикрепляли к ногам жертвы, а другой — к другим частям тела. Пытки были тем более ужасны, что зачастую сами точно не знали, какие сведения они хотели получить, и пытали людей наугад. Один из способов пытки заключался в том, что жертву вешали за руки, связанные за спиной, и держали в таком положении до тех пор, пока плечи совершенно не выворачивались».

Свидетельство третье: «…пытали, допрашивали, избивали. Выжигали на груди цепью раскаленной надпись и на ягодице немецкий крест. После трех дней избиения отвезли. Сутки мы пролежали на каменном полу в туалете, только потом запустили нас в общие камеры».

Первое и третье свидетельства принадлежат жертвам пыток, пострадавшим в 2014 г. от Вооруженных сил и подразделений МВД Украины (Александр Кащенко, захваченный украинским батальоном «Днепр» 13 ноября 2014 г., и Станислав Станкевич, захваченный 4 августа 2014 г. Национальной гвардией МВД Украины), и вошедшие в доклад «Военные преступления украинских силовиков: пытки и бесчеловечное отношение»[2], подготовленный Фондом исследования проблем демократии (директор — М. С. Григорьев) на основе опроса более чем 200 пленных, захваченных украинскими силовиками и официально переданных украинскими властями в Донецкую и Луганскую Народные Республики.

Второе свидетельство — часть выступления на Нюрнбергском процессе в январе 1946 г. заместителя Главного обвинителя от Франции Ш. Дюбоста — описывает пытки в тюрьме Пуатье[3].

Пострадавший от пыток и захваченный у себя дома в поселке Парасковеевка (Донбасс, Артемовский район, находится под контролем Украины) 24 декабря 2014 г. Виктор Гриценко рассказывает: «Меня вывели на улицу с пакетом на голове и отвезли в Харьковское СБУ Там заключенные рассказывали, что их топили, ноги простреливали, прикладами били, током били. Рассказывали, как сотрудники СБУ брали трубу, засовывали людям в задний проход. В трубу — колючую проволоку. Сначала вынимали трубу, затем вытягивали проволоку». Пострадавший житель Донбасса Дмитрий Клименко свидетельствует: «Я был захвачен 8 июля 2014 г. батальоном «Донбасс» у себя дома. Достав нож, один из батальона «Донбасса» ...

Быстрая навигация назад: Ctrl+←, вперед Ctrl+→