Сладкий яд

ВНИМАНИЕ!

Текст предназначен только для предварительного ознакомительного чтения.

Любая публикация данного материала без ссылки на группу и указания переводчика строго запрещена.

Любое коммерческое и иное использование материала кроме предварительного ознакомления запрещено. Публикация данных материалов не преследует за собой никакой коммерческой выгоды. Эта книга способствует профессиональному росту читателей.

Миа Эшер

Сладкий яд

Добродетель – 2

Название: Миа ЭшерСладкий яд, 2016

Автор перевода: Cloud Berry

Оформитель: Оля Грачева

Перевод группы: http://vk.com/loveinbooks

 

Аннотация

Ронан.

Я влюбился в ложь...

В воплощенную красоту и разрушение.

Целовать ее было нежной песней.

Трахать – исступленной поэмой.

Любить – моей гибелью.

Но она принадлежала мне.

Или мне так казалось.

Лоренс.

Я сказал ей, что хочу ее тело.

А ее любовь – нет.

Я солгал.

Блэр.

Один предложил мне свою любовь.

Второй – целый мир.

Я падаю, падаю, падаю...

И моему падению нет конца.

 

Месть. Как же она опьяняет…

Пролог

Мы все глядим друг на друга, и меня заполоняет печаль, а в сердце впиваются острые когти грусти. Нутром я понимаю, что мы видимся в последний раз, и я к этому не готова.

Внутри меня все сжимается.

– Значит, это «прощай»?

Он смотрит на меня, и хоть не произнесено ни слова, я уже знаю ответ. Вижу в его глазах.

Глава 1

Ронан

– Зайка, ты куда-то уходишь?

Когда Ана заговаривает, я занят поисками своего белья. Я оглядываюсь. Она лежит, полуголая, на постели – копна волос, дерзко торчащая грудь и не одной извилины в голове.

– Только что звонила ассистент моего босса, попросила через час забрать его из Мидтауна. Созвонимся, ладно? – Пока я смотрю на нее, на голубые глаза и припухший от трудов над моим членом рот, то начинаю ненавидеть себя еще больше – за то, что не могу заставить себя перестать хотеть, чтобы она была Блэр.

– Но ты же говорил, что весь день будешь свободен.

Ненавижу это дерьмо. Я провожу сквозь волосы пальцами.

– Да, но у другого водителя возникли срочные семейные обстоятельства.

Сложив руки на груди, она фыркает.

– Вечно у тебя какие-то отговорки, Ронан.

– Ана, не начинай. Я думал, мы договорились. Мы спим вместе, и только.

– Все еще вспоминаешь ту, с кем я видела тебя в баре, да? – Она хмурит брови. – Которая смотрела на всех, будто никто ей не ровня.

– Ана, не надо, – предостерегающе говорю я.

– Я сразу поняла, что вы друг другу не пара. Для такой сучки ты чересчур хорош.

Я подхожу к кровати, наклоняюсь и агрессивно целую ее, трахаю ее рот своим и, когда Ана, моментально начиная отвечать мне, впивается в мои губы, на мгновение забываю о том, что, несмотря на внешнее сходство, она не Блэр. Я целую ее так, словно она та женщина, которая мое все и ничто. Женщина, которую я не могу забыть.

Когда поцелуй заканчивается, я отбрасываю ее черные волосы в сторону, беру за подбородок и силой заставляю посмотреть мне в лицо. Она морщится, и я понимаю, что моя хватка причиняет ей боль.

– Еще раз заговоришь о ней в таком тоне, и я за себя не ручаюсь. Пока, Ана. – Я отпускаю ее, и под моим взглядом она падает на кровать.

– Постой, Ронан, не уходи! Извини меня. Я не хотела…

Одевшись в свой обычный черный костюм, я, не оглядываясь, выхожу из ее спальни. Пока лифт везет меня вниз, прислоняюсь к стене и на секунду прикрываю глаза, эмоционально опустошенный от бурлящих во мне обиды и гнева.

Я сразу поняла, что вы друг другу не пара – звучат у меня в ушах слова Аны.

Быть может, она права. Быть может, я был слишком слеп, чтобы это увидеть.

Или, быть может, создал у себя в голове образ, которого в реальности никогда и не существовало.

***

Я жду, когда Лоренс сядет в «роллс-ройс», затем захлопываю дверцу и перехожу на водительское сиденье.

– Куда поедем, сэр? Назад в офис? – спрашиваю я, глядя на него в зеркало заднего вида.

Он отвечает, не поднимая глаз. Его взгляд направлен в открытую на коленях папку.

– Ты знаешь, нет. Отвези меня на запад 34-й улицы.

Когда я осознаю смысл его слов, сквозь меня проходит разряд шока. Я откашливаюсь. Повторяю адрес, словно, проговоренный вслух, он может превратиться в ошибку. Я уверен, что расслышал его неправильно. Этого просто не может быть.

Лоренс поднимает голову, и наши глаза встречаются.

– Да, все верно.

Ошеломленный, я немо киваю. Сжимая руль, смотрю, как костяшки моих пальцев белеют.

– Понял, сэр.

Пока я отъезжаю от здания, где Лоренс провел большую часть дня на встрече, во мне разливается страх такой силы, что невозможно сосредоточиться на дороге. В груди и пусто, и тяжело. Я не могу дышать.

Нет.

Пожалуйста, пусть это окажется не она.

Только бы не она.

Но пытаясь одурачить себя этим бессмысленным заклинанием, я, тем не менее, уже знаю правду. Точно наяву я слышу ее голос и ее вскрывающие душу слова…

Всю прошлую ночь я трахалась с другим.

И не по любви.

К тому времени, как я паркуюсь около ее дома и смотрю, как Лоренс исчезает внутри, я нахожусь в полнейшем оцепенении, пусть голос логики и твердит, что все происходящее невозможно. В моей пустой груди по-прежнему бьется сердце. Все так же струится по венам кровь, а легкие вдыхают воздух, который когда-то был пропитан ее ароматом. Но пока я вспоминаю сказанные ею напоследок слова, та темнота, та ненависть заново обволакивают меня, соблазняя своей горькой свободой. Медленно…

…но верно.

Я чувствую, как в моем сердце, ослабленном любовью к ней, наконец-то воцаряется тишина. Касаюсь своей груди, тру место, где должен быть этот бесполезный орган. Там ничего больше нет. Я свободен.

Я вижу ее первым.

И глядя, как она улыбается Лоренсу – точно так же, как однажды с тем же обманчивым светом в глазах улыбалась мне, – прекращаю сопротивляться и с готовностью сдаюсь темноте.

Да.

Я наконец-то свободен.

Глава 2

Блэр

Глазами, которые потенциально могут меня уничтожить, на меня смотрит тот, кого я меньше всего ожидала увидеть. Тот единственный, с кем я захотела большего.

– Блэр? – Услышав, как Лоренс зовет меня, я осознаю, что стою посреди улицы и, не мигая, смотрю на Ронана, еще более великолепного, чем мне запомнилось.

Я закрываю глаза, делаю, чтобы успокоиться, вдох и поворачиваюсь к нему лицом.

– Прости. Ты что-то сказал?

– Все в порядке? – В его голосе звенит любопытство.

– Да… Думала, увидела одного знакомого. Показалось, – лгу я.

Кивнув, Лоренс кладет ладонь мне на поясницу – его прикосновение собственническое, интимное – и подталкивает меня к машине. К человеку, который смотрит на меня так, словно я убила его любимого пса. Когда наши глаза снова встречаются, мое сердце начинает гулко стучать. Я хочу отвернуться – и в то же время хочу впитать все до единой черточки его родного лица, врезать их в свой мозг так глубоко, чтобы пошла кровь. Но то, что я вижу в его полных ненависти глазах, держит меня в заложниках.

Довольно. Я перевожу взгляд вперед, на проносящиеся мимо машины, на уличные огни, освещающие своим сиянием вечер, и притворяюсь, что не знакома с Ронаном. Я игнорирую человека, чьи поцелуи все еще горят на моих губах, чьи ласки до сих пор чувствует моя кожа, чьи слова я до сих пор слышу. Я игнорирую и его, и тесноту в груди. Я игнорирую все эмоции и слушаю голос разума. Как всегда.

Я оглядываюсь на Лоренса. Он переводит взгляд с Ронана на меня и обратно, и тогда я в попытке отвлечь его толкаю себя к нему.

– Насчет того, что ты сказал, когда мы вышли… – Я кладу на его твердую грудь ладонь, и мою руку простреливают искры.

– Да?

Я привстаю на цыпочки и, не заботясь о том, что Ронан наблюдает за нами, шепчу Лоренсу в рот:

– Я тоже тебя хочу.

Он наклоняется ко мне, собств ...