ГКЧП-1, 2, 3, 4... ДАЛЕЕ — ВЕЗДЕ

ГКЧП-1, 2, 3, 4... ДАЛЕЕ — ВЕЗДЕ

Владимир Филин

Владимир Филин

ГКЧП-1, 2, 3, 4... ДАЛЕЕ — ВЕЗДЕ

Схватка "кремлёвских силовиков" с "кремлёвскими либералами"

Приближается очередная годовщина августа 1991 года. Тогда был нанесен окончательный, разламывающий удар по Советскому Союзу. Либеральная московская группировка, небольшая по численности и обладающая лишь поддержкой США, без особых силовых резервов, но с огромный активностью и позициями в пропаганде, нанесла смертельный удар красной империи. Микроб убил левиафана. Этот переворот стал возможным прежде всего благодаря нерешительности, интеллектуальной и внутренней духовной слабости верхушки гигантской системы вооруженных сил и спецслужб СССР. Одновременно надо сказать, что сам состав огромных силовых ведомств и ВПК практически на всех уровнях и в своей подавляющей массе спокойно и довольно безучастно взирали на то, что происходит на московском Майдане. Политический процесс как бы не касался их. Сейчас большинство этих людей, оказавшихся на свалке истории и взирающих на стремительное (по историческим меркам) и неуклонное уничтожение своей страны, видимо, кусают локти и думают об утраченных возможностях. В отличие от китайских коллег во главе с Дэн Сяопином, которые в 1989 году не без труда подавили аналогичный всплеск в Пекине, наши "державники" показали себя полными конформистами, заинтересованными прежде всего в своих личных или узковедомственных интересах. Более того, они продемонстрировали полное отсутствие политической прозорливости. Сейчас мы можем в полном объеме оценить итоги произошедшего переворота и взглянуть на это событие под новым ракурсом текущих тенденций и приближающихся новых событий. Но жизнь устроена так, что всё повторяется вновь и вновь, пока существует наша страна.

В настоящий политический момент есть многочисленные свидетельства, что Российская Федерация опять вползает в аналогический цикл и стоит перед новыми испытаниями исторического порядка. С 1991 года мы постоянно переживаем острейшие столкновения силовиков и либералов. Первые, меняясь в своих позициях и в личностях на верховных должностях, в той или иной мере представляли и представляют собой "некий державный" национальный конгломерат. Вторые выступают как жесткие, циничные и последовательные идейные сторонники мирового проамериканского глобального порядка, которому абсолютно не нужна державная составляющая нашей страны. Если вспомнить детали августа 1991 года, то мы увидим апофеоз сторонников "перестройки" во главе с А.Н.Яковлевым, которые под "крышей" и при попустительстве Горбачева последовательно ломали руководящую и направляющую роль КПСС в политической структуре и жизни страны. Силовые структуры были безучастны и думали, что чаша сия минует их.. Так называемые "демократы" перекочевали из союзных структур в республиканские, объединившись вокруг Ельцина. В повестку дня встало подписание союзного договора, означавшее демонтаж СССР. Показательно, что грамотные и натренированные "силовики" и офицерский корпус проспали этот момент. В этих условиях лишенные руководства со стороны формально всё еще правящей партии главы КГБ, МВД и Минобороны объявили о создании ГКЧП. Что было дальше, известно. Крючков и Язов испугались стрелять, и "демократы" победили, Советский Союз был распущен, а в Российской Федерации под руководством Гайдара и Чубайса начались либеральные реформы. Почему проиграло ГКЧП, имея на руках все козыри? Мне кажется, помешали пороки бюрократии позднесоветской эпохи: боязнь ответственности, нерешительность, безынициативность. Это касается прежде всего верхушки, но то же можно сказать и о среднем составе, который погружался в океан потребительства и жажды "хорошей жизни". Сказались и личные качества В.А.Крючкова, Д.Т.Язова и Б.К.Пуго, их элементарная человеческая порядочность и моральное табу на пролитие крови в столице собственной страны. В то же время у Ельцина и "демократов" такие моральные ограничители начисто отсутствовали, что наглядно показал октябрь 1993 года.

Между тем последовательный слом силовых ведомств, их многочисленные разделения и слияния так или иначе показывали, что либералы заточены на их окончательное уничтожение. И исподволь каждый новый пласт назначенцев в силу своих возможностей и ограниченных потенциалов сопротивлялся этому, но сопротивлялся под ковром и не выходил на открытые столкновения.

Следующий острый конфликт силовиков с либералами достиг своей верхней точки весной 1996 года в ходе кампании по выборам президента. Тогда вопрос заключался вовсе не в том, кто выиграет — Ельцин или Зюганов, а в том, с кем Ельцин пойдет на второй срок — с "силовой" группой Коржакова или с либеральными олигархами Чубайса и Березовского. Как известно, победили олигархи. Причем вовсе не тогда, когда после истории с коробкой из-под ксерокса Коржаков был снят с должности, а за три месяца до этого, когда министры МВД и Минобороны из-за соображений межведомственной конкуренции и собственной ограниченности отказались выполнять предложенный главами СБП и ФСБ план переноса выборов, ставивший Ельцина в полную зависимость от силовых структур, что могло свалить группу Чубайса и олигархов.

Борьба за высшую власть осенью 1999 года обошлась внешне без столкновения либералов с силовиками. Но развязанная чеченская война и активные действия ФСБ против Лужкова и Примакова показали, что Кремль сумел переманить "силовиков" на свою сторону, в чем сыграла роль и Приштина и удары по Кавказу. За год до этого после дефолта либерально-олигархические круги впали в глубокую деморализацию и, за исключением двух медиамагнатов, у "семейного" клана практически не было ничего за душой. Лужковско-примаковский блок легко брал власть с опорой на губернаторов и силовиков, что могло бы покончить с диктатом группы либералов Чубайса и олигархов. Но конформизм лидеров этого блока и нежелание делать ставку на силовые структуры полностью отдали инициативу в руки либерального Кремля, представители которого еще не до конца пришли в себя к началу избирательного цикла. Поэтому борьба в тот момент велась между конфедералистскими по духу региональными элитами и централистски ориентированными силовыми ведомствами: ФСБ, МВД и, в первую очередь, армией, которая в ходе популярной тогда второй чеченской войны, по сути дела, и привела Путина в Кремль. Однако надежды на Путина и его эволюционную трансформацию в "национальное русло", на разрыв с либералами в экономической и политической деятельности оказались тщетными. Простая и безумная сдача кубинских баз, отказ от поддержки Аджарии и увод "аджарского руководителя", наконец безумные либеральные новые шаги типа борьбы с льготами продемонстрировали, что проглобалистская линия торжествует.

Но, опять же, политическая динамика оказалась сложнее. США при К.Райс приняли "новый курс" в отношении СНГ и в плане демонтажа РФ, прежде всего в ее ядерном комплексе. Это в конечном счете автоматически означает" уничтожение силовиков и их спектра влияния с объемами полученной собственности. При этом сам Путин оказывается по своим прошлым делам слишком глубоко затянутым во взаимоотношения со своими силовыми соратниками. Их уход ведет и к его личному уничтожении. Политическому или даже другому. Возникает таким образом новая конфигурация. Конфигурация борьбы за преемственность и верховную политическую власть. Она стала перемежаться и с внешнеполитической динамикой. Здесь и сближение с КНР, и требование УХОДА США из Средней Азии, и маневры с китайцами на их территории. Наконец, открытый вызов по Белоруссии и, конечно, по ядерным материалом и контролю за ядерным потенциалом. Если такая схема удержится — а это только личные решения Путина — то мы окажемся в новом периоде. И в этом развороте нам нужно будет пересматривать отношения с Кремлем. Хотя, честно говоря, шансов и надежд не так уж много.

Сейчас, по мере приближения 2008 года, столкновение либералов с силовиками имеет все шансы вновь выйти наружу и достичь новой кульминации под воздействием всех вышеперечисленных факторов. Правда, далеко не факт, что это обязательно произойдет в обозначенный срок. Если Путин пойдет на продление своих полномочий, к чему его, по некоторым признакам, подталкивают Сечин и еще целый ряд "ближних соратников", можно ожидать отсрочки в выяснении отношений, продления нынешнего квазизастоя и нового цикла с подавлением" либералов". И самое главное — будут осложняться отношения и с Вашингтоном. Или, наоборот, ускорения развития конфликтов в обществе и власти. Тогда все решится значительно раньше. И, тем не менее, большинство элитных групп сегодня готовится к уходу Путина и смене власти именно в 2008 году.

На этот случай либерально-олигархическое крыло Кремля уже располагает своим кандидатом в президенты Дмитрием Козаком, имеет четкий план действий и столь же четкие договоренности Чубайса с американцами. В первую очередь с Демократической партией США, которая, видимо, придет к власти в Вашингтоне в том же 2008 году, и, следовательно, с ее представителем в Белом доме следующему президенту России, кто бы он ни был, придется работать.

Очевидно, что при реализации данного сценария нынешним кремлевским силовикам места нет. Не секрет, что наши "демократы", вдохновляемые из-за океана, буквально на генетическом уровне ненавидят все, что связано с силовыми структурами, которые ассоциируются у них с выдуманным ими же понятием "русский фашизм". Либералы ни за что и никогда не простят силовикам свои волнения и страхи перед "репрессивными инстинктами чекизма", заставят ответить за "разгром" гусинского НТВ, за "дело ЮКОСа" и "преступления в Чечне", подвергнут армию и ФСБ очередным чисткам и реорганизациям, ребром поставят вопрос о люстрациях.

Иными словами, у силовиков, если и как только они убедятся, что Путин на третий срок не идет, выбора не остается. Либо они попадут под политическую зачи ...

Быстрая навигация назад: Ctrl+←, вперед Ctrl+→