Галантный «Водовоз»

Галантный «Водовоз»

В. Востоков

Вспоминается одно дело, возникшее в Казахстане. Оно начиналось так.

Однажды служебные дела привели меня в один из районов области, в совхоз «Красный луч». Директор совхоза в конторе принимал рабочих. Чтобы не мешать ему, я сел в сторонке на скамейку около окна и молча наблюдал за рабочими, обступившими стол директора. В кабинете стало сразу шумно. Я удивился, как в такой сутолоке директор мог решать деловые вопросы. Но, как видно, все шло хорошо, и люди, получив необходимые разъяснения, по одному покидали кабинет, громко хлопая дверью.

Мое внимание привлек посетитель, невозмутимо ожидавший своей очереди в противоположной стороне от меня. Среди толпившихся в кабинете людей он выделялся несколько необычными манерами. Я не сводил с него глаз. Он заметил мое любопытство и молча поприветствовал меня кивком головы. Когда отошел последний посетитель, мой незнакомец направился к директорскому столу. Мне не было слышно, о чем они говорили, но я видел, как он, почтительно наклонив голову, слушал директора. А когда он ушел и на прощание не забыл мне поклониться, я окончательно был им покорен.

— Кто это?

— Водовоз. Просил дров на зиму. Грамотный мужик, башковитый. Предлагали другую работу — отказался. А с дровами у нас целая проблема. Пришлось отказать.

Через неделю подошел конец моей командировке. Перед отъездом я зашел в райотдел госбезопасности. Начальник, майор Козинцев, уже немолодой человек, рассказал о делах, которыми был занят. В частности, упомянул о некоем Ли Ку из совхоза «Красный луч».

— Вот познакомьтесь с заявлением.

«В совхозе „Красный луч“, в подсобном хозяйстве, работает Ли Ку, — сообщал заявитель. — Живет один. Думается, что он никогда не занимался физическим трудом и почему-то вдруг устроился водовозом. Никто из поселенцев его раньше не видел и не знал…»

Я рассказал начальнику райотдела о моей встрече с водовозом.

— Это он, — сказал Козинцев.

— Любопытно.

Сигнал о Ли Ку заслуживал пристального внимания. Иностранная разведка имела агентурную сеть на Дальнем Востоке и особенно в районах, откуда прибыли переселенцы.

Спустя некоторое время в «Красный луч» под видом инспектора заготовок был направлен капитан Тен, наш оперативный работник, владевший корейским языком. Находился он в совхозе недолго, но сделать успел многое. Так, он узнал, что Ли Ку родился в Благовещенске. Там учился в школе, а позже с родителями переехал во Владивосток. Здесь женился, жил на станции Посьет. Работал разнорабочим на вагоноремонтном заводе. Очень любил жену, но она от него ушла. Тогда он уволился с работы и уехал подальше от этого места.

— Значит, ложная тревога? — спросил я капитана.

— Пока не знаю, — ответил Тен. — По-моему, этот Ли Ку не кореец. В его речи проскальзывают выражения, не свойственные корейскому языку. Настораживают и его манеры. Он прибыл на поселение в одиночном порядке. Одним словом, личность Ли Ку заслуживает дальнейшей проверки… Конечно, я нисколько не удивлюсь, если допустим, он бегает, например, от алиментов…

Майор Козинцев после этой беседы стал регулярно извещать нас о поведении Ли Ку в совхозе. «Никуда не ездит. Почти ни с кем не общается. После работы копается в палисаднике, поливает цветы».

Мы сделали запрос в Благовещенск и Владивосток, попросили проверить имевшиеся там сведения о Ли Ку. Ответы пришли быстро. Они в деталях совпадали с известными нам данными о корейце-водовозе, но одно обстоятельство нас озадачило. Из Владивостока на наш запрос прислали фотокарточку Ли Ку, который умер три года назад, и даже справку о месте его захоронения. На фотокарточке был изображен, без сомнения, водовоз из «Красного луча». Тот же овал лица, разлет бровей, глаза…

— Теперь что ты на это скажешь? Полюбуйся на своего алиментщика.

— Чертовщина какая-то! — воскликнул капитан Тен. — Умер во Владивостоке и через три года воскрес здесь, за тысячи километров от своей могилы. Вот так покойничек! Неужели напали на нелегала?

— Не похоже. Слишком легкомысленно для разведки, чтобы она могла допустить такой прокол. Не будем спешить с выводами. Оформляйте, капитан, командировку в Приморье, — сказал я Тену.

Прилетев во Владивосток, он сразу же отправился на кладбище и с помощью сторожа отыскал нужную могилу. А когда сторож удалился, достал фотографию «водовоза», сличил ее с той, что была на надгробии. Точно, это он, Ли Ку. Тен внимательно осматривал заросший могильный холмик, серый надгробный камень. И вдруг за спиной услышал голос:

— Что вас интересует, товарищ капитан? Вы не первый, кто интересуется этим покойником. Он вам не родственник?

Сторож, маленький, сухонький старичок в поношенном ватнике, стоял в нескольких шагах от капитана.

— Двоюродный дядя, — ответил Тен. — Когда он умер, я находился в загранплавании. Вернулся, зашел в квартиру, а там уже другие жильцы. Даже не удалось узнать, где живет его бывшая жена.

— Так она же умерла. Вот и ее могилка, рядом… — сторож показал рукой на соседний холмик. — Сначала — он, а через полгода примерно и она…

— Кто же их навещал?

— Двое мужчин. Русские. Постояли минуты две и ушли.

«Видимо, наши местные товарищи», — подумал Тен, а вслух спросил:

— А кто же поставил этот камень? И почему только над могилой дяди?

Сторож задумался, зажал в кулаке бороденку:

— Какие-то корейцы. Этак годика два назад.

— Надо бы поставить памятник и тете…

В доме, где жил Ли Ку, заявили, что человека, изображенного на фотографии, они не знают. Настоящий Ли Ку, который здесь жил, три года назад умер. Родственников у него не было, и памятника ему никто не ставил. Бывшая жена Ли Ку умерла вскоре после его смерти при обстоятельствах довольно загадочных: якобы покончила с собой, отравившись. Многие, в том числе и ее второй муж, считают, что это не самоубийство, но доказать этого не удалось…

На вагоноремонтном заводе Тену вручили фотографию настоящего Ли Ку.

Тем временем Козинцев сообщил о появлении новых странностей в поведении Ли Ку. Несколько раз водовоз выезжал в дальние села района, разыскивая будто бы то ли родственников, то ли знакомых, которые когда-то жили во Владивостоке.

Надо было спешить. Перед нами стояла задача со многими неизвестными, и было трудно предугадать дальнейший ход противника, если, конечно, мы имели дело с ним. Поэтому требовались более острые и оперативные меры проверки личности Ли Ку. Тогда-то и родилась идея, как побудить Ли Ку к активным действиям.

Тен снова срочно выехал в «Красный луч». Разработанный план увенчался успехом.

И вот меня вызвали в областное управление.

…Передо мной сидит Ли Ку. Рядом Тен. Я вижу, у Тена почему-то перевязана правая рука. Но он спокоен. Подчеркнуто вежливо Ли Ку отвечает на мои вопросы. Мы уже целый час добиваемся от него правдивых показаний. Однако он упорно твердит одно и то же.

— Скажите вашу настоящую фамилию.

— Я сказал Ли Ку, пожалуйста.

— Где вы проживали до приезда в совхоз «Красный луч»?

— Повторяю, во Владивостоке на Посьетской.

— А работали?

— На вагоноремонтном заводе чернорабочим, — невозмутимо повторяет Ли Ку.

— Сколько зарабатывали в месяц?

Здесь на какую-то долю секунды Ли Ку замешкался с ответом.

— Пожалуйста… Когда как… — наконец последовал неуверенный ответ.

— Отвечайте на вопрос конкретно.

— Примерно… около двух тысяч рублей.

— Что-то многовато. Где находится ваша жена?

— Не знаю. Я с ней развелся. Ушла к кому-то.

— Давно?

— Давно.

— А точнее?

— Не помню. Какое это имеет значение?

— А такое, Ли Ку, что вы не можете не помнить, если, конечно, вы тот, за кого себя выдаете, сколько зарабатывали в месяц, дату, когда развелись с женой. Понимаете?

— Было бы о чем хорошем помнить.

— Вот посмотрите на эту фотокарточку. Кто это? Скажите.

— Не знаю такого. Впервые вижу.

— А эту узнаете?

— Конечно. Моя, но откуда она у вас?

— По документам вы, Ли Ку, умерли три года тому назад и захоронены на кладбище. Вот, убедитесь, здесь официальные справки.

Ли Ку недоуменно смотрит на меня, затем на Тена, молча берет документы и громко смеется:

— Не Ли Ку я, а Ли Рим. Извините, что не сказал сразу. Жил в Сучане, на Лазо, 55. Работал на шахте в забое. Не женат. Что вас интересует еще? Ах, да, документы Ли Ку!.. Как они ко мне попали? Нашел на охоте, в тайге. Мои же сгорели при пожаре.

— Хорошо, поверим, что это действительно так. Но как ваша фотография очутилась на кладбище?

— Кто-нибудь пошутил.

— Нет, Ли Ку, или как вас там — Ли Рим? Не сходятся у вас концы с концами. Ответьте на такой вопрос: почему вы пытались бежать, когда услышали, что вас разыскивает жена? Вы холостяк, а жена Ли Ку… убита.

«Водовоз» вздрагивает, опускает глаза.

— И зачем вы ездили в совхоз «Рассвет»?

— Искал портняжную мастерскую, но ее там не оказалось.

— А вот Ким Сен, с которым вы там встречались, говорит другое. Кстати, он здесь, и вы можете продолжить с ним разговор. Но сначала скажите о том, почему вы, якобы переселенец, приехали в наши края не с основной группой?

— В то время я лежал в госпитале. Сломал ногу. На охоте.

— Вы военнослужащий?

— Ну, в больнице. Какая разница?

— А все-таки разницу улавливаете. Это хорошо. Адрес больницы?

— Пожалуйста… где-то на окраине Владивостока, точно не знаю.

— Владивостока или Сучана?

— Извините, Сучана.

— Вот видите, что получается. То Владивосток, то Сучан. Кем же вы там работали?

— Я сказал, на шахте. В забое.

— Покажите ...

Быстрая навигация назад: Ctrl+←, вперед Ctrl+→