Читать онлайн "Я тебя знаю"

Автор

  • Стандартные настройки
  • Aa
    РАЗМЕР ШРИФТА
  • РЕЖИМ
... умеется, — я, кто же ещё». Ему даже думать не хотелось, как бы он жил, если бы однажды не понял, что младшая дочка скучных Эвансов — самая настоящая колдунья. В такие моменты можно было даже не разговаривать: уже то, что они делали вместе, было замечательным. Но Северус подал голос:

— Лили?

— Что, Сев? — она на секунду оторвала взгляд от станка и улыбнулась, заправляя выбившиеся из косы волосы за ухо.

— Скажи... — он сам не знал, как точно сформулировать свой вопрос, но что-то побуждало его говорить, — когда я тогда встретил тебя... — она кивнула, словно подбадривая его продолжать, — почему ты мне поверила?Мерлин знает почему (да, и никаких «о Боже» — это магловский сленг!), но Северусу было важно, как она ответит. Он даже затаил дыхание. Стук прялки затих, остался только ритм сердца. Раз. Два. Три. Лили пожала плечами и подмигнула ему.

— У меня просто возникло такое чувство, как будто я тебя знаю. Просто знаю — и всё...

...— Возьмёте что-нибудь ещё, молодой господин? — старая ведьма склонилась к Северусу с льстивой улыбкой. Морщинистое лицо, застиранная шаль с обтрёпанной каймой, маленькие глаза с хищным блеском в обрамлении бесцветных ресниц. Настоящая ведьма, хозяйка пряничного домика, как её представляют маглы. Хотя чего ещё ждать от Лютного переулка?

Полчаса назад она попробовала его обсчитать. Северус только согнул фальшивый галлеон в пальцах.

— Что ты делаешь, поганец? — напустилась на него старуха. — Что ж из тебя вырастет, если ты мне пятаки гнёшь?

— Велика потеря — кнат, — осклабился Северус и, пренебрежительно насвистывая, чтобы показать, что ни капли не испугался её шипения, вытащил из мешка следующий. — Могла бы хоть сикль зачаровать, всё прочнее бы было... А так... пустота остаётся пустотой, даже если её надуть.

— Стой! — закричала старуха, теперь уже не на шутку перепугавшись за свои подделки. — Я тебе вынесу настоящие, только прекрати!

Северус приподнял брови, выказывая оптимистичное недоверие её честным намерениям. Старуха, злобно поглядывая на него, полезла куда-то под прилавок и бросила на стол мешок. На сей раз он ощутимо тяжело звякнул. Северус пересчитал галлеоны, благоговейно задерживая каждый в пальцах. Настоящие. У этих денег была другая... аура, что ли? Он довольно цокнул языком и, резко развернувшись на каблуках, вышел из лавочки, прижимая к груди драгоценный кошель.

И вот, спустя полчаса, он, нагруженный всем, что было необходимо любому уважающему себя хогвартскому первогодке (в двух экземплярах, разумеется!) он снова показался перед дверями. «Молодой господин»... Так его, пожалуй, ещё никто не называл. Вот что значит — слегка припугнуть... У Северуса осталась ещё приличная сумма, но он больше не собирался делать покупки — просто рядом с лавочкой был проход в магловский Лондон. Но сейчас он задумался. Его взгляд упал на букет с виду обычных полевых ромашек. Обычных, но очень красивых. Что могли делать цветы в этой лавке?

— Что это?

— Гадальные ромашки, господин, — прошепелявила ведьма. — Подходят для приворотов, гаданий, заклинаний на изменение судьбы и...

Северус поднял руку, жестом приказывая ей остановиться.

— А если не использовать их в зельях, просто... просто дать им стоять в виде букета, у них будут какие-то магические свойства?

— Букет из гадальных ромашек? — возмущённо переспросила его ведьма. — Да кто пойдёт на такое расточительство, это же ценный ингредиент! Да ничего в них особенного не будет, разве что простоят "столько, сколько не угаснут чувства дарителя", — последнюю часть она произнесла нараспев, словно цитируя. А потом бросила быстрый взгляд на мальчика. — Интересуетесь?

— Покупаю, — хмуро поправил её Северус и с особым мстительным удовольствием уточнил: — На букет!..

...— И, наконец, вот это, — Северус ловким движением фокусника достал из-за спины букет ромашек. Цветы казались необыкновенно свежими, словно только что сорванными. Возможно поэтому от них нельзя было оторвать глаз.

— Ох, Сев, — восхищённо прошептала Лили. — Но здесь ведь не растут ромашки? — она ещё раз перевела взгляд на цветы. И поняла, а вернее почувствовала: — Они волшебные! Это магические ромашки, да?

— Немножко, — смутился Северус. — Говорят, что они простоят столько, насколько искренним был даривший... — он почувствовал, что краснеет. — Ну, и ещё они просто красивые! Так что... прошу, — он неловко протянул ей цветы.

— О, благодарю Вас, Северус! — Лили приняла букет и сделала реверанс. Ромашки пахли не аптекой, как обычные, а чем-то другим, неуловимой смесью цветочных запахов, похожих и не похожих на все виды цветов сразу. Лили зарылась носом в цветы и хитро улыбнулась поверх букета.

* * *

— Северус, ты не можешь так поступить! Оливер — вратарь гриффиндорцев, если его не будет на послезавтрашней игре, они проиграют. За что ты так ненавидишь квиддич?

МакГонагалл буквально влетела в личный кабинет Снейпа и, не дождавшись приглашения, опустилась в кресло. Снейп нехотя оторвался от проверки работ и поднял взгляд на коллегу. Она-то, судя по всему, квиддич любила, иначе не стала бы вламываться к нему в кабинет из-за пустячного наказания для одного из своих гриффиндорских подопечных.

— Я не испытываю ненависти к квиддичу. У них ещё есть время сделать замену вратаря, — пожал плечами Снейп. — Но... — он хищно улыбнулся и наклонился через стол к Минерве, — Оливер совершил преступление и должен ответить за это. Он украл из оранжереи редкое магическое растение и нанёс ущерб теплицам. Думаю, что побыть три дня взаперти — не самое страшное наказание из возможных.

— Но Северус! — Минерва смущённо опустила глаза на свои сцепленные в замок руки, замершие в жести отчаяния. Не в её правилах было выгораживать «своих», но субботняя игра со Слизерином слишком много значила. Фактически, это была главная заявка на кубок школы. — Мальчик не хотел ничего дурного. Он... он просто хотел сделать подарок!

— И ты полагаешь, что я приму это в качестве оправдания, Минерва? — глаза Снейпа яростно сверкнули. — «Он просто хотел сделать подарок!», — издевательски процитировал он. — Подарки нельзя красть! Иначе это уже не подарок.

— Ну... — уклончиво пожала плечами МакГонагалл, — может быть, он хотел придать этому романтический ореол, — она неуверенно развела руками. — Знаешь, опасность... риск... тайна...

— Не знаю, — отрезал Снейп. — Если ему так хотелось риска, то почему он не залез, например, ко мне в кабинет? Как показывает опыт, это не так уж сложно! — он осуждающе посмотрел на МакГонагалл. К его удовольствию, Минерва слегка покраснела.

— То, что это сделал один из моих учеников, ещё не доказано! — возмутилась МакГонагалл. — И ты не можешь вечно к ним придираться только потому, что...

Снейп предостерегающе поднял руку. Она замолчала.

— Это не имеет значение. Я всё равно найду, кто это сделал, тогда и посмотрим, кто прав, — сказал он. — Но это не меняет сути дела. Если он такой любитель опасности, зачем он грабил Помону? Помону! — веско поднял указательный палец Снейп. — Добрейшего и безобиднейшего человека во всём Хогвартсе... Между прочим, она очень дорожила этим кактусом, — Минерва пристыжено отвернулась, как будто она сама залезла в оранжерею той ночью. — А цветы можно купить где угодно! Хоть в Лютном переулке! — закончил свою речь Снейп и взмахнул руками, словно демонстрируя, насколько мир полон цветов, которые нет необходимости красть.

— Это какие, интересно? — проворчала МакГонагалл. Разговор явно не задался, и Оливеру Вуду предстояли долгие три дня наедине с собой и своей совестью. — Венерину мухоловку и драконью смерть?

— Обычные полевые ромашки! — выпалил тот. Минерва посмотрела на него, словно только что заметив, что говорит с Северусом Снейпом о цветах, причём отнюдь не в качестве ингредиентов и препаратов. Но тот как будто внезапно потерял интерес к разговору: безразличный и отстранённый он сидел в кресле, слегка сжимая переносицу и прикрыв глаза, словно от приступа головной боли. — Извини, Минерва, мне некогда всё это обсуждать, — заявил он, придвигая к себе ворох непроверенных свитков и давая тем самым понять, что разговор закончен.

МакГонагалл помедлила возле входной двери.

— Что-то ещё? — не слишком дружелюбно окликнул её коллега.

— Ключ, — сухо сказала Минерва. — Если он должен просидеть взаперти, пусть это будет моя классная комната, а не Ваши подземелья, — Снейп безразлично пожал плечами, нашарил в складках мантии связку ключей и, не глядя, кинул ей. С кольца свисал маленький металлический брелок, изображающий затейливое готическое окно. — Я занесу их после того, как... — начала она. Кто знает, может вторая попытка договориться будет плодотворнее?

— Не стоит, — не терпящим возражения тоном ответил Северус. — Отдашь мне за завтраком в Большом зале.

— Ты преподаёшь здесь восемь лет, Северус, — покачала головой МакГонагалл, — а мне кажется, что я совсем тебя не знаю. Твои мотивы...

Северус недобро усмехнулся, не отрывая взгляда от свитка, и, чуть помедлив, произнёс:

— Человека можно узнать только с первого взгляда. Если не получилось сразу, то вряд ли получится потом.

— И ты в это веришь? В магическую интуицию? — скептически приподняла бровь Минерва. — Ты же учёный, Северус.

— А я и не говорил, что это понимание — правильное, — он на секунду оторвался от проверки работы и посмотрел на МакГонагалл. Взгляд чёрных глаз не выражал ничего, словно наглухо закрытое изнутри окно. — Спокойной ночи, Минерва, — с нажимом произнёс он. МакГонагалл ничего не оставалось, как уйти, позвякивая тяжёлой связкой ключей.

А Снейп, оставшись один, долго смотрел в одну точку. Наконец, он пробормотал отпирающее заклинание, и открыл верхний потайной ящик стола. В столе лежал цветок ромашки, окружённый стеклянной колбой. Ромашка казалась свежей, к