Везде светит солнце. Дилогия

Миштофт

Везде светит солнце. Книга первая

  НАЧАЛО

   Человек всегда стремился раскрыть какую-нибудь тайну, проникнуть в забытое, пролезть сквозь замочную скважину прошлого, чтобы увидеть разгадку того, что он не мог понять, но что успели домыслить до него древние...

   Этот летний день пришёл в российскую глубинку без солнечного тепла, с моросящим дождём и прохладным ветром. В лесу было сыро, мрачно и тихо. Редко, когда в эту чащу забредал какой-нибудь путник, но один человек всё же нашёл здесь, вдали от всех, для себя пристанище. Старая избушка отшельника, поросшая мхом и древесными грибами, уныло стояла среди старых деревьев. Из её трубы валил дым, а в окне горел тусклый свет, призывающий зайти на огонёк. Внутри было чисто и уютно. Под потолком сушились на верёвке пучки разных трав, заполняя пространство комнаты приятным ароматом. В печи горел огонь, и кипела вода в горшочке, трещание дров ласкало слух, но старик, читавший за столом старинную толстую книгу, не слышал ничего, кроме слов, которые шептал на непонятном языке. Он водил пальцем по странице, исписанной странными закорючками, читая строку за строкой, и в его глазах блестели горькие слезы, которые насильно иссушались им и вскоре вновь появлялись, напоминая о печали и боли. Что-то тяготило его душу и мучило долгие годы. Но вот в дверь постучали, отвлекая старика от грустных мыслей. Закрыв книгу, он встал и открыл незваному гостю дверь. Этим гостем оказалась девушка: тёмноглазая черноволосая бунтарка - что можно было сразу сказать по её упрямому решительному взгляду,- с фигурой стройной, но не хрупкой, а скорее спортивной. Она зашла в комнату, тяжело дыша, и села на стул, чтобы дать себе отдохнуть после, проделанного бегом, длинного пути. Старик сел на другой стул и терпеливо ожидал, когда она скажет ему, зачем пришла в такую даль.

  - Мне нужна Ваша помощь. Многие знают, что Вы умеете колдовать, поэтому помогите мне избавиться от одного человека,- сказала девушка, которую звали Маргарита, но сокращённо все называли её Ритой.

  - Откуда ты узнала про меня?- не ври, что о моём ремесле известно многим,- сказал отшельник, хитро прищуривая глаза.

   Рита тряхнула головой и её длинные распущенные волосы, мокрые от дождя, упали через плечи на грудь, что ей сразу не понравилось, и она откинула их назад, говоря с нетерпеливой интонацией:

  - Какая Вам разница?! Мне сказали, Вы можете избавиться от человека, не оставив следов - он просто исчезнет и больше никогда не появиться. Конечно меня предупредили, что денег Вы не берете, а требуете взамен услуги, так я готова сделать всё, только бы эта дура сгинула, хотя я не уверена, что Вам это под силу.

  -Зачем же тогда ты пришла, если не веришь?

  -Чтобы попробовать всё возможное и невозможное.

  - Он любит ее, а не тебя?- чтобы убедиться в своей догадке, спросил отшельник.

  - Да, она мне мешает. Я должна быть вместе с Сашей, а не она,- сдерживая слёзы, крикнула Рита.

   Проницательный взор отшельника проник в голову девушки и старик узнал все, что могла утаить от него отчаявшаяся бунтарка. Она жила в деревне Зильки, в которой, как и везде в России, было убогое житьё, безрадостное и мрачное. Число жителей в деревне всё время уменьшалось - все норовили уехать в город,- и работы, как таковой, почти не было, потому что хозяйство развалилось, и даже школа закрылась, потому что детей осталось слишком мало, и теперь им приходилось ездить учиться далеко от дома. И если старшее поколение как-то свыклось с новой жизнью, которую принёс распад СССР, то молодёжь не желала прозябать в этой глуши и убегала кто куда. Поэтому в деревне Зильки осталось только три человека, так называемого, нового поколения: Рита, Вероника и Александр - не пожелавшие покидать родные места после наступления совершеннолетия. Романтика жизни, отгороженной лесами от шума и суеты больших городов, привлекала Сашу и Веронику и именно здесь они мечтали растить своих детей. Скорее всего, они не догадывались, что их подруга давно мечтала соединить своё сердце с сердцем Саши и только поэтому осталась в отчем доме, отказавшись от блеска столичной жизни, которая манила её своим разнообразием и выбором разных путей. Вечная борьба, возникающая в любовном треугольнике, вела к гибели одного из троих, и Рита решила, что жертвой должна стать Вероника, с которой они дружили с самых малых лет, но это уже было неважно для девушки, съедаемой безответной любовью. Одна старушка рассказала ей об отшельнике и к нему Рита прибежала за помощью, не задумываясь, что задумала совершить самый страшный грех - лишить невинного человека жизни.

  - Наверное, именно тебя я ждал все эти годы... Хорошо, я помогу тебе,- сказал старик, но сразу добавил, прокалывая насквозь девушку своим холодным взором:- Но на этот раз ты сама сделаешь то, что хочешь переложить на меня - ты отправишь её туда, откуда ещё никто не возвращался - в Селию.

  - А что, Вы так называете загробный мир?

  - Нет, это моя Родина, но я не могу туда вернуться, зато в силах отправить любого, кто пожелает. Ты ведь не думала, что я убиваю людей? Я - иллар, и нам запрещено покушаться на жизнь, если это не колдун. Твоя Вероника перенесется туда с помощью моего отвара, которым ты напоишь её, и никто не сможет вернуть Саше его любовь, зато ты заменишь подругу собой - об этом ты мечтаешь.

   Многое, из произнесённого илларом, звучало очень странно, но Рита не пребывала в том состоянии, когда мысли помогают человеку насторожиться и осмыслить,- она жаждала расправиться с Вероникой и всё воспринимала как должное, как необходимое, как неизбежное, тем более что она чувствовала какую-то тайну в этом отшельнике, и это её сильно заинтриговало.

  - Ну так варите свой отвар,- нагло сказала она старику.

   Усмехнувшись, отшельник поклонился и достал из буфета нужные травы, какие-то порошки и прозрачную стеклянную капельку. В кипящую воду он бросал все эти ингредиенты и что-то бурчал себе под нос, а Рита с интересом наблюдала за ним и уже называла его про себя шарлатаном, потому что всё это выглядело слишком наигранно и неправдоподобно. Она уже собиралась встать и уйти, когда вода в горшочке вспыхнула разными цветами, и тогда старик прокричал на непонятном языке:

  - Альс вео иро Селия! Альс вео иро тэм! Альс вео пра маналиа ос!

   Теперь Рита решила остаться и досмотреть спектакль до конца. Несколько часов старик колдовал над отваром и выкрикивал слова заклинания, а девушку это уже не впечатляло и её всё больше клонило в сон. Смертный приговор Вероники она не обдумывала и не пересматривала, тем более что старик уверил ее, что подруга не умрёт, и от усталости Рите поскорее хотелось со всем покончить. Наконец старик повернулся к ней лицом, красным от жара огня, и с улыбкой произнёс:

  - Отвар готов. Я бросил в него последнюю капельку лиизии - это будет последнее моё зловредное деяние в этом мире. Бери и убирайся.

  - Спасибо. Но у меня возник вопрос: зачем вы помогали таким, как я?

  - Я любил смотреть, как люди раскаиваются в содеянном, и ты тоже приползёшь ко мне и будешь умолять вернуть обратно твою подругу.

  - Ошибаешься, я не сделаю этого,- сказала Рита и выбежала из избы, держа в руках драгоценную бутылочку с отваром.

   Старик покачал головой и сел за стол. Он достал из ящика перо и чернила и по старинке начал выводить на белом листе буквы, пачкая пальцы и ставя кляксы, как человек, которому редко приходилось в жизни писать. Выводя аккуратно буквы, старик всё чаще кашлял и всё больше горбился, быстро слабел, и вдруг, поставив последнюю точку в записке, исчез, словно вовсе не существовал.

   Не поверив до конца в силу отшельника, который обещал отправить ненавистную подругу в какую-то таинственную несуществующую страну, Рита всё же хотела попытаться. Дождь уже прошёл, и небо прояснилось, так что можно было видеть красивый закат солнца за горизонт, когда девушка вернулась в деревню. И хотя ей не терпелось привести приговор в исполнение, она решила сначала искупаться, чтобы освежиться в прохладной воде, и только потом пойти к дому Вероники. Деревня Зильки стояла почти на самом берегу не широкой, но и не узкой реки и в её чистых ласковых водах весело плескалась Рита перед совершением страшного поступка. Надев на мокрое тело футболку и джинсы, и взяв в руки красовки, босыми ногами она направилась к дому подруги и, посмотрев в окно, чтобы убедиться, что девушка сидит в комнате одна, постучала в дверь. Как водиться, бунтарка и наглая девушка подружилась с полной своей противоположностью - Вероника отличалась от Риты во всём. Кроткая и нерешительная, с белокурой косой и мягкой красотой она всегда находилась в тени, но именно этим и привлекла Сашу. Он восхищался её добротой и стеснительностью и не мыслил своей жизни без нее. Вероника никогда не подавала вида, что жалеет подругу, но почти сразу её чуткое сердце почувствовало не только любовь юноши, но и боль Риты. Она не могла придумать, как помочь подруге избавиться от этого страдания, поэтому молчала, чтобы не мучить Риту ещё больше, и всегда очень радовалась, когда бунтарка улыбалась и выглядела счастливой. Этим вечером Рита заявилась с такой счастливой улыбкой на лице, что на душе Вероники стало сразу теплее и спокойнее, хотя она понимала, что это счастье больше показное и не продлится долго.

  - А что твои родители снова уехали в город торговать?- спросила Рита, проходя в небольшую гостиную с простой обстановкой, в которой по радио играла спокойная музыка.

  - Да, вернуться через неделю. Садись, будем чай пить, я как раз испекла пирожки,- сказала Вероника и побежала на кухню.

   Вскоре на столе появился чайник, пирожки, варенье и две чашки. Подруги сели друг против друга, и, улыбаясь, Вероника налила чай гостье, а потом себ ...

Быстрая навигация назад: Ctrl+←, вперед Ctrl+→