Масоны у власти

Брачев В. С.

Б 87 Масоны у власти / Виктор Брачев. — М.: Алгоритм, Эксмо, 2006. — 640 с. — (Политический детектив).

ISBN 5-699-17105-3

Труд профессора В. С. Брачева посвящен одной из наиболее сложных и малоисследованных проблем отечественной истории, связанной с ролью тайных масонских сообществ в нашей стране. В отличие от существующих работ на эту тему автором предпринята попытка комплексного освещения всей истории русского масонства, начиная от первых его шагов в XVIII в. и заканчивая современностью. Особое внимание уделено роли масонского фактора в революции 1917 г., а также интеллигентским сообществам масонского характера 20-х и 30-х гг. XX века в советской истории. Значительный интерес представляет и попытка автора раскрыть сложное и подчас неоднозначное отношение к этим сообществам со стороны ОГПУ — НКВД. Работа основана в значительной части на не исследованных ранее материалах КГБ СССР.

УДК 061.236-94(47) ББК 86.42/63.3(2)

Предисловие

Горбачевская «перестройка», крах коммунистического режима и распад государства, несомненно, способствовали оживлению антигосударственных, антинациональных сил в нашей стране. Конечно же, силы такие были у нас всегда. Но если раньше, причем не только в Советском Союзе, но еще и в царские, дореволюционные времена, их сколько-нибудь организованная деятельность сдерживалась государством и его карающими и надзирающими структурами, то сегодня на этом нашем внутреннем, так сказать, фронте положение принципиально иное и, прикрываясь личиной «общественных организаций граждан», силы эти имеют возможность действовать открыто и уже на вполне легальных основаниях. Одной из таких антигосударственных и антиправославных сил в нашей стране всегда, и причем официально (за исключением, пожалуй, первого периода царствования Екатерины II и времени Александра I), считалось масонство.

Однако не все так просто. Дело в том, что наряду с отчетливо выраженной политической струей (она-то, как раз, и представляла наибольшую и видимую опасность для государства), львиную долю среди масонского сообщества всегда составляли ложи так называемого религиозно-нравственного характера (нравственное или философское масонство), ставящие во главу угла не борьбу за прогресс и демократию, а благотворительность, добрые дела и работу над своей душой. Кроме того, наряду с традиционными масонскими ложами в России всегда существовало великое множество разного рода парамасонских религиозно-мистических орденов, кружков и братств. Конечно же, в глазах чиновников Департамента полиции дореволюционной России или следователей ОГПУ—НКВД СССР 1920—1930-х годов под подозрение попадал практически любой религиозно-мистический кружок или братство, деятельность которого не была санкционирована государством, и, пресекая ее, они мало задумывались, какие это масоны и масоны ли это вообще.

Не всегда легко бывает зачастую определить, где в деятельности таких кружков и орденов кончаются так называемые «духовные искания» русской интеллигенции и начинается политика (если она была), и профессиональному историку. И уж тем более недопустимо огульное объявление деятельности всех без

исключения таких масонских и парамасонских сообществ антигосударственной и антинациональной.

Говорить об этом приходится потому, что некоторые исследователи, увлекшись обличением и бичеванием масонства, явно «хватают через край». «Подобно идеологии фашизма, — пишет, например, профессор О.А. Платонов, — масонская идеология должна быть объявлена вне закона, а ее носители подвергаться суровому уголовному преследованию. Масонские ложи и близкие к ним организации вроде клубов «Ротари» или «Пэн-клубов» должны быть справедливо приравнены к фашистским организациям и запрещены>Л Абсурдность приравнивания О.А. Платоновым масонства к фашизму очевидна. Вызывает возражения и его призыв подвергнуть суровому уголовному преследованию всех «носителей масонской идеологии». Ведь преследовать их О.А. Платонов предлагает не за какие-то конкретные преступления, а за «идеологию», которой они придерживаются, то есть за их образ мыслей. Все это мы, как говорится, уже проходили.

Конечно же, материала для вывода об отрицательной в целом роли масонства в нашей истории и его критики у нас более чем достаточно. Однако критика эта не должна превращаться в огульное поношение его, своеобразный с позиций сегодняшнего дня суд над ним. Ведь историк все-таки еще не судья, не прокурор и не государственный обвинитель. Позиция так называемого «спокойного» историка в этой ситуации куда более уместна. Очевидно, что здесь есть над чем подумать и с деятельностью каждого из такого рода интеллигентских религиозно-мистических сообществ нужно разбираться отдельно. Тем более что отношение самой власти к масонским и парамасонским сообществам, как показывает обращение к источникам, было на протяжении истории довольно-таки противоречивым и не всегда однозначным.

Собственно, раскрытию этой противоречивости и неоднозначности в рамках общей темы «Масоны и власть в России» и посвящено основное содержание данной книги. Много места отведено в ней также персоналиям и конкретике духовных исканий русской интеллигенции, которые как раз и являлись, да, собственно, и сегодня являются питательной средой для возникновения разного рода масонских и парамасонских структур. Третья тема данной книги — характерная для целого ряда масонских и парамасонских сообществ практика своеобразного «обволакивания» власти, а в конечном счете и попытки непосредственного вхождения в нее (политическое масонство).

В самом деле, что бы там ни говорили нам сегодня адепты «вольного каменщичества» в его пользу, факт остается фактом: открытая политика совсем не в духе этого сообщества. Скорее напротив: во все времена и во всех странах братья-масоны всегда стараются держаться прямо противоположной тактики и

действуют из закулисья, не афишируя своих истинных намерений.

Другими словами, изучение истории масонства исподволь выводит нас на другую, не менее интересную и тесно связанную с ним проблему — проблему тайной власти в современном мире. «До сих пор, — пишет в связи с этим известный петербургский историк Л. В. Островский,преобладает мнение, будто бы действующие на политической авансцене исторические персонажи являются теми, кто располагает реальной властью в обществе. При этом мы совершенно забываем о том, что по законам сценического искусства даже главные герои руководствуются уже готовым сценарием, что, кроме артистов, действующих на сцене, кроме сценариста, есть еще режиссер-постановщик и хозяин театра, которые если и появляются на сцене, то лишь в случае успеха. Между тем именно в их руках находится и выбор репертуара, и подбор труппы, и режиссерское исполнение авторского замысла.

Одно из отличий политической сцены от театральной заключается в том, что авторы политических сценариев, политические режиссеры-постановщики, продюсеры и импресарио, как правило, не указываются на афишах и не любят выходить на сцену даже под шум оваций. Именно поэтому мы обычно не знаем реальных хозяев общества и не понимаем механизма реальной власти. Постановка вопроса о масонах является попыткой заглянуть за кулисы видимой власти. Даже в том случае, если мы не обнаружим там масонов или же если окажется, что масоны представляли собою ту же сценическую труппу, только первого состава, выступающую для избранной публики и только ей известную, все равно изучение того, что происходило в дореволюционной России за кулисами видимой власти, за кулисами политических партий и революционного движения, имеет принципиальное значение, и изучение этого исторического пласта, способное перевернуть многие наши нынешние представления, можно только приветствовать»2.

Сказанного достаточно, чтобы уяснить причины популярности темы тайных сил как в русской, так и в мировой истории. Однако тайные силы — это не одни только масоны. Не последнюю роль в деятельности закулисья всегда играли и играют финансовые круги или, проще говоря, большие деньги. Однако и власть денежного мешка, финансовой олигархии оказывается зачастую бессильной перед силой незримых корпоративных связей, которыми буквально окутана элита современного общества и благодаря которым оно, в сущности, сегодня и держится. Собственно говоря, потребностью общества в существовании и налаживании таких корпоративных связей и объясняется живучесть и триумфальное шествие масонства в мире на протяжении столетий.

В последние годы наряду с масонами и финансистами к тайным силам, которые якобы и управляют современным миром,

некоторые исследователи начинают относить еще и спецслужбы. «Итак, — констатирует в этой связи Л.Е. Виноградов, — крупный капитал, масоны и спецслужбы — вот таинственный треугольник, именуемый ныне «мировой закулисой». Внутри этого треугольника и идет непрекращающаяся борьба различных центров влияния, но происходит и процесс консолидации. Как бы то ни было, все стороны этой фигуры имели огромное влияние на ход истории в XX веке»3.

Причастность «вольных каменщиков» практически ко всем значительным потрясениям в мире на протяжении последних трех столетий приводила и приводит к широкому общественному движению против масонства, причем в борьбе с ним противники его никогда не стеснялись в средствах, приписывая ему всевозможные преступления против человечества, начиная от обвинений в сатанизме, поклонении дьяволу, и кончая атомными бомбами, сброшенными в августе 1945 года на Хиросиму и Нагасаки по приказу тогдашнего американского президента масона Гарри Трумэна.

Конечно же, в поддержку версии существования масонского заговора против России всегда высказ ...

Быстрая навигация назад: Ctrl+←, вперед Ctrl+→