Христо Поштаков

Генератор счастья

Возрастом Фоли подходил к пятому десятку, и проседь в шевелюре предполагала немалый житейский опыт. Он жил в этнически пёстром городе Новаполис, выросшем в довольно уютном уголке территории Среднего Запада. Ростом Фоли был под метр восемьдесят, слегка дрябловат и не очень-то привлекательной наружности. Служил водной из ведущих к области микроэлектроники компаний, получал неплохое жалованье, а после работы любил выпить. За спиной у него остался неудачный брак, детей он не имел, а последующие отношения с представительницами нежного пола сложились опять-таки неуспешно.

И этим вечером он снова перебрал лишнего, посему выглядел более чем жалко, но взамен природа одарила его гениальной идеей. Ему вздумалось сотворить нечто великое!.. Правда, та же природа ничего конкретного про нечто ни фига не подсказала.

Фоли часто брал на дом доделывать работу, и в одной из двух комнат квартиры располагался обширный стол, заваленный экспериментальными образцами его фирмы. Интегральные схемы, магнитоплаты, оптические устройства и ещё чёрт знает что вперемешку с нужными для дела инструментами. Часто из вороха по большей части бракованных элементов удавалось соорудить прилично функционирующие вещицы. Конечно, всё, что находилось на столе, было фактически украдено из монтажных корпусов компании — ну какой же работодатель позволит служащему таскать домой опытные модели своих изделий! Однако Фоли был ловкач и воровать у хлеб дающих считал неотъемлемой частью своей натуры, вернее — нужды чувствовать себя выше остальных. В самом деле же — требуется больше семи пядей во лбу, чтобы пройти через все контрольные прибамбасы да детекторы, вынося детали, за которые конкурент отвалит щедро… а в случае поимки фирма позаботится, чтобы ему тоже навалили столько, что мало не покажется… Но Фоли пока не попадался, а интереса к продаже образцов, составляющих коммерческие и технологические секреты компании, не проявлял. Мелкие хищения он совершал по-своему бескорыстно, ради идеи, идеально оправдывающей его деяния, а именно: раз уж я вкалываю на фирму, участвую в создании всех этих штучек, значит, они — плоды моих трудов, я имею на них право! Имею право держать их дома, вот. Вместо похвальных грамот. А в чём дело? Никто ведь не пострадал — ни работодатель, ни фирменная тайна, ни я… И не пострадает.

…Каждому после четырёх джинов могут прийти гениальные идеи. И пусть они не вполне ясные, пока витают в испарениях выпитого, но зато кажутся очень толковыми, и любого на месте Фоли (ну почти любого) осеняет твёрдая уверенность в их успешной реализации. И вот сейчас из алкогольного эфира вдруг сгустилась конкретная сущность озарения, превратилась в схему действия, заставившую Фоли доковылять до стола и, всё чётче орудуя руками, заняться монтированием невероятного изобретения.

Точнее — вероятного. Он вдохновенно и всё более трезво собирал генератор случайностей. Голова ещё плыла, но пальцы работали быстро и ловко. Волоски проводников, крохотные адаптеры, металлические коробочки с мудрёной начинкой, винтики для присоединения к каркасу из пластика (нужен изолятор), а теперь вон тот дисплей, здесь жестянку присобачим, магнитики вот так чтоб крутились, нет, зачем, поле будет вращаться, магнитам стоять на месте положено, да хорошо бы экранировку, а на этот блок поле наводить ни к чему, нужно ещё чипов, ага, есть и что-то оптическое — давай, всё пригодится… Прибор неясного пока предназначения постепенно возникал из кучи хлама, нарастал, обретал форму… а после того, как Фоли снабдил его памятью и парой батареек, внезапно заработал. Изобретатель крякнул и откинулся на спинку стула. Оставалось всего ничего — понять, что сия штука делает, чёрт её побери.

Это оказалось непросто, по крайней мере на первый взгляд.

Фоли потёр руки. Творческая деятельность всегда доставляла ему удовольствие. Что и требовалось получить этим вечером. Удовлетворение. А понимание… Он решил отложить разборки на завтра. Честно говоря, он сомневался, что генератор случайностей вещь практичная и нужная кому-то, но, несмотря ни на что, она сама по себе являлась достижением.

Да и раз прибор уже появился, надо бы придумать ему применение.

Фоли тяпнул ещё сто грамм джина и собрался спать. Уносясь в забытьё сладкого сна, он успел подумать: «Слишком много я выпил этим вечером, да…»

Утром он встал, маясь с похмелья, однако пара чудесных пилюль «Формула доктора Джи» собрали его голову воедино и реставрировали самочувствие всего за десять минут. Кругозор прояснился, Фоли стал соображать чётче, муть вчерашнего вечера рассосалась без следа. Когда он шёл в ванную, его взгляд упал на собранный ночью прибор. Фоли остановился как вкопанный. Память прокрутила список вчерашних действий, всплыло даже название штуковины, а также факт того, что прибор несомненно подавал признаки функционирования.

Фоли задумался. К чему лучше всего приложить своё изобретение?

Чем может быть полезен генератор случайностей?

К сожалению, времени на спокойные размышления не оставалось. Фоли поехал на работу, где не переставал ломать голову над этим вопросом, умудряясь притом заниматься служебными обязанностями — скучными, как всегда, как вчера и позавчера, как, наверное, будет завтра и послезавтра. И даже вполсилы ему удалось придумать решение где-то в середине рабочего дня.

Он тут же вошёл в Интернет со служебного компа (чем сэкономил два доллара сорок два цента за пользование Сетью), скопировал все выигрышные числа «Большой лотереи» на дискету, которую упаковал в непроницаемую для сканера на проходной фольгу и спрятал в карман пиджака. Четыре оставшихся часа рабочего дня он провёл, ёрзая от нетерпения проверить поскорее своё предположение.

Едва служебное время подошло к концу, Фоли поспешил домой и, не раздеваясь, соединил свой домашний компьютер с изобретённым прибором. Затем сунул дискету в гнездо, скачал данные в память генератора случайностей… и с любопытством стал ждать, что из этого выйдет.

Результат: прибор выдал на своём дисплее числа 2, 13, 35, 36 и 39. Недолго думая, но чуть брюзжа под нос из-за необходимости тратить свои деньги за пользование Интернетом, вместо того чтобы урвать услугу у фирмы, Фоли вышел на сайт «Большой лотереи», сообщил свой банковский код и подтвердил своё участие в очередном розыгрыше. Затем, довольный, он отмерил себе стакан джина, пока только первый, окропил его тоником и чокнулся с отражением в зеркале. Он давно уже установил, что алкоголь чудесно скрадывает отсутствие женщины рядом. К тому же бутылка — не баба, скандалов не устраивает, зато…

Додумать мысль о преимуществах выпивки перед женщинами он не успел, ибо пришлось наливать второй стакан.

Три дня спустя заявленные числа выиграли в тираже потерей, и Фоли стал миллионером. Новое положение в обществе поставило перед ним ребром первый и весьма важный вопрос: продолжать таскаться на работу или же показать боссу фигу? Второй вариант нравился Фоли куда больше.

Что он и сделал. После чего целыми днями не покидал новый роскошный особняк — одинокий, как большой палец той самой фиги, показанной бывшему начальству. Двухкомнатное убожество, где он жил долгие годы, осталось в прошлом. Фоли уже обжил дом с десятью комнатами, во дворе синел бассейн, садовый робот хозяйничал, подравнивая генетически изменённую муравушку, по которой было необыкновенно приятно ходить босиком. Киберкухня же старалась вовсю, ублажая хозяина китайскими, арабскими, итальянскими и бог весть ещё какими угощениями, новыми и незнакомыми для Фоли. И всё бы хорошо, да избыток свободного времени заставлял заботиться, чем всё это время заполнять, а забота сия ложилась на плечи нелёгким бременем. Он чуть не стал пить джин ещё с утра, остановило его только отвращение к людям, пьющим спозаранку. Он считал их пропащими, отпетыми типами. Совсем другое дело — раздавить бутылку-другую после обеда! Это даже… изысканно… в некотором роде.

Фоли обратился к друзьям и знакомым. Однако они были заняты, по крайней мере до обеда и чуть позже. Он был обречён проводить в одиночестве около шести часов в сутки, в течение которых приходится изобретать, чем бы заняться…

Сначала головизия заполняла время до полудня, но постепенно стандартная чушь передач опостылела до смерти. Прогулки? Фоли знал в лицо (в морду, вернее) всех белок в парке, запомнил наизусть все экспонаты во всех пяти городских музеях. А по складу характера мысль о далёких экскурсиях нисколько не казалась ему привлекательной. Фоли был человеком консервативных убеждений и нрава солидного — по крайней мере, он сам о себе так думал…

Однажды в сером его бытии случился прокол, сквозь который хлынул освежающий свет.

Сосед Бари обругал его и тем внёс ободряющий смысл в существование захандрившего Фоли. Оскорбление требовало удовлетворения, и он объявил наглецу войну. Серые будни отступили, монотонность сменилась лихорадочной, яркой динамикой. Началось с пустяковых гадостей, но с течением времени кампания усугубилась и приняла ожесточённый характер. Фоли подбросил препарат для удаления засоров в унитазе в бассейн соседу, вследствие чего Бари выпрыгнул из воды весь в красочных волдырях химических ожогов. Война стала уже совсем настоящей. На следующее утро Фоли застал садового робота зверски раздолбанным, вероятно кувалдой, а ещё чуть позже трава во дворе завяла, сгнила и завоняла. Отдав должное противнику за бесшумную расправу с роботом, Фоли взъярился за сгубленную муравушку. Требовалось ответить жёстко и непреклонно, но как? Измышляя ответную атаку, он вдруг вспомнил о генераторе случайностей. Прибор уже много месяцев валялся, покрываясь пылью, в одном из чуланов особняка. Фоли его даже и не сразу нашёл, а найдя, зловеще ухмыльнулся: разве нельзя устроить мерзавцу Бари йекую СЛУЧАЙНОСТЬ?

Идея показалась ужасно привлекательной. Фоли притащил прибор ...

Быстрая навигация назад: Ctrl+←, вперед Ctrl+→