Путь на юг

Александр Майборода

Путь на юг

(Книга вторая)

Предисловие

В лето от Сотворения света 2244, во второе же лето после потопа, по благословению Ноя-праотца разделилась вся вселенная на три части трем сыновьям его: Симу, Хаму и Афету.

Афету достались западные и северные страны до полу-нощия. Вскоре правнуки Афетовы, Скиф и Зардан, отделились от братьев своих и от рода своего в западных странах, и поселились во Ексинопонте, и жили там много лет. Их князьями были: Словен, Рус, Болгар, Коман, Истер.

Но когда их племена размножились, то из-за тесноты между ними началась ссора, которая грозила перерасти в войну.

Тогда князья Словен и его младший брат Рус собрали совет.

Князья Словен и Рус сказали ближним:

— Неужели вся вселенная только и есть, что под нами? Разве нет других частей земли, в которых могут жить люди? Слышал я от предков, что благословил праотец наш Ной прадеда нашего Афета частью земли всего западного, и северного, и полунощного ветров. Послушайте совета нашего: оставим вражду и несогласие, если они из-за тесноты творятся здесь, и пойдем в часть света, что была выделена нам по жребию прадеда нашего. И пусть счастье и благословение праотца нашего благословенного Афета даст нам землю доброплодную для обитания нам и роду нашему.

Понравилась эта речь всем людям и сказали они:

— Благ совет князей наших, и добра речь, и угодна нам.

И в лето от Сотворения света 3099 Словен и Рус с родами своими ушли из Ексинопонта и пошли по земле на север.

Во многих местах они побывали, и нигде не нравилось им.

Но через 14 лет блужданий пришли они к озеру большому, которое звалось Мойска. Словен назвал это озеро по имени сестры их Ильмер.

Понравилось им тут, и волхвование повелело им поселиться тут.

Брат Словенов Рус поселился у соленого ручья, и создал град между двумя реками, и нарек его во имя свое Руса. Реку же ту прозвал во имя жены своей Порусии, другую же реку именовал во имя дочери своей Полиста.

Старейший, Словен, с родом своим и со всеми пошел дальше и сел на реке Мутной, которую назвал Волхов по имени старшего сына своего, в месте впадения ее в море, названное Нево-озеро. Город же назвал Словенск. От того времени по именам князей своих и городов зовутся эти люди — словяне и руси.

Дошло до нас в Хронографе 1679 года.

Часть первая

Глава 1

Лето от сотворения мира 6313 (805 г. н.э.)

Златка открыла глаза от непонятного томления на сердце — чудилось что-то радостное, светлое, и от боязни потерять это, и не узнать, что потеряла, на душе становилось как-то тревожно.

Из окна сочится чуть синеватый свет.

Рано проснулась Златка, но лежать в постели больше не было мочи. Потеряв терпение, она встала с хрустнувшей пухлой перины, и подошла к окну. На стекле снежные узоры, — всю ночь бурлила метель, казалось, утро никогда не наступит.

Свет проник сквозь длинную рубашку тонкого мягкого полотна и предательски обнажил тонкое девичье тело, столь четко, словно ткань была совершенно прозрачной.

Мороз — искусный фантазер и художник. На стекле он нарисовал густой лес из переплетенных длинных ветвей. И, казалось, что из густых зарослей вот-вот появится невиданный чудный зверь: то ли конь, то ли олень, с рогом во лбу. Говорят, что зверь-единорог приносит счастье и тому, кто увидел его, хоть краешком глаза, всегда будет сопутствовать удача.

В короткие зимние дни Златка любила смотреть на снежный лес на окне.

Но Златке ни разу не удалось увидеть его, хотя и сидела тихо-тихо перед зимним окошком, как мышка. Единорог так ни разу и не явился ей на глаза. Наверно, боялся. Слишком пуглив единорог, не любит он человеческой жадности, потому и не показывается на глаза людям.

А Златка не жадная. Ей надо совсем ничего — хорошего мужа, детей.

Не вышел из леса единорог и на этот раз.

Девушка горестно вздохнула, — не хочет хитрый зверь приносить ей счастье.

Златке надоело смотреть на окно.

Она могла бы зажечь свечу и завершить вчерашние стежки на вышивке, но в доме, чтобы не приманивать разбойников, старались не зажигать огня. Разве на кухне уже затопили печь, и повариха занялась приготовлением завтрака.

Златка уже хотела вернуться в постель, как до ее слуха донесся странный звук, низкий и тягучий, словно застывший мед. Звук леденил кровь и гнал по телу дрожь.

— Набат! — испуганно воскликнула Златка.

В глубине дома тотчас же послышался громкий и частый шум множества бегущих людей, крики.

Набат, шум и крики могли означать одно — на дом напали разбойники, чтобы его ограбить, убить мужчин, а женщин взять в рабство.

Первые погромы случились сразу, как только разбой-ники-даны вошли в Словенск.

Тогда они взяли с города выкуп, которым старшины хотели откупиться от грабежа захватчиков, но затем нарушили слово: старшин казнили, и грабили город три дня. Спасая свои жизни, горожане разбежались из города.

Позже, когда разбойники насытились кровью и грабежами и притихли, многие вернулись. Однако разбойников всегда надо было опасаться — заметив красивую женщину, они врывались в дом, чтобы завладеть ею.

Поэтому, услышав шум, испуганная Златка кинулась в коридор.

Здесь она столкнулась с братом. Любим был в доспехах и при оружии. Лицо злое и азартное.

Столкнувшись с сестрой, на мгновение задержался.

Ты чего вышла из комнаты? — нетерпеливо кидая взгляд в сторону выхода, спросил Любим.

— Что случилось, братка? Разбойники снова грабят город? — едва не плача, спросила Златка.

— Не бойся, сестра, то народ поднялся на разбойников. Бьем их по всему городу Ни одного не оставим в живых, — весело сказал Любим.

— Город восстал? Как, почему? — быстро спросила Златка.

На ее языке вертелось множество вопросов, но брат окинул ее быстрым взглядом и посоветовал:

— Ты бы оделась, сеструха. Говорят, князь с дружиной подходит к городу

— Какой князь? Князь Буревой?

Вопросы остались без ответа. Любим, гремя железом, убежал.

Вздохнув, Златка вернулась в свою комнату и принялась застилать постель: взбила пуховые перины; поверх уложила одеяло; сверху — покрывало из цветной толстой ткани; на покрывало подушки горкой; а сверху всего — белоснежную накидку с узорами.

Судя по всему, день ожидался беспокойный. Восстание против разбойников, захвативших город, радовало. При разбойниках город жил, как на погосте, — тихо, сумрачно, носа из дома не высунуть. А прогонят разбойников, вернется привычная жизнь. Впереди весна. Будут хороводы, гуляния, катание на качелях — так что захватывало дух. Забавы, которые так любила Златка.

Не успела Златка застелить постель, как в комнату вошла Ясна, старшая сестра Златки.

На ней легкий полушубок, зеленая юбка с белой полосой по низу. Лицо румяное. Губы алые. Глаза горят радостным огнем. Красивая — жуть!

— Златка, всех разбойников побили, пошли теперь встречать князя с дружиной, — весело пропела она.

— Какого князя? Князя Буревоя?

— Ах, какой князь Буревой? Его сын Гостомысл пришел. — Ясна спохватилась. — Да что же ты стоишь? Одевайся скорее, или я уйду одна.

Златка кинулась к зеркалу, а пока причесывалась и красила губы, слушала сестру.

А ту и спрашивать не надо, сама взахлеб рассказывает, что в город ночью пришел воевода Медвежья лапа и поднял людей, против данов, а тем временем с моря к городу подошла княжеская дружина. Данов всех побили в одно мгновение, а главный их конунг Готлиб убежал на ладье. Оказывается, у него давно корабль был готов к бегству

Златка слушала удивительный рассказ сестры, открыв рот, и от изумления у нее все валилось из рук и получалось не так — сколько ни красила, а губы выходили слишком бледные и брови недостаточно черные.

Рассказывая, Ясна нетерпеливо ходила по комнате. Наконец не утерпела, бросила взгляд на сестру и изумилась:

— Златка, да ты еще не готова?! Давай скорее. Князь-то пришел с молодой дружиной. Там парни все молодые, красивые. Как бы нам не прозевать встречу из-за твоей возни.

Златка мгновенно мазнула по губам пальцем с помадой и вскочила со стульчика.

— Я все — готова!

Глава 2

Выйдя из дома, девушки обнаружили, что метели словно и не было: небо синело хрустальной чистотой; солнце сияло до ломоты в глазах. Ладонью заслонились от яркого света.

И обычно пустые улицы вдруг оказались полны людей. Все торопились на пристань. Слышался громкий смех. Страх словно растаял со снегом.

— А я думала, что все убежали из города, — говорила Златка, едва поспевая за сестрой.

Сестра, соблюдая приличие, с трудом сдерживаясь, чтобы скорый шаг не перешел на бег, слегка задыхаясь, говорила:

— При данах все боялись выйти из дома, потому и казалось в городе пустынно.

Наконец прибежали на брег реки.

Народу — не протолкнуться, — так и не смогли пробиться к реке.

Но видно, что на полоске чистой черной воды вдоль берега, — дальше сверкающий под горячими лучами солнца лед, застыли корабли с алыми знаменами на мачтах.

Златка удивилась: как могли корабли прийти к городу когда на Нево-озере лежит лед, и на север еще пути нет? — но тут толпа на пристани радостно зашумела и заколыхалась, оставляя свободный проход.

Златка увидела, как по проходу идет торжественная процессия: впереди несколько человек в праздничных плащах, сзади воины в блестящих доспехах — ...

Быстрая навигация назад: Ctrl+←, вперед Ctrl+→