Волчица и пряности. Том 16. Солнечная монета. Книга 2 из 2.

Глава 6

Котомка, брошенная на стол, привлекла их взгляды.

Потому что принадлежала она Коулу, который должен был находиться далеко отсюда, на пути к городу Киссен.

Разбойник, вор, грабитель – такие слова сразу промелькнули у Лоуренса в голове. Как бы силен ни был дух Коула, мальчик ничего не мог поделать с грубой силой.

Но все равно это было странно. Факты не стыковались друг с другом.

Подняв глаза, Лоуренс увидел стоящего возле стола худого мужчину в плаще с надвинутым на самые глаза капюшоном. Лоуренс принялся копаться в памяти, но силуэтом мужчина не походил ни на одного знакомого. Более того, Лоуренса смущало то, что от него совершенно не исходило чувство угрозы. Если и чувствовалось что-то, то скорее атмосфера утонченности.

Загадочный незнакомец двинулся прочь беззвучно, точно призрак. У Лоуренса даже в мыслях не было направиться следом.

В себя он пришел, когда Хоро схватила котомку и вскочила на ноги.

Кое-как ему удалось выдавить одно-единственное слово.

– …Погоди.

Глаза Хоро под капюшоном, жутковато немигающие, уставились на него.

В этих полных гнева глазах Лоуренс прочел: «Если ты меня остановишь, то станешь таким же врагом, как он».

– Он не может быть один. Где остальные? – сказала Хоро.

Она смотрела прямо на Лоуренса.

Гнев настолько переполнял ее глаза, что места для сочувствия в них не оставалось.

Лоуренс оставался на месте, принимая ее взгляд; дыхание Хоро становилось все тяжелее. Кровь ударила ей в голову; она явно не могла держать себя в руках. Ее хрупкие плечи поднимались и опускались, точно она была в жару – и все же каким-то чудом ей удалось сдержаться и не взорваться.

Она походила на кузнечные мехи, подающие воздух в горн.

Вскоре рассудок все же вернулся в ее глаза.

– Остальные? – переспросил Лоуренс. Хоро поднесла руку к глазам, точно у нее со сна кружилась голова, и, сделав глубокий вдох, огляделась.

– Не знаю. Скорее всего, ушли. Но, – из-под губы показался сверкающий клык, – сколько их там, не имеет значения.

Переубедить ее было невозможно. Мгновенно поняв это, Лоуренс кивнул.

Он положил на стол то, что они остались должны лавочнику, встал и подошел к Хоро.

– Давай сначала убедимся. Это точно Коула?

Вместо ответа Хоро пошуршала котомкой.

Она выглядела знакомо, и, когда Хоро ее потерла, она слабо запахла Коулом.

Нос Хоро, уж конечно, не спутал бы этот запах ни с каким другим.

И когда Лоуренс распустил завязку и заглянул внутрь, он узнал пожитки Коула: лоскутки ткани, фальшивые бумаги, за которые Коул отдал все свои деньги, и несколько монеток.

Явно это было не простое ограбление: забрав все это, прибыли не извлечь.

И те, в чьих руках был сейчас Коул, знали про Хоро.

– Ты можешь проследить за ними?

Вопрос Лоуренса породил улыбку на лице Хоро.

– Даже будь мир бескрайним, им от меня не уйти.

Хоро зашагала по оживленной улице – с такой уверенностью, будто видела дорожные указатели. Несмотря на то, что стояла глубокая ночь, суматоха в городе все не стихала.

Однако атмосфера изменилась с праздничной на какую-то липкую, неприятную. Люди, бродящие по улице, говорили неразборчиво, смеялись, с трудом держась на ногах, и пили спиртное, смахивающее с виду на конскую мочу.

Лоуренсу это напомнило одну книгу, написанную служителем Церкви, которого древний святой водил по преисподней. Люди на дороге в ад предавались семи смертным грехам, не уставая петь хвалу фальшивой весне этого мира. Вокруг были цветущие цветы из лавы. Тела шлюх, даже не осознающих, что они умерли, – спелые, точно плоды граната.

В городе Леско, управляемом компанией Дива, не было гильдий, сующих нос во все дела и устанавливающих разные запреты. В любом другом городе глупый смех и пение, доносящиеся изо всех уголков, несомненно, были бы сочтены противозаконными.

Даже звезды и луна в зимнем небе, прежде такие прекрасные, что дух захватывало, сейчас попрятались.

Если бы кто-то в эти минуты смотрел на город откуда-нибудь издалека и с высоты, ему показалось бы, что перед ним котел, в котором кипят багровые огни. Совсем недавно Лоуренсу казалось, что город полон надежды и предвкушения, но сейчас атмосфера словно бы изменилась разительно. Как будто котомка Коула, брошенная на стол, развеяла чары.

Сжав руку Хоро, Лоуренс пробирался мимо пьяниц, точно делая стежки иголкой.

Компания Дива создала этот город после тщательных приготовлений, проявив при этом безграничную смелость и несравненную мудрость. Великолепие этого наполняло Лоуренса гордостью как торговца. Однако Леско оставался созданным городом. Картины того, что могло происходить за сценой этого внушительного монолита, громадное количество денег и привилегий, работающих там, пугали Лоуренса.

Остановившись перед проулком, Хоро фыркнула.

Даже вглядевшись, Лоуренс ничего не видел: горящие на улице костры делали темноту проулка еще более глубокой, чем обычно. Здесь было идеальное место для ловушки.

– Что ж, если играть нечестно, то так даже удобнее, – заявила Хоро и, вытащив из-под балахона мешочек с пшеницей, который носила на шее, с хрустом потянулась. Сдерживаться она явно считала излишним.

Хоро смело шагнула вперед. Лоуренсу оставалось лишь последовать за ней, перекинув котомку Коула через плечо.

Проулок очень наглядно показывал нынешнее состояние города – то, что он непрерывно рос. Здесь не было еще даже дорожек для пешеходов, но по обе стороны уже высились полувозведенные здания, а рядом виднелись горы строительных материалов, которые явно совсем недавно использовались по назначению, а сейчас их оставили на милость ветра и дождя.

Увидев это при свете дня, Лоуренс, несомненно, подумал бы, что это воплощение надежды, охватившей весь город.

Но сейчас, посреди ночи, эта картина, еще и со снежными заплатками то тут, то там, заставила его почувствовать, что он видит истинную изнанку этого ослепительного мира.

Затаив дыхание, Лоуренс шел рядом с Хоро, для которой прогулка в темноте никакой проблемы не представляла. Проулок уткнулся в маленькую площадь. Она была окружена домами, а в центре располагался колодец. Если эти дома проданы и заняты, днем на этой площади, скорее всего, очень оживленно.

Однако прямо сейчас горы материалов и недостроенные дома выглядели как после войны.

А на крышке колодца обнаружилось нечто неожиданное: кролик.

Сперва Лоуренс подумал, что зверек сбежал из какой-нибудь лавки, однако тот совершенно не пытался удрать или спрятаться.

Наконец-то Лоуренс осознал, что глаза кролика светятся разумом – он явно был способен понимать человеческую речь.

Хоро сделала глубокий вдох, с трудом удерживая себя от того, чтобы в ярости наброситься на зверька.

– Приношу свои извинения за то, что вынужден был огорчить владельца этой котомки, – произнес кролик. Как и ожидал Лоуренс, речь его была изысканной и отчетливой. – Но я не причинил ему зла. Я предпочитаю избегать подобного развития событий.

Оценивать истинность или ложность этого заявления лучше всего было доверить Хоро. От Лоуренса же требовалось сохранять спокойствие и наблюдать за происходящим.

– Чего ты добиваешься? – спросил Лоуренс.

Не могло же это быть простое вымогательство.

Ведь противником был говорящий кролик, который, более того, знал про Хоро.

– Мои товарищи видели, как вы шныряли по Ренозу. Я приказал им разведать, каковы намерения столь странной пары – торговца и волчицы.

– И что же ты узнал?

При этом вежливом вопросе Лоуренса уши кролика встали торчком, и он ответил:

– Нам нужна запретная книга.

Лоуренс почти не удивился. Если этот кролик раскрылся перед ними, показав котомку Коула, да еще приказал наблюдать за ними в Ренозе, такое заявление было вполне ожидаемо.

– …С какой целью?

– Без цели как-либо навредить вам двоим, смею заверить.

Однако на вопрос Лоуренса кролик не ответил. Возможно, его слова были сказаны всего лишь для того, чтобы Хоро держала себя в руках.

Хоро явно была готова броситься на кролика при малейшем поводе. Ее ручка продолжала стискивать мешочек с пшеницей на груди.

Кролик, глядя на Лоуренса и Хоро, заявил:

– Над северными землями нависла неслыханная угроза.

Лоуренс резко втянул воздух.

На его взгляд, существование запретной книги могло послужить искрой, которая ввергнет северные земли в хаос; идея, что книга может спасти земли от опасности, казалась ему малореальной.

– Если мы получим книгу, то, возможно, предотвратим эту угрозу.

Кролик говорил очень правильно. Произношение его было идеально, и вообще манера речи соответствовало высокопоставленной особе.

Однако шнурок котомки Коула был перерезан. Лоуренс не считал, что речи кролика были просто беседой или, скажем, переговорами. Это была угроза: «В следующий раз на столе может оказаться его голова».

– Кто ты такой? – спросил Лоуренс.

Ответ кролика заставил Лоуренса невольно вскинуть голову.

– Хильде Шунау. Казначей компании Дива.

В любой торговой организации казначей – правая рука владельца. Это существо явно занимало очень высокое положение в компании Дива. Такую крупную организацию, способную даже чеканить собственные деньги, без особого преувеличения можно назвать настоящим королевством.

А значит, Лоуренс и Хоро сейчас р ...

Быстрая навигация назад: Ctrl+←, вперед Ctrl+→