pskovoroda

Канон

Аннотация

Фандом: Гарри Поттер

Персонажи: Гарри Поттер/Дафна Гринграсс, Гарри Поттер/Панси Паркинсон, Сириус Блэк/Флер Делакур, Джинни Уизли/Дадли Дурсль

Рейтинг: R

Жанр: Fantasy/Parody/POV

Размер: Макси

Статус: Закончен

События: Дамбигад, Независимый Гарри, Нестандартный пейринг, Особо жестокие сцены, Потеря памяти, Смерть Гарри, Чужая душа в теле героя Поттерианы, Уизлигад

Саммари: Можно ли изменить судьбу, если она уже предрешена? Можно ли изменить чужую судьбу, если она стала твоей?

В результате перипетий, связанных с Кубком Огня и возрождением Волдеморта, Поттер начинает сомневаться, всё ли ладно в его жизни. В библиотеке он находит древний свиток, описывающий ритуал вызова демона-оракула из другого мира. Кроме встречи с демоном, он также нанимает детективное агенство для расследования его собственной жизни. В итоге он узнает, что он вовсе не Поттер.

Комментарий автора: Бета есть, но добровольцы всё равно приветствуются

Страница произведения: http://www.fanfics.me/fic61057

1. Демон

Я ещё раз пробежал по дому на Гриммо, чтобы убедиться, что все Уизли действительно осчастливили меня своим отсутствием, всем табором укатив на ярмарку. С большим трудом мне удалось убедить семейство рыжих, что я и вправду болен магической лихорадкой, и потому мне стоит остаться дома, а при этом я потом чуть было не попался в самую последнюю секунду, когда позволил немного расплыться маске страдания на лице как раз в тот момент, когда уходящая последней Молли бросила на меня из камина тяжёлый изучающий взгляд.

Чёртова семейка! После того, что мне подарил демон, я осознал, что теперь уже никогда не смогу просто верить тому, чем вещи кажутся на первый взгляд. Дав зелёный свет своей паранойе, я в первую очередь решил проверить самых близких людей. То есть, Рона и Гермиону. Для меня они, практически — семья. Ну, и остальные Уизли туда же. Я нашёл специализированное детективное агентство под названием “Пикси и Голиаф”, которое специализировалось на на розыске, слежке и прослушивании, и поэтому половина его сотрудников, как и обещало название, была представлена малым народцем. Другая половина, занимавшаяся охраной и силовой поддержкой, была набрана из полувеликанов. Теперь-то я даже жалел, что обратился к этим серьёзным ребятам, которые за некоторое количества золотых и три недели работы накопали информации на сантиметровой толщины папку с жизнеописанием тех, кто был мне дорог.

Нет, всё было не так уж и страшно, никаких скелетов в шкафу — обычная повседневная трагедия бедной английской семьи. Почти по Пинк Флойду в их “Темной стороне” — “Цепляться за жизнь в спокойном отчаянии — особый английский путь”. Артур и Молли — оба не красавцы, оба из таких же бедных семей, без особых способностей, звёзд с неба не хватали. К окончанию мучительных лет в Хогвартсе поняли, что лучшее, на что они могут рассчитывать — компания такого же рыжего, и лучше быть реалистом, чем одиноким снобом. Вопреки расхожему мнению, брак по расчёту оказался для обоих сущей каторгой, но с годами даже лямка на плече трёт уже не так сильно. Нет, голодать им не приходится, но долгими зимними вечерами слабой магии не хватает, чтобы прогреть дом, а уголь, несмотря на близость Ньюкасла, отнюдь не дёшев. Почему именно эта забытая Мерлином дыра? Да потому, что мелкому клерку Министерства денег едва хватает, чтобы купить хотя бы там собачью конуру и надстроить её на пять этажей вверх, таская доски и фанеру с ближайшей помойки.

Ну, и ватага орущих детей. Теперь, когда все уже в школе, а некоторые уже и совсем отпочковались, стало полегче. Особенно, когда Чарли стал подкидывать в общий котёл. А до этого… “Оливера Твиста” вроде все читали, поэтому объяснять не буду. Молли с усмешкой наблюдала за жалкими потугами мужа завести интрижку на стороне, заранее женской смёткой оценив его, а заодно и свои шансы на успех подобного мероприятия. Артур, вдохновлённый своей, несомненно, гигантской зарплатой, позволившей ему купить роскошный особняк, лишь по недоразумению называемый Норой, и столь же грандиозным успехом у женщин, начал попивать — сначала изредка и понемногу, а потом как-то вошёл во вкус, и скоро его кровь уже можно было пить, как огневиски. Впрочем, надо отдать ему должное — при появлении в доме детей он тут же отказывался от свиданий с бутылкой, ходил трезвый, как стёклышко и злой, как чёрт, хотя и скрывал последнее за своим напускным интересом к маггловской технике.

Дети… Ну разные, хотя сильный маг получился только из Чарли. Да и сам он вышел, конечно, вопреки обстоятельствам, на удивление сильным и цельным, хоть и мелким. Билл же с самого детства, как он выражался, “шмыгал”. Шмыг туда, шмыг сюда…. Строил планы, комбинации и схемы. Ничего не получалось, но он не отчаивался и с усердием брался за очередную авантюру. В этот раз ему, похоже, как он говорит, “пропёрло”. Чем-то сумел покорить хрупкую француженку из богатой семьи. Теперь строит планы, как он будет “шмыгать” с деньгами Делакур, как будто они у него уже в кармане. Да что я говорю, они у него уже в кармане, и я ничего не могу с этим сделать.

Настоящий провал у Уизли случился с Перси. Вот уж… Если б не знал точно от “Пиксей и Голиафов” о беспримерной верности мамы Уизли, то подумал бы, что у Молли были шашни с Питером Петтигрю. Тот ещё крысёныш получился. Зато потом — близнецы. Два бриллиантика яхонтовых. С волшебством, как и у остальных, не очень. Зато интеллекта, причем у каждого, даже больше, чем у Чарли. Пока Билл “шмыгает” вовсю, близнецы успели создать с нуля собственное дело и потихоньку выводят его на прибыль, и всё это — с шутками, розыгрышами и вообще бездной веселья, сопровождающего их повсюду. В общем, в семье — не без урода. Или двух.

И Рон. Дружище. Хитрый, злопамятный, завистливый, но в противовес этому всему — блестящий стратег. Последнее, кстати, исключительно на инстинктах. Поскольку в жизни, как ни крути, интеллектом, конечно, превосходит Перси, но ненамного. Кроме роскошной рыжей шевелюры Рон унаследовал от отца такие же блестящие способности к магии и ещё более огромную популярность у противоположного пола. Чего он не унаследовал, так это способности прилично вести себя в обществе. До встречи с демоном я воспринимал это, как естественное чудачество, но теперь…

И, наконец, последняя из Уизли. Рябая, нескладная девчонка, которая станет вот такой, — а тут стоит развести руки пошире, — бесформенной, запущенной толстухой, как её мать. В том, что станет и сомневаться не приходится. Как вспомню, что мне через два года это чудо целовать, так сразу и хочется или сдаться Волдеморту, или голову в петлю…. Если бы я ещё не был точно уверен, что не поможет. Как говорится, что написано пером, того из песни не выкинешь и Авадой не прикончишь. Если бы была возможность добраться до горла этой с-с-с-самки собаки, которая решила, что публика обрыдается от умиления, если именно на этом рыжем крокодиле и женится тощий кавайный очкарик — вот бы я насладился моментом!

В общем, и ей, как это описал бы Билл, “пропёрло”. Как только мама Уизли меня увидела первый раз, — ха-ха, на платформе Хогвартс-Экспресса, — тут же Рону было выдано задание. Ну, ещё бы, по поводу шансов найти для своей дочурки не то, что такого, как я, а хоть какого-нибудь, Молли иллюзий не питала. М-да. Хочется спросить, в чём я-то виноват, так толком ничего и не ответишь. Ни в чём. Просто, оказался не там в нужный момент, и — вуаля! Теперь меня зовут так же, как называются эти чёртовы скрижали! А ведь я — даже не он! Самое поганое, что теперь ничего не поделать, и мне приходится отыгрывать эту дурацкую пьесу, в которой моя жизнь расписана, как по нотам. Весь мир — театр, будь он неладен!

Сегодня, как раз, такой день, про который ничего не написано. А значит что? А значит — актёры отдыхают. Это с одной стороны. С другой — никакого предвидения ситуации. Вот взять, к примеру, рыжее семейство — жареный петух клюнул, и они потащили было меня на ярмарку. Ага, весь день видеть эту курносую рябушку рядом, терпеть её касания и прижимания! Ну, и реплики, конечно. Тот, кто думает, что блондинки — дуры, пусть перекинется парой слов с рыжей. Гарантирую перетекание мозга в разверзшийся вакуум. Спасибо, и даром не надо! К тому же, у меня другие планы.

Я бросил щепоть порошка в камин и ступил в круговорот прихожих и гостиных. Один раз даже пролетел мимо чьей-то спальни, успев показать счастливому парню большой палец. Вот, и моя остановка. Капюшон на глаза я накинул заранее, чтобы каждый встречный придурок не повторял с благоговейным придыханием:

— Гарри. Поттер. Гарри! Поттер! Гарри!!! Поттер!!!

До чего же меня измотало это постоянное назойливое внимание. Эй, люди, вам заняться, что ли, нечем? Да что я спрашиваю, конечно, нечем! Вон, открываешь дверь, а за дверью — как будто белая стена. Это не туман, это — жидкий промозглый воздух, лишающий человека ориентации, заманивающий в какую-нибудь канаву, и ласково принимающий жертву в холодные лапы смерти. Руки опять тянутся к горлу этой… Трудно, что ли, было поселить меня на Сицилии? Одно слово в книжке поменяла, и — бац! мне тепло и хорошо, а где-то в паре тысяч километров на север Волдеморт на радужном пони, сверкая красными глазами, несётся с чёрным копьём на белую ветряную мельницу!

Чёрта с два я найду эту проклятую гостиницу. Забодай меня единорог и бимбомбрамсель мне в глотку! Как можно жить в таком месте? Впрочем, лондонский смог — наименьшее из моих несчастий. Я осторожно перехожу улицу, вытянув перед собой обе руки. Ха-ха, очень смешно! Какие красивые искорки! И тягучий чугунный звон на всю улицу. И почти сразу, вторя ему, такой же, метрах в тридцати даль ...

Быстрая навигация назад: Ctrl+←, вперед Ctrl+→