Заязочка

Фанфик Роковая долька

Шапка фанфика

Пейринг: Новый Мужской Персонаж/Новый Женский Персонаж Гарри Поттер Северус Снейп Гермиона Грейнджер

Рейтинг: PG‑13

Жанр: Action/AU/Comedy

Размер: Макси

Статус: Закончен

События: Дамбигад, Независимый Гарри, Первый курс, Распределение в другие факультеты, Тайный план Дамблдора

Саммари: Гарри Поттер иногда встречал странно одетых людей, которые за что–то благодарили его и пожимали ему руку. А если бы они просто поговорили с ребенком?

Да и распланировавший все на годы вперед Дамблдор забыл, что человек не просто смертен, а очень часто еще и внезапно смертен.

Предупреждение: AU, ООС

Глава 1

Пруденс Гендельквист с тоской оглядела явно маггловскую улочку. Неужели опять промахнулась с аппарацией? Вроде бы ранновато для склероза. Интересно, ее никто не заметил? Не хотелось бы проблем с авроратом. Так и есть, в кустах явно кто–то сидел.

— Выходи! — строго проговорила миссис Гендельквист.

Из кустов послышался разочарованный вздох, и на дорожку выбрался худенький мальчик, одетый явно с чужого плеча. На почтенную ведьму внимательно смотрели большие зеленые глаза. Впрочем, под левым глазом наливался большой фиолетовый синяк, отчего глаз уже не выглядел таким большим. Бесформенные штаны порваны на коленке, круглые очки держались на одной дужке, а в волосах было полно мусора.

— Милый ребенок, — сказала миссис Гендельквист, — давай договоримся, ты никому не скажешь, что видел меня. А тетушка Пру вылечит твои раны и починит одежду. Идет?

— А кто такая тетушка Пру? — спросил мальчик.

— Я это. Меня зовут миссис Гендельквист, но ты можешь называть меня тетушкой Пру, мне так больше нравится.

Мальчик, приоткрыв рот, смотрел на почтенную даму. Миссис Гендельквист даже осмотрела свою мантию и новые туфли с пряжками. Все было в полном порядке. Хотя, это же был маггл.

— Милый ребенок, — вздохнула миссис Гендельквист, — тебе лучше забыть, что ты меня видел. Видишь ли, простым людям нельзя знать о магии и волшебниках. Если ты будешь рассказывать о нашей встрече, то тебе сотрут память. Ты ведь не хочешь этого?

Мальчик покачал головой.

— Мэм, — сказал он, — никакой магии не существует. И волшебников тоже.

— Ты что–то путаешь, милый ребенок, — сказала миссис Гендельквист, — по–твоему меня не существует? Давай–ка.

Она достала волшебную палочку и осторожно залечила синяки и царапины. Еще два взмаха починили очки и одежду.

— Ну как? — спросила она.

Мальчик потрясенно потрогал свое лицо.

— Ух ты! — пробормотал он.

— Ну вот видишь, — продолжала миссис Гендельквист, — магия есть, а я волшебница.

— Это ненормально, — проговорил мальчик, — дядя говорит, что это ненормальность и уродство.

— Хм, — миссис Гендельквист почесала в затылке, сбив шляпу набекрень, — а кто такой твой дядя, чтобы судить о таких вещах? И, кстати, как тебя зовут?

— Гарри Поттер, мэм.

Теперь миссис Гендельквист уставилась на мальчика, приоткрыв рот.

— Ты настоящий Гарри Поттер? — спросила она. — В самом деле? Ты меня не обманываешь?

Мальчик замотал головой.

— Извини, пожалуйста, мне нужно взглянуть на твой лоб, — сказала миссис Гендельквист, осторожно отодвигая длинную челку и всматриваясь в знаменитый шрам. — Да, ты действительно Гарри Поттер. Ну почему же тогда ты ничего не знаешь про магию? Ведь твои родители были волшебниками.

— Дядя говорит, что они были безработными и погибли в автокатастрофе, — сказал Гарри.

Миссис Гендельквист огляделась по сторонам. Кажется, их с Гарри никто не видел.

— А как ты смотришь на то, чтобы сходить ко мне в гости? — спросила она. — Мистер Гендельквист будет рад с тобой познакомиться. И мы выпили бы чаю с булочками и поговорили. Подожди–ка, Гарри Поттер, у тебя же сегодня день рождения? Тебя ждут друзья и дядя с тетей?

Мальчик покачал головой и вздохнул. Миссис Гендельквист еще раз посмотрела по сторонам и взяла ребенка за руку.

— Внимание! — сказала она. — Аппарируем!

Гарри Поттер блаженно улыбнулся, вспоминая этот потрясающий день. Самый волшебный день рождения в его жизни. Ну и подумаешь, что еле успел убежать от Дадли и его дружков. Зато познакомился с самыми настоящими волшебниками. И узнал про своих маму и папу. Никакие они были не безработные. Они сражались с великим темным волшебником и погибли. И сам Гарри был знаменит — шрам на его лбу остался от смертельного проклятия.

Все это рассказали ему тетушка Пру и дядюшка Дрю. И не только рассказали, но и дали почитать старые газеты и книги, где рассказывалось про те события и про самого Гарри. И подарили ему движущуюся фотографию его родителей. А еще был восхитительный пирог с ревенем, булочки, пирожные и чай.

А дом мистера и миссис Гендельквист просто потрясающий! Там были говорящие часы, на стенах висели движущиеся картины, а в горшочках на окнах росли невероятно красивые цветы, которые тихонько вызванивали какую–то мелодию. И что самое замечательное, тетушка Пру и дядюшка Дрю пригласили Гарри приходить к ним еще. Только про них нельзя было никому рассказывать. Как оказалось, волшебники скрывались от обычных людей. Гарри потом, наверное, тоже придется. Он теперь точно знал, что он волшебник, как папа и мама. Дядюшка Дрю подробно расспросил его про все странности, что происходили вокруг него, и объяснил, что это совершенно нормально для маленьких волшебников. Вот так вот. Ничего он не ненормальный. И не урод. Назвала же его тетушка Пру милым ребенком. Жалко, конечно, что мистер и миссис Гендельквист не настоящие его тетя и дядя. Вот было бы здорово, если бы они взяли его к себе. Он ведь мог бы помогать, убирать в доме, работать в саду. И посуду он мыть умеет. Надо будет потом предложить, вдруг получится. Да даже если и не получится, все равно сегодня был самый волшебный день…

И маленький мальчик, которому исполнилось шесть лет, заснул в своем чулане под лестницей в доме на Тисовой улице в городке Литл — Уингинг.

Дрю Гендельквист тяжело вздохнул и откинулся в кресле. Его почтенная супруга села напротив. К ней тут же подлетела корзиночка с рукоделием, но хозяйке дома было не до вязания.

— Ужасно! — сказала она. — Просто ужасно! Дорогой, надо что–то делать!

Мистер Гендельквист покачал головой.

— Я согласен, дорогая, что надо что–то делать. Вопрос в том, что именно? Мы не сможем забрать ребенка у этих людей. Раз Гарри отдали магглам и ничего не рассказали о его родителях, то это неспроста.

— Это отвратительно! — сказала миссис Гендельквист. — И он такой худенький! Так обрадовался угощению. А эта его одежда. Она же явно с чужого плеча. И эти очки…

Мистер Гендельквист поправил собственные очки в золотой оправе и вздохнул. Он не был склонен к решительным действиям, но в этом случае просто не мог остаться в стороне. С этим ребенком явно происходило что–то неправильное. Маленькие мальчики должны радоваться жизни, играть и учиться. А еще у них должно быть много вкусной еды, игрушек, книжек и прочего. И добрые взрослые, которые всегда придут на помощь, чтобы ни случилось. У Гарри ничего такого не было. А ведь если бы не этот мальчик, то очень может быть, что им с женой пришлось бы уезжать из Англии, бросать свой дом и мыкаться на чужбине. Известный ученый, специалист по чарам и рунам, мастер артефактор в том памятном 1981 уже получил то самое предложение, от которого нельзя отказаться. Темный Лорд хотел видеть его среди своих сторонников. Да, мистер и миссис Гендельквист были очень обязаны Гарри Поттеру.

— Знаешь что, дорогая, — сказал мистер Гендельквист, — я полагаю, что мы с тобой должны узнать как можно больше. Я завтра же отправлюсь в этот город и выясню все на месте. Посмотрю на этих опекунов Гарри и на соседей. А потом мы решим, что делать дальше.

Миссис Гендельквист кивнула. Она всегда знала, что ее муж очень умный, и что он обязательно что–нибудь придумает.

Мистер Гендельквист медленно шел по Тисовой улице. Ситуация ему нравилась все меньше и меньше. Магглы не обращали никакого внимания на почтенного пожилого джентльмена в светлом летнем костюме. Да и чары отвлечения внимания никто не отменял. Вот и дом номер четыре. Мистер Гендельквист огляделся и надел специальные очки, позволяющие видеть ауры и плетения заклинаний. Дом, в котором жил Гарри с родственниками, буквально светился от огромного количества чар. И почти все они были сигнальными. Очень интересно. Как эти магглы, а родственники мальчика были именно магглами, ничего не чувствовали? И у них не барахлили все эти приборы, которыми простецы пользовались в быту? Кто–то для них все зачаровывал? Интересно, зачем все это? Мальчика вполне можно было устроить в хорошую волшебную семью, где его обучали бы всему необходимому. А магглы жили бы себе и ни о чем этаком понятия не имели. Вряд ли дядя и тетя мальчика так яростно отрицали бы существование магии, если бы никогда с ней не сталкивались. А столкновение с миром волшебства могло быть и очень болезненным, что скрывать, многие колдуны и ведьмы не видели ничего дурного даже в довольно жестоких шутках над простецами.

Из соседней калитки вышел большой кот и уставился на волшебника. Это еще что такое? Кто–то живет среди магглов и держит у себя книззлов? Куда аврорат смотрит?!

— Кис–кис–кис, — донеслось от крыльца.

Книззл широко зевнул и направился к дому. Так–так, теперь только узнать, кто тут живет. Табличка на калитке извещала всех любопытствующих, что по данному адресу проживает некая мисс Фигг. А вот это мы сейчас и проверим.

Донести на мисс Фигг оказалось проще простого. Не прошло и часа, как на Тисовую улиц ...