Утешение

УТЕШЕНИЕ

Автор: Коринн Майклс

Рейтинг: 18+

Серия: Утешение для двоих #1 (про одних героев)

Главы: Пролог+37 глав

Переводчик: Даша Ж.

Редактор: Настя С.

Вычитка и оформление:Ольга З., Таня П.

Обложка: Таня П.

ВНИМАНИЕ! Копирование без разрешения переводчиков запрещено!

Специально для группы: K.N

(https://vk.com/kn_books)

ВНИМАНИЕ!

Копирование и размещение перевода без разрешения администрации группы, ссылки на группу и переводчиков запрещено!

Данная книга предназначена только для предварительного ознакомления! Просим вас удалить этот файл с жесткого диска после прочтения. Спасибо.

Пролог

Натали

— О, Хлоя, если тебе хочется уже родиться, пожалуйста, подожди, пока твой папочка вернется, — требую я, поддерживая живот во время очередного приступа ложных схваток. Я хватаюсь за комод и пытаюсь «передышать» их. Кажется, они участились.

Как только они проходят, я пытаюсь сделать то, ради чего вообще пришла сюда. Аарон уехал, но я хочу закончить детскую, чтобы, как только он вернется, мы смогли насладиться еще несколькими неделями. Я хожу по тому месту, которое вскоре будет ее комнатой, складывая еще несколько милых розовых платьев в комод. Мы с Аароном сражались из-за различных розовых вещей, которые сейчас разбросаны по всему дому. Он ненавидит их. Я люблю их.

Он настаивал на том, чтобы покрасить ее комнату в маскировочный цвет. Коричневый, зеленый и черный цвет для девочки? Нет. Я чуть было не родила во время этого спора. Вернувшись домой, я увидела, что он и Марк красят стены в эти цвета. Я забросала Марка всевозможными домашними предметами, пока выгоняла его вон из дома. Мой муж ощутил, как сильно он может пострадать от моей руки. Я, может, и не служила в военно-морском флоте, но со мной лучше не связываться. В конце концов, победила я, фиолетовые стены и отвесное плетение вокруг ее белой кроватки.

— Папочке понравится эта комната, Хлоя. Не могу дождаться, чтобы увидеть его лицо, когда он заметит этих прекрасных бабочек.

Нуждаясь в очередном перерыве, я сажусь в свое кресло-качалку и поглаживаю живот. Меня умиротворяет мысль о том, что она там. Я могу защитить ее — это моя работа. Мне нравится быть беременной, и это чудо, что мы смогли зачать ее. Я однажды уже говорила Аарону, что хочу попробовать зачать еще одного, как только она родится. Я закрываю глаза и погружаюсь в свои мысли, позволяя миру вокруг меня исчезнуть.

Я представляю, как держу ее в своих руках, сидя здесь, в этом кресле, успокаивая и целуя ее. Я воображаю, как она спит у Аарона на груди, слушая его сердцебиение. Она завладеет его миром и закрутит вокруг своего пальчика.

Тук, тук, тук.

Я слышу стук в дверь, но мне необходимо несколько секунд, чтобы встать с кресла.

ТУК, ТУК, ТУК.

В этот раз стук гораздо сильнее.

— Иду! — кричу я в сторону двери. Боже, дайте же мне секунду.

С тех пор, как я стала размером с кита, поход вразвалочку до двери занимает у меня минуту. Я открываю дверь, и вижу Марка Диксона — босса Аарона и его близкого друга. Он работает в «Коул Секьюрити» вместе с Аароном и служил с ним много лет. Его голова низко опущена, и когда он поднимает на меня глаза, его взгляд полон сожаления.

— Что случилось?

— Ли… — у него перехватывает дыхание при звуке моего имени. Того, которое использует Аарон. Что-то определенно не так.

— Что произошло? — спрашиваю я снова, в то время как меня начинает трясти.

Его глаза наполняются слезами, и я понимаю. Я понимаю, что моя жизнь больше никогда не будет прежней. Я знаю, то, чего я больше всего боялась в жизни, вот-вот случится, потому что Марк чуть не плачет. Марк не стоял бы у моей двери, если бы не случилось что-то действительно плохое.

— Это Аарон.

Мое сердце замирает и мир, в котором я живу, прекращает свое существование.

— Не надо, — я умоляю со слезами на глазах, застилающими зрение, и учащенным дыханием.

Это не может происходить на самом деле.

— Пожалуйста, не надо, Марк. Пожалуйста! — я умоляю его снова, потому что, как только он скажет это… но все же я понимаю, что это неизбежно. Это не имеет значения, потому что он не может остановить происходящее. Это уже случилось.

— Натали, мне жаль.

Те самые ужасные слова, которые боится услышать жена каждого военного. Однако, предполагалось, что я не должна буду об этом больше беспокоиться. Мы покончили с этим. Мы вырвались. Я не должна была больше бояться.

Пожалуйста, Господи, не забирай его у меня! Пожалуйста!

— Но я б-беременна, у меня будет ребенок, — я заикаюсь, как будто это каким-то образом сделает все происходящее нереальным. — Он сказал, что вернется. Аарон сказал, что он… — я замолкаю, потому что становится трудно дышать, и прикрываю рот рукой, чтобы задушить крик, который вот-вот вырвется. Все вокруг становится бесцветным.

— Это было самодельное взрывное устройство. Мне жаль, — говорит Марк, и его глаза наполняются невыплаканными слезами.

Я чувствую, что падаю.

Но Марк подхватывает меня и заключает в свои объятия.

— Мне так чертовски жаль!

— Нет, нет, нет, — Марк держит меня, когда я всхлипываю, сжимая свой живот. — Ты врешь! — шипя, говорю я, вырываясь из его объятий.

— Я бы хотел, чтобы так и было... — говорит он, пока я безуспешно пытаюсь отстраниться.

— Это какая-то ошибка. У нас будет ребенок. Он говорил, что это простая операция! — я кричу и бью Марка по груди. — Ты врешь! — кричу я, даже зная, что это не ложь.

— Мне жаль.

— Прекрати говорить, что тебе жаль!

Мое горе превращается в ненависть. Я ненавижу его. В этот момент я ненавижу всех. Ненавижу Аарона и каждого, кто был там. Я ненавижу этот дом и все в нем. Ненавижу воздух, которым он больше не дышит. Ненависть поглощает меня. Ненависть душит меня.

— Убирайся вон! — кричу я и толкаю его в грудь. — Убирайся к чертовой матери из моего дома! Аарон вернется через несколько дней, и тогда мы будем готовиться к рождению нашей дочери.

— Пожалуйста... — Марк умоляет, но я отказываюсь смотреть на него.

Это не может быть правдой, потому что Аарон жив.

Он не мертв. Как смеет Марк врать мне?

— Он вернется. Он не оставил бы меня. Он обещал!

Аарон не соврал бы мне. Он никогда не врет. Когда он уходил на задания, он всегда прощался так, будто в последний раз. Но в этот раз он поцеловал кончик моего носа и сказал: «Не рожай этого ребенка, пока я не вернусь».

— Могу я позвонить кому-нибудь? Твоей матери?

— Нет! Ты не можешь никому позвонить, потому что он не мертв. Иди и приведи его, Марк! Иди, найди моего мужа и приведи его домой! — я отступаю назад, тыча в него пальцем. — Вы все обещали. Он обещал, — когда появляется резкая боль, я обхватываю свой живот, но она не идет ни в какое сравнение с той агонией, которая поселилась в моей душе. Слезы текут, не прекращаясь, пока я борюсь с хваткой Марка. — Он обещал.

— Я знаю, — говорит Марк, прижимая мою голову к своей груди.

— Он солгал.

Моя жизнь окончена.

Мое сердце мертво.

Я двадцатисемилетняя вдова.

Глава 1

3 месяца спустя

— Аарон Гилчер был мужчиной, который слишком рано покинул этот мир. Он был любящим мужем, отцом своего не рожденного ребенка и другом, — мягко говорит священник. — Мы все собрались сегодня здесь, чтобы сказать «до свидания», но не «прощай». Он будет жить в наших сердцах, пока мы будет его помнить.

Из моего горла вырывается всхлип. Я не могу его сдержать. Мой желудок сжимается от понимания, что его больше нет. Его действительно нет, и происходящее подтверждает это. Это последний кусочек пазла, который я так отчаянно не хотела складывать.

Я чувствую, как чьи-то руки хватают меня за плечи и сжимают их. Мне не нужно смотреть, чтобы понять, кто это. Джексон и Марк стоят с обеих сторон за моей спиной. Защищают меня, когда мой муж больше не может. Мама сжимает мою руку, пока отец держит Арабеллу. После того, как она родилась, я хотела почтить память ее отца. Я не могла определиться между именем, которое мы выбрали вместе, и чем-то особенным. В конце концов, когда я ее увидела, то поняла: мне хочется, чтобы до конца жизни у нее была частичка ее отца.

— Господь, пожалуйста, воодушеви наши сердца и даруй им покой в это время. Помоги нам хранить Аарона в памяти и подари нам спокойствие от понимания, что он в твоих руках, — священник заканчивает молитву, и вот-вот начнется та часть, которую я боялась больше всего.

— Ли, я здесь, — шепчет Марк позади меня.

Я киваю. Потому что если позволю себе заговорить, то знаю, что уже буду не способна контролировать эмоции, рвущиеся наружу. Будь сильной, это скоро закончится. Я смотрю вниз на свое черное платье и пытаюсь сосредоточиться на чем-нибудь, кроме происходящего. Я заправляю за ухо длинный белый локон, что падает мне на лицо. Меня начинает трясти, ...

Быстрая навигация назад: Ctrl+←, вперед Ctrl+→